Пользовательский поиск

Книга Парк грез. Содержание - Ларри Нивен, Стивен Барнс Парк грез

Кол-во голосов: 0

Кто еще? Так… Мастер. Честер Хендерсон. Бывал в Парке по три раза в год и приезжал из Техаса даже на относительно небольшие игры. Обычно ему платили игроки, Мастера игр или их спонсоры.

Кажется, год назад с Хендерсоном было что-то не так? Взгляд Алекса скользнул по листу. Честер Хендерсон. Тридцать два года (хотя на фотографии выглядит моложе, чрезмерно серьезный взгляд кажется почти пугающим. Посещал Парк тридцать четыре раза и считается ценным клиентом.

… Вот оно. Год назад Честер возглавлял группу игроков, отправившихся в «горы Тибета» за мамонтом. Экспедиция потерпела неудачу. Вернулись только трое из тринадцати, и без мамонта. Честер лишился нескольких сотен очков, поставив под угрозу свое членство в Международной Ассоциации Игр. А кто же управлял той злополучной игрой?

Ага! Ричард Лопес. Честер обратился с протестом в Ассоциацию, и она вынесла решение, что, хотя укус так называемых «снежных гадюк» необязательно смертелен, но все трудности и ловушки на пути экспедиции были организованы по правилам. Лопесу вынесли предупреждение, а Хендерсон лишился трехсот шестидесяти восьми очков. И одна интересная деталь: весь год Лопес играл анонимно, как «таинственный Мастер игр», предоставив вести все переговоры своей жене Мицуко. Хендерсон потребовал очного поединка, и Ассоциация согласилась.

И вот теперь два легендарных игрока, наконец, встретятся. Алекс откинулся на спинку кресла и уставился в потолок. Это похоже на матч-реванш. А матч-реванш всегда вызывает особый интерес.

Глава 2. ПРОГУЛКА ПО СТАРОМУ ЛОС-АНДЖЕЛЕСУ

Акация была взволнована. С тех пор как они уселись в вагон подземки в Далласе, нетерпение ее все усиливалось. Теперь она дергала за руку Тони, оттаскивая его от прилавка, пока он пытался вытащить свой бумажник.

— Пойдем, Тони. Нужно попасть внутрь, пока народу немного.

— Ладно, ладно. Куда сначала?

По ее лицу пробежали тени воспоминаний.

— Черт, никак не могу решить. «Комната страха»? Да, сначала туда, а потом на «Спуск с Эвереста». Люблю, люблю, люблю. Тебе тоже понравится, хоть ты и любитель портить удовольствие.

— Эй, я ведь уже здесь, правда? Существует четкая граница между эмоциональной сдержанностью и поведением наркомана, старающегося скрыть, что уже принял дозу стимулятора.

— Ты слишком многословен, — сказала она и бросилась бежать к выходу из туннеля, таща его за собой обеими руками. Он засмеялся и позволил вывести себя на свет.

Сразу за туннелем внезапно открылся вид на Парк Грез. С высоты птичьего полета можно было видеть набитые магазинчиками и аттракционами три многоярусных мола высотой с двенадцатиэтажный дом, которые, извиваясь, пропадали вдали, подобно стенам гигантского лабиринта. Пространство между ними было заполнено — прямо загромождено — лощинами, оврагами, тропинками, театрами на открытом воздухе, площадками для пикника, маленькими зданиями с остроконечными и куполообразными крышами, тысячами движущихся людей.

Акация видела эту картину раньше. Теперь она наблюдала за Тони.

Воздух был наполнен музыкой и смехом взрослых и детей. Ветерок разносил ароматы экзотической пищи, смешанные с более знакомыми запахами хот-догов, леденцов, горячего шоколада, ирисок и пиццы.

Тони был поражен. Он выглядел обескураженным, восхищенным, немного испуганным.

На улицах танцевали клоуны и персонажи мультфильмов. На таком расстоянии невозможно было отличить актеров от голографических проекций, которыми так славился Парк.

Тони повернулся к Акации и увидел, что она с довольной ухмылкой наблюдает за его реакцией. Он начал что-то говорить, а затем умолк, схватил ее в охапку и закружил. Остальные туристы вежливо расступились, уклоняясь от ее мелькающих в воздухе ног.

— Господи! Я никогда не видел ничего подобного. Фотографии не могут передать всего. Я не представлял…

Ее улыбка потеплела, и Акация прижалась к нему.

— Видишь? Видишь?

Тони молча кивнул. Она рассмеялась и потащила его вниз, в волшебный мир.

Тропинка, петляя, вела их в «Комнату страха». Стало совсем тепло. Акация сняла свитер и перекинула через руку.

Еще во время первого посещения Парка она заметила одну интересную особенность, а потом каждый раз убеждалась в своей правоте: дети были гораздо в меньшей степени ошеломлены Парком Грез, чем их родители. На малышей не производили впечатления огромные размеры сооружений, сложность и дороговизна оборудования. Для них это был привычный и знакомый мир. Щебеча, смеясь и распевая, они таскали своих застывших с открытым ртом родителей от аттракциона к аттракциону.

Акации с трудом удалось уговорить Тони принять участие в игре «Сокровища южных морей». Он говорил, что Парк Грез — для детей, а игры — для тех, кто никогда не станет взрослым. Теперь она ликовала, глядя, как он таращит глаза, словно неотесанная деревенщина.

Вокруг них танцевали медведи, давали представления менестрели и жонглеры. Маги вынимали изо рта яркие платки, а с наступлением темноты, несомненно, будут изрыгать языки пламени. Бежавший рядом белый дракон остановился, чтобы сняться с парой очаровательных малышей в синих комбинезонах. Над головами, огибая остроконечные шпили аттракциона «Арабские ночи», летел бледно-розовый ковер-самолет, на котором в смертельной схватке сошлись прекрасный принц и злой визирь. Внезапно принц потерял равновесие и сорвался с ковра. Акация услышала приглушенные крики зрителей и почувствовала, как замерло ее сердце. За мгновение до того, как благородный юноша должен был разбиться вдребезги, в воздухе материализовалась гигантская рука. Раздался громоподобный смех, рука подняла принца и опустила обратно на ковер, где они с визирем снова вцепились друг другу в горло.

Акация вздохнула с облегчением и усмехнулась собственной доверчивости. Она откинула волосы назад и взяла Тони за руку, почувствовав себя гораздо счастливее, чем в последние несколько месяцев.

— Это так… искусно выполнено, — сказал Тони. — Как они все это делают? Господи, Акация, во что ты меня втянула? Ведь игры не менее… сложны, правда?

— Разумеется, — подтвердила она. — Правда, не всегда, но сейчас мы имеем дело с Лопесами, а они дьявольски изобретательны. Суть игр — в разгадывании логических головоломок. Но ты новичок, поэтому просто постарайся получить удовольствие, ладно? Фехтование, магия, пейзажи.

Тони колебался. Акация понимала его. Она рассказала ему все, что знала об играх, но впечатление от Парка было таким обескураживающим…

Парк Грез предоставлял костюмы, грим, декорации и, при необходимости, актеров. От игроков требовалась фантазия, способность к импровизации и решительным действиям, неуклонное соблюдение правил. Мастер выступал в роли советника и проводника, лидера и организатора группы. Взамен он получал четверть всех заработанных игроками призовых или штрафных очков. Хороший Мастер мог обеспечить успех игры. Специалисты вроде Честера считались королями в своем деле.

Но Мастер игры был богом.

Если это не противоречило правилам и логике игры, он мог в любой момент убить игрока. Большинство Мастеров слыли «суровыми, но справедливыми» и старались превратить каждую игру в честное соревнование. В конце концов, некоторые игроки прилетали с другого конца света, и отправить их назад через полдня было бы для Мастеров плохим бизнесом. Для Парка тоже.

Мастер игры выбирал время, место, степень иллюзорности, оружие, мифологию и маршрут (как правило, на основе исторического прецедента), количество игроков, местность и тому подобное. Он мог затратить годы на создание игры. Это гарантировало максимальную дезориентацию игроков и иногда приводило к забавным результатам.

— Послушай, разве я когда-нибудь вовлекала тебя в то, что тебе не нравилось? Ты будешь в восторге. Держись за меня, милый, — хвасталась Акация. — Я заработала больше шестисот очков. Еще четыре сотни, и я стану Мастером. И тогда ко мне начнет возвращаться все, что я вложила в игры. Поверь мне!

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru