Пользовательский поиск

Книга Парк грез. Содержание - Глава 7. «ДОРОГА ГРУЗОВ»

Кол-во голосов: 0

— Ты уверен, что ваш вождь знает о нашем прибытии и что он хочет нашего присутствия?

— Абсолютно, — торжественно ответил Мейбанг. На лице Честера мелькнула тень подозрения.

— Дарби каннибалы, не так ли?

Мейбанг принял оскорбленный вид.

— Конечно, но только в особых случаях. Вы не враги, вы пришли нам помочь. Это было бы в высшей степени невежливо, — он умолк, раздумывая. — Но чтобы быть в полной безопасности, вы должны быть осторожны, если кто-нибудь пригласит вас на обед.

Он придвинулся ближе и зашептал:

— Несколько клубней ямса и ломтиков банана вполне подойдут для вашей красивой подруги.

— Только поостерегитесь говорить ей это, — рассеянно ответил Честер и повернулся к приближающейся четверке приземистых воинов. Двое были вооружены большими ружьями. Никто из них не оставлял следов на влажной земле. Шедший впереди воин отсалютовал копьем. На шее у обоих висели разноцветные ожерелья, сплетенные из лиан и полосок кожи, а голову украшали плюмажи из коротких ярких перьев. Сохраняя бесстрастное лицо, Честер поднял руку и ждал. Работавшие в поле люди теперь сгрудились вокруг них. Маленькие черные ребятишки со вздутыми животами сновали рядом, прячась за юбки полуобнаженных матерей.

Речь переднего воина была быстра и мелодична. Касан внимательно выслушал его, а затем повернулся к Честеру.

— Его зовут Кагоиано, и он будет сопровождать вас на Совет Мужчин к нашему вождю Пиджибиджи, который приветствует вас и рассчитывает на скорую встречу.

— Пиджибиджи? — удивленно переспросил Честер.

— В его имени заключена огромная сила. Оно означает «человек-пушка», и когда он был в расцвете сил, то был действительно великим человеком. Пойдем?

Честер заметно расслабился.

— Ладно, пойдем побеседуем с Человеком-Пушкой.

* * *

Хижина Совета была немного длиннее и шире, чем остальные деревянные строения, покрытые соломой. Около двери лежало несколько свернутых циновок. Честер предположил, что Человек-Пушка предпочитает держать своих воинов под рукой. Стены были затянуты шкурами животных, а со стропил свисали обезглавленные и лишенные меха тушки сумчатых животных.

Акацию, Мэри-Эм и других женщин остановили у входа. Кагоиано произнес несколько слов, и Касан перевел:

— Прошу прощения, но женщинам сюда нельзя. Их проводят в Совет Женщин, чтобы читать предзнаменования.

— Что значит «читать предзнаменования»? — поинтересовалась Мэри-Эм. — Только притронься ко мне, парень, и тебе уже не придется есть твердую пищу.

— Только мужчины допускаются в этот дом, — терпеливо объяснял Касан, — точно так же, только женщины могут войти в хижину Совета Женщин. Они не занимаются политикой, а снабжают нас важной информацией о планах и передвижениях противника. Честер положил руку на плечо Мэри-Эм.

— Разделимся. Не думаю, что нам грозит опасность. Потом обменяемся информацией.

Женщины нехотя удалились. Девять мужчин, сопровождаемые Касаном и Кагоиано, вошли внутрь.

Тони потянул носом воздух. Пахло дымом, вяленым мясом и жевательным табаком.

Воздух в задней части хижины был прохладнее — лучшая вентиляция, более густая тень. Деревянный пол устилали соломенные циновки; некоторые их них были украшены цветным орнаментом. Тони тщетно искал взглядом спрятанный голографический проектор. Кагоиано был голограммой — Тони ухитрился коснуться его. Непонятно только, как поддерживалась непрерывность действия. Когда Кагоиано вошел в хижину, Лопес должен был переключить проектор, но этот переход был совершенно незаметен. Существовала еще одна возможность: голограмма могла заменить реального человека, в том числе и игрока. Тони почувствовал уважение к Хендерсону. «В дьявольскую игру ты здесь попал, дружок».

В задней части хижины располагалась завешенная циновкой ниша. Касан отодвинул циновку, и игроки прошли в следующую комнату.

Через несколько секунд глаза Тони привыкли к темноте. Первое, что он увидел, — десять светящихся точек. Насколько он мог различить, это были глаза — блестящие, немигающие, которые, казалось, смотрели сквозь них куда-то вдаль.

— Входите, — произнес слабый дрожащий голос.

Теперь Тони видел лучше. Пятеро стариков сидели полукругом вокруг блюда с чем-то похожим на сухофрукты. Честер опустился на пол прямо перед ними, скрестив ноги. Тони увидел, что глаза стариков не следят за Хендерсоном, и решил, что нашел верный способ отличить голограмму от актера.

— Я Честер Хендерсон, а это мои спутники, — сказал Мастер. — Мы пришли, чтобы помочь вашему народу.

Касан произнес что-то нечленораздельное, и один из сидящих мужчин ответил ему на своем языке. Говорящий был очень стар, кожа висела на нем, как пальто на вешалке, а лицо и шея были изборождены глубокими морщинами, так что он напоминал высушенный на солнце инжир. У него были негроидные черты лица и темная кожа, темнее, чем у Касана или любого афро-американца 21 века. Тони вспомнил его имя — Пиджибиджи.

— Человек-Пушка приглашает вас на Совет. Он говорит, что знает, что вы могущественный колдун, и надеется с вашей помощью отвести угрозу от своего народа.

Честер заинтересовался. Он переводил взгляд с Касана на старика Пиджибиджи. Вождь взял с тарелки горсть фруктов, задумчиво пожевал, а затем вновь заговорил. Когда он умолк, Мейбанг перевел.

— Человек-Пушка говорит, что многие годы народ наших островов терпел пришельцев из Европы и сотрудничал с ними в надежде, что те поделятся секретом своего богатства. Когда стало ясно, что вы не допустите нашего контакта с духами, которые делают возможным такое богатство, мы поняли, что вам есть что терять, если мы узнаем секрет. Мы выяснили, что какова бы ни была природа ваших автомобилей, самолетов, бензиновых двигателей, вы получили все это нечестным путем. Народы островов решили узнать ваш главный секрет, секрет rot bilong kako, «Дороги грузов» от богов к людям.

Касан умолк, и Пиджибиджи говорил на своем языке еще минуту или две. Касан опустился на корточки, слушая речь вождя. Кагоиано и остальные игроки последовали его примеру.

— Мы присоединились к вашей церкви, узнали Бога и Иисуса, ваши имена для Манула и Калибоба. Мы молились Иисусу-Калибобу, но не получили ничего. Мы трудились рабами на ваших плантациях, выучили пиджин-инглиш. Мы строили дороги и изменяли древние обычаи, а многие даже перестали содержать столько жен, сколько могут прокормить. И все это для того, чтобы в конце концов овладеть секретом «Дороги грузов». Все было бесполезно, а многие из наших старых богов отвернулись от нас, думая, что мы предали их. Мы оказались людьми без культуры, брошенные своими богами и так и не узнавшими ваш секрет.

Касан на некоторое время умолк, и его лицо сморщилось. Он ловил каждое слово Пиджибиджи.

— Наконец мы выяснили, откуда такая несправедливость. Бог Мануп всегда хотел, чтобы мы получили свою долю богатств, но европейцы с помощью молитв и жертвоприношений сумели привлечь на свою сторону некоторых младших богов, распределявших и отправляющих грузы. Они меняли адреса на посылках, вписывая туда имена белых людей. Теперь мы знали, что происходит, но как остановить это?

— Великая битва, которую вы называете Второй мировой войной, дала нам такую возможность. Многие из наших юношей участвовали в войне против желтых европейцев, японцев. В это время нам удалось похитить нескольких ваших людей, офицеров, приписав их исчезновение войне.

Пиджибиджи ухмылялся, пока говорил Касан.

— Мы… принимали их в течение нескольких дней.

Некоторых — несколько недель. Наконец перед тем, как отправиться к душам предков, они выдали секрет. Мы теперь знали, что молитвы нужно произносить на правильном языке, а не на пиджин-инглиш. Необходимо также приносить в жертву богам свиней, фрукты и другие вещи, о которых даже вы можете не знать. Парамаунт — это священное заклинание. У вас есть священная жидкость, которая связывает вас, европейцев, между собой, которая наполняет ваши тела и души, которую дают младенцам, когда они требуют соску, и старикам перед тем, как они закроют глаза в последний раз.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru