Пользовательский поиск

Книга Парк грез. Содержание - Глава 12. НАБЛЮДАТЕЛИ

Кол-во голосов: 0

— Похоже на то. Пока не закончится игра «Сокровища южных морей», все подозреваемые находятся в одном месте. Они не знают, что мы ограничили поиски игровым полем А Наш юридический отдел заверил меня, что мы можем действовать по своему усмотрению, пока не закончится игра и мы не получим возможности допросить подозреваемых. Миссис Метески понимает всю серьезность положения и уже сообщила Лопесам мое предложение. Чтобы спасти игру, они согласились.

— На что?

Ироническая улыбка тронула уголки рта Хармони, и его голос стал еще более мягким.

— Я хочу, чтобы ты присоединился к игре. Она будет продолжаться еще три дня и несколько часов. Мы надеемся, что за это время ты сумеешь определить убийцу и, возможно, даже найти украденный образец. Конечно, ты получишь компенсацию за столь необычное задание, но мне кажется, что главное здесь — возможность самим распутать это дело.

«О господи! Каким бы безумием это ни казалось… »

— Это все же лучше, чем обратиться в полицию штата. Мне всегда не нравилась подобная мысль.

Хармони обрадовался. Его лицо и руки подергивались, как при нервном тике.

— Отлично, отлично. Мы введем тебя в игру на замену, как зарезервированного за Парком Грез игрока. В этих обстоятельствах игровая легенда гораздо важнее, чем подробности твоей настоящей жизни. Мы разработали для тебя легенду. Лопесы будут держать нас в курсе событий игры, так что мы узнаем, где и когда ввести тебя. Надеюсь, это произойдет в течение первых часов сегодняшнего дня. Поскольку вы наш сотрудник, Метески, то должны поддержать наше требование. Как отреагировал представитель Международной Ассоциации Игр?

— Майерсу это не понравилось. Ему кажется, что игра гораздо важнее, чем, как он выразился, — Метески неожиданно точно скопировала аккуратную дикцию Майерса, — «мелкая незначительная кража». Похоже, он не понимает, как важно раскрыть преступление.

Она взглянула на свои сцепленные на коленях руки и добавила:

— Когда они долго связаны с играми, то начинают забывать, что смерть — это не только потеря очков. Возможно, именно это некоторые и хотят забыть… Во всяком случае, — она подняла глаза, — когда я гарантировала минимальное вмешательство в ход игры и пригрозила, что в противном случае немедленно остановлю игру, Майерс дал разрешение от имени Ассоциации.

— Значит, игра продолжается.

— Понятно, — тихо произнес Гриффин, — мне нужно получить кое-какие инструкции от специалистов, хотя вряд ли Лопес будет пытаться убить меня.

Метески замотала головой, и ее седые локоны разметались по плечам.

— Боюсь, что это невозможно. У вас столько же шансов быть убитым, сколько у других игроков. Действовать по-другому — значит нарушить игру и ущемить права остальных. Вы будете играть в качестве новичка, и мы снабдили вас самыми лучшими характеристиками, все остальное зависит от вас. Если вы будете вынуждены выйти из игры, то нам придется немедленно остановить ее. Ассоциация отзовет свое разрешение, если обнаружится какое-либо нарушение правил, а Лопесы не решатся действовать без их поддержки. Вот такие дела.

— Просто потрясающе. Я должен одновременно оставаться в игре и раскрывать преступление, — Алекс зажмурился. — Мне необходим передатчик для связи со своими сотрудниками. Любые новые сведения могут оказаться полезными.

Хармони казался смущенным.

— Что ты хочешь сказать?

Неужели он упустил это из виду?

— Мы предполагали, что смерть Райса была случайной, — сказал Алекс. — Если это не так, или даже если так, но нашего преступника предупредят, что он обвиняется в убийстве… то я могу потерять нечто большее, чем игровые очки.

Гриффин хотел еще что-то добавить, но умолк, покачал головой и встал.

— Сейчас девять тридцать. Игра идет уже девяносто минут. Думаю, мне следует подготовиться. Куда мне идти?

— В Игровой Центр для переодевания и инструктажа. Как только Лопес убьет кого-нибудь, мы введем вас в игру.

Хармони встал и пожал протянутую руку Гриффина.

— Удачи, Алекс. Мы рассчитываем на тебя.

Алекс подождал, пока двери кабинета закроются

за ним, и негромко выдохнул:

— Из всех безумных идей, которые мне приходилось слышать…

Затем он отбросил сомнения и двинулся к лифту. Голова его была полна вопросов и предположений.

Глава 12. НАБЛЮДАТЕЛИ

Майерс оставался непреклонен. Его маленькие черные глазки были опущены вниз.

— Хорошо, считаем появление змеи обоснованным. Но я продолжаю настаивать, что атака птиц была немотивированной, неожиданной и, возможно, не соответствующей внутренней структуре игры.

Ричард Лопес с сожалением оторвался от экрана, предварительно убедившись, что Мицуко контролирует ситуацию.

— Послушайте, Майерс, я веду игру в соответствии со сценарием. Меланезийская мифология натуралистична. Я имею в виду, что она призвана объяснить природные явления: неурожаи, болезни, изменения погоды, удачу на охоте и тому подобное. Туземцы объясняют все это при помощи мифов, в которых присутствуют боги и духи. Некоторые из них когда-то были людьми или животными, но после смерти стали высшими существами. Сила человека зависит от его здоровья, знаний, возраста, социального положения или от помощи духов. У нас ситуация следующая: Пиджибиджи был старейшим и самым уважаемым человеком деревни, а следовательно, могущественным колдуном. Очевидно, что деревня подверглась нападению незваных врагов. Очевидно, что враги тоже искусные маги. Старик Пиджибиджи начал свой танец, чтобы произвести впечатление на иноземных воинов и магов. Но он слишком увлекся, ослаб физически и духовно. А поскольку он сам представлял собой главный барьер на пути врагов, то после того, как старик потерял сознание, дарби стали беззащитными. Все остальное — следствие.

На Майерса это объяснение не произвело никакого впечатления.

— И вы полагаете, что Хендерсон согласится с этой аргументацией?

— Необязательно, — ответил Лопес голосом, которым обычно разговаривал с детьми. — Сколько человек погибло в результате нападения птиц?

Майерс нахмурился.

— Ни один из игроков, но…

— Никаких «но». Сколько серьезно ранено?

— Никого, но я не вижу…

— Вы обязаны все видеть, черт побери! Майерс, вам не кажется странным, что никто даже не был серьезно ранен? Это всего лишь разминка. Хендерсон должен был посмотреть свою команду в деле, а мне хотелось продемонстрировать ему некоторые закономерности созданного мной мира. Не беспокойтесь. Когда начнется настоящее сражение, все гадости, которые я придумаю, будут иметь прецеденты в предыдущих играх. Думаю, у мистера Хендерсона не найдется оснований для протеста.

Лопес повернулся к пульту управления.

Заметив это, Мицуко расслабилась. У каждого был свой пульт, ножные манипуляторы и мониторы. Рядом располагались дополнительные органы управления, позволяющие транслировать изображение внутрь самой комнаты. В данный момент впереди и чуть выше центрального пульта висела голограмма.

Это была деревня дарби. Игроки укладывали вещи. Здесь же присутствовали старейшины и завернутый в одеяло Пиджибиджи. Ричард кивнул головой, Мицуко передвинула регулятор, и стал слышен звук.

— … уходим сейчас, — говорил Хендерсон Человеку-Пушке. Честер выглядел бодрым и сосредоточенным. Рядом с ним стоял Мейбанг, одетый в шорты и рубашку цвета хаки. За плечами у него висел рюкзак.

Поддерживаемый двумя слугами, Пиджибиджи разразился длинной нечленораздельной речью, прерывающейся завываниями.

— Он говорит, что умирает, — перевел Мейбанг. — Он должен сообщить вам то, что боялся произнести раньше.

Честер задумчиво поджал губы.

— А враги не могут достать его в потустороннем мире?

Лопес быстро наклонился вперед и зашептал в укрепленный на клавиатуре микрофон:

— Скажи ему, что предки Пиджибиджи достаточно сильны, чтобы защитить если не его тело, то его душу.

Мейбанг почесал ухо.

— Хотя могущество наших ушедших предков небезгранично, они примут душу Пиджибиджи для успокоения среди душ других героев. При жизни он боялся только за свою деревню. После смерти ему ничего не страшно.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru