Пользовательский поиск

Книга Парк грез. Содержание - Глава 19. ЗАГАДКИ

Кол-во голосов: 0

Джина протянула ему руку, и он взял ее в свои ладони, сжал, а затем отпустил.

— Мы выручим тебя, Честер, — пообещала она. Он молча кивнул и криво улыбнулся.

Пятерка игроков последовала в вертолет. Люк закрылся, двигатель взревел, и в облачке пыли машина поднялась в воздух и исчезла в расколотом небе. Честер наблюдал, как закрылся разрыв в Небесах, поглотив вертолет.

— Теперь ждать, — пробормотал он. — Только ждать.

Глава 19. ЗАГАДКИ

— Мы прибудем на Небеса примерно через три минуты, — объявил мужчина с папкой. Он уже записал их имена. Его звали Джендаи.

Вокруг ничего нельзя было разглядеть, кроме излучавшего свет плотного голубого тумана. Лей сидел через проход от Гриффина, поставив локти на колени и подперев кулаками подбородок. Гриффин наклонился к нему.

— Как ты думаешь, что нас ждет?

— Что-то вроде проверки на сообразительность. Скорее всего загадки.

— Загадки?

Акация похлопала его по плечу.

— В давние времена осужденному преступнику предлагали отгадать несколько загадок. Если он выигрывал, то получал свободу.

— Неплохая сделка. А что получал местный царек?

— Развлечение. Представь себе закованного в цепи полумертвого от голода и пыток узника, который в королевском суде борется за свою жизнь. А некоторым было что терять: их ждали виселица или костер.

— А как все это применимо к нам? Мы будем сражаться только за голову Честера?

— Не только. Без Мастера, который будет руководить группой, мы практически лишимся шансов на успех. Лопес знает это и знает, что мы знаем. И поверь, он не замедлит воспользоваться своим преимуществом.

Голубой туман рассеялся. Впереди и сверху показались белые облака. На одном клубящемся облаке располагался стандартный двухэтажный дом. Когда они «поднимались» на уровень облака, Гриффин почувствовал, что кока-кола в его желудке подкатила к самому горлу. Это означало, что на самом деле вертолет опускался.

Они приземлились, и люк открылся. Игроки сошли прямо в доходивший им до колен туман. Почва пружинила под ногами. Крыша стоявшего неподалеку дома была покрыта белой черепицей, а окна закрывались бамбуковыми ставнями.

Изнутри доносились звуки бравурной музыки. Гриффин узнал увертюру к «Кармен» Бизе. Он принялся вполголоса подпевать, размышляя, чем же закончится все это безумие.

У дверей их приветствовал одетый во фрак слуга-европеец, который пригласил их войти с вежливостью жителя Старого Света. Джендаи вел их по узкому коридору, покрытому мягким белым ковром. На их пути не попадалось никакой мебели, и поэтому, когда проводник свернул в открытую дверь, Гриффин оказался не готов к тому, что открылось перед ними.

Комната имела грандиозный вид. Потолок терялся в вышине. Стены, казалось, уходили в никуда. Две стены были заняты книжными полками, а третья представляла собой огромную карту мира. На четвертой висели репродукции знаменитых картин. Гриффин узнал Пикассо, две вещи Дали, работу Фразетты.

Фразетта? Хотя почему бы Богу дня украшения комнаты не позаимствовать что-нибудь из будущего? Только вот картины не очень-то сочетались друг с другом…

В комнате стояли металлические стулья с плетеными или обтянутыми кожей спинками. У них был какой-то странный и неуклюжий вид, как будто их создатель не очень хорошо знал культуру, которую имитировал.

Они уселись в центре комнаты.

— Мне все это не очень нравится, — сказала Акация. — Слишком вежливо. Похоже, они пытаются усыпить нашу бдительность.

Гриффин барабанил пальцами по спинке стула. Он мог разглядеть названия книг на полках, которые представляли собой такую же странную смесь, как стулья или картины. Там рядом с комплектом энциклопедии «Британика» стояла переплетенная в кожу пятилетняя подшивка выходящего раз в квартал журнала «НЛО». Целая полка была заставлена томами из серии «Всемирная классика». Прямо под ней располагались книги в мягких обложках. Все это немного сбивало с толку.

Ему следовало бы вспомнить загадки. Ничего не получалось. В детстве он никогда не увлекался ими.

За дверью раздался звук шагов. Гриффин напряженно выпрямился на стуле. Он не позволил себе повернуться, чтобы посмотреть на вошедшего.

— Добрый день, — голос, определенно, принадлежал культурному человеку. Шаги приближались, и краем глаза Алекс заметил подошедшую к карте фигуру. — Если я не ошибаюсь, на Земле сейчас день? Отлично. Ваше путешествие было приятным? Чудесно, чудесно.

Это был темнокожий мужчина средних лет, крупнее и сильнее, чем большинство жителей Новой Гвинеи. Он носил легкую рубашку, белые плантаторские брюки с острыми, как бритва, стрелками. Сцепив руки за спиной, он слегка раскачивался из стороны в сторону. От него исходили почти осязаемые волны энергии.

— Меня зовут Йали, и я рад приветствовать вас на Небесах. Надеюсь, вам здесь понравится, — он сердечно рассмеялся, как от дружеской шутки. — Я очень надеюсь, что так и будет. Кроме того, некоторые могут остаться навсегда. Это действительно чудесное место, одно из немногих, где каждому воздается по заслугам. Ведь это и есть Небеса в человеческом представлении?

Он опять грубовато хохотнул.

— Ну вот, теперь, когда мы познакомились, не желаете ли разделить со мной ленч?

Йали хлопнул в ладоши, и две прекрасные темнокожие женщины, окруженные бледным сиянием, вкатили тележку с едой.

Оливер облизнулся.

— Надеюсь, это не трюк. Я умираю с голоду.

— Я тоже, — отозвалась Джина.

— Никаких трюков, — заверил их Йали. — Пожалуйста, наслаждайтесь.

Две тележки соединились вместе, образовали что-то вроде буфетной стойки. Здесь был колбасный фарш, консервированные ананасы, рис, мясной рулет, копченая говядина, ломтики белого хлеба.

Акация наклонилась к Гриффину.

— Обстановка выглядит так, как будто сошла со случайно выбранных страниц женских журналов середины прошлого века.

— Жутковато, не правда ли? — Гриффин взял легкие закуски, отказался от любезно предложенной кока-колы и вернулся на место.

Йали, улыбаясь, раскачивался на носках, и Гриффин застыл с куском во рту, вдруг вспомнив слова детской песенки: «Маленькие рыбки приветливо улыбались своими зубастыми ртами… »

Йали больше не мог сдерживаться.

— Я бы не хотел мешать трапезе, но мне кажется, что ваши головы тоже должны быть заняты, а не только рты, — он постучал пальцем по лбу. — Согласны?

Возражений не последовало, и Йали этого было достаточно.

— Уверен, что вы хотели бы знать, кто я такой и чем заслужил столь высокое положение на Небесах.

— Хорошо, Йали, считай, что мы заинтересовались, — Акация кивнула, не отрываясь от еды.

— Я родился в буше Нгаинг области Сор и принадлежал к клану Валалианг по отцу и клану Табинунг по матери. Во время второй мировой войны пришли европейцы и пообещали моему народу, что если мы будем сражаться с японцами, то получим все, что имеют европейцы: электрическое освещение, автомобили, металлические орудия, мясные консервы и так далее. Конечно, мы были взволнованы.

Поймите, мой народ жил простой и счастливой жизнью, пока не пришли европейцы с их оружием и миссионерами. Они объяснили нам, что мы потому лишены всех благ цивилизации, что произошли от Хама. Хам, как вы помните, был сыном Ноя, и после Потопа он смеялся над наготой пьяного отца. Я не очень хорошо разбираюсь в иудаистско-христианских мифах, но, кажется, Хам… нет, это его сын Ханаан, потомство которого было проклято и стало «рабами рабов». Так что, будучи изначально рабами и воплощением зла, мы не могли претендовать на тайну «Дороги грузов», не правда ли? Мой народ пытался приспособиться к диктату Церкви. Мы помогали европейцам строить дороги, разбивать плантации, послушно отправлялись на войну.

Я был одним из тех, кто сражался. Я погиб в джунглях, и поскольку был храбрым и добродетельным, то попал на Небеса. Здесь я понял, что Бог — не мой и не ваш, а истинный Бог — всегда хотел, чтобы мы получали свою долю богатств, и что европейцы забирали себе предназначенные для нас грузы.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru