Пользовательский поиск

Книга Одежды Кайана. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Потом она с триумфом повернулась к собравшимся:

— Но вместо того, чтобы увидеть, как возвращаются к норме культурные традиции, мы находим, что культ одеяния процветает, даже в большей степени, в нем зарождаются новые, непредвиденные черты. Только одно обстоятельство может послужить объяснением. Наше первоначальное гипотетическое представление о Кайане верно лишь наполовину. Влияние, идущее со стороны Совьи, поддерживается влиянием из другого источника, с противоположной стороны. Используя ту же систему культурно-социологической картографии, мы только что приблизительно определили источник второй струи воздействия.

Рука Амары снова коснулась терминала. Справа появилось зеленое пятно, расплывающееся до тех пор, пока не встретилось с красной зоной. Красные и зеленый цвета смешались, образовав спектр, от ярко-оранжевого до тускло-коричневого.

— Имеется и возможный кандидат — Селена, последняя планета Рукава Цист, самая удаленная от Зиода. Вот она где. На полной скорости мы направляемся к Селене.

Те, кто не участвовал в создании этой диаграммы, помогая Амаре, теперь удивленно рассматривали экран. В здравости рассуждений Амаре отказать было трудно. Гипотеза отвечала фактам, какой бы удивительной ни казалась.

— А что мы найдем на этой планете, как ты думаешь? — спросил Эстру. —Наверняка ведь, не вторую Совью. Это было бы уж чересчур, верно?

— Нет, — серьезно сказала Амара. — Я думаю, что они — оба источника —происходят из Совьи. Произошло вот что, как я это представляю. Совья дала два поселения — одно ближе к самой Совьи, другое — на Селене или ныне покинутой планете возле Селены. Но не имея контактов между собой, обе планеты развивались независимо, каждая своим путем. Мы знаем, что могут быть тысячи причин для отклонений в развитии общества. Возможно, они вышли из разных течений в кайанской культуре, а возможно, влияли климатические условия. Когда они наконец встретились, образовалось общество со взаимно поддерживающими и усиливающими культурными импульсами.

Поднялся Бланко:

— Все это очень интересно. Но вот что касается экспедиции к Селене. Не слишком ли мы и без того задержались здесь? Мы уже успели установить самый важный факт — Кайан не представляет военной угрозы для Зиода. Не стоит ли нам повернуть домой и сообщить эту важную новость?

Среди собравшихся прокатился ропот.

— Капитан Уилс того же мнения, — сказал Эстру, вопросительно приподняв брови.

Амара поняла, что они на грани той ссоры, которая сделает совместную работу группы невозможной. Она облизнула губы.

— Я прекрасно сознаю, что на борту корабля существуют разные мнения, — сказала она со стальными нотками в голосе. — Но исходя из полномочий, данных мне Директоратом, я возражаю против немедленного возвращения домой. Мы не возвратимся домой, пока не закончим до самого конца наши исследования. И никаких других решений, касающихся этого предмета, не будет.

«Теперь они заткнутся, я думаю», — решила она про себя.

Эстру старался припомнить, пробовала ли Амара заглянуть в компьютеризованное зеркало. Хотелось бы знать, что она увидит там.

«Да, — подумал он, — свет мой зеркальце, скажи, кто на свете всех милее?»

Глава 13

Единственный человек, еще не имевший четкого мнения относительно желательности возвращения в Зиод, был Маст. Во время мучительного разговора Амара вытащила из Маста всю его историю о побеге с Ледлайда, об удивительных свойствах костюма Педера Форбарта. Она слушала с явным недоверием, презрительно усмехаясь. Совершенно очевидно, что половине она не поверила, не снизойдя даже до какого-нибудь замечания или комментария. С тех пор он кокетливо старался установить с Амарой приятельские отношения, чтобы она замолвила словечко в его пользу по возвращении в сферу власти Директората. Он был уверен, что она может выхлопотать ему прощение. Амара откровенно потворствовала этим надеждам, но великодушия не проявляла, когда доходила очередь до подведения итогов.

— Но ты не так уж много полезного сделал для экспедиции, не так ли? —строго сказала она, когда корабль готовился совершить посадку на Селене.

— Ну, а помните, я вам помог в работе на Курдоке, — напомнил с надеждой Маст. — Когда ваши переводчики не могли разобраться с идиомой?

— Гм… Едва ли этого достаточно, чтобы простить двадцать лет на Ледлайде.

— Не напоминайте мне больше об этой дикости, — жалобно сказал он. —Сравните мой срок и то нарушение закона, которое было довольно ничтожным в сравнении с наказанием.

— Степень виновности уже установил суд. Я не собираюсь об этом спорить. Ты ведь хочешь выторговать прощение, а не пересмотр дела.

«Сука, — выругался про себя Маст. — Я бы ее…» Мысли его в этом месте утеряли четкость — он не смог вообразить что-либо достаточно ужасное, чтобы сквитаться с владычицей, матриархом корабля «Каллан». Отправив по видеосвязи разрешение на "полностью свободное” передвижение, подтвержденное Министерством Гармонических Отношений, «Каллан» опустился на космодром города Иомондо. В течение часа люди Амары готовились к вылазке в город. Маст уныло слонялся неподалеку от трюма-шлюза, стараясь найти подходящий случай, чтобы доказать свою полезность.

Никто не обращал на него внимания. Как только отворились двери, Маст отправился осматривать Иомондо самостоятельно. Как везде на Кайане, никаких формальностей или представителей власти в порту не было. Дорога вела прямо в город.

Если Селена когда-то и представляла климатическую или геологическую проблему, то ее уже давно, видимо, решили. Воздух был свежий, теплый, целебный. Но было что-то двойственное в ощущении этого места, какой-то искусственный покой, что-то тревожащее, неуместное, выпадающее из ритма. Воздух был пропитан розовым светом тихого заката. Легкие дуновения ветерка доносили запах лаванды. Непривычные чирикающие звуки доносились со всех сторон, эхом отдаваясь от головокружительных, искривленных, воздушных плоскостей, составлявших основу архитектурного стиля города.

Маст поискал в небе солнце Селены. Его, вернее, их, он нашел довольно низко над горизонтом на юге. Одна из компонент двойной звезды была темно-красной и побольше, другая — бело-голубая и поменьше, обе имели несколько размытые очертания. Это означало, что времена года на Селене должны тянуться столетиями. Обитаемые планеты двойных звезд обычно имели орбиты с большим радиусом.

Какое сейчас было время года? Весна? Лето? Осень? Вероятно, зима, решил Маст.

За чертой города начинался лес. Если это действительно был лес. Маст видел оливковое зеленье, волнующиеся бахромы, словно темное море, на фоне которых поднимались закручивающиеся башни. Птицы с роскошными плюмажами лилового и серебристого цвета взлетали из глубин леса, совершая петли и круги над всем Иомондо. Создавалось впечатление огромного открытого птичьего зоопарка. Птицы были всех размеров. Некоторые — очень большие.

Маст прищурился всматриваясь — может, это были люди в костюмах птиц? Имелись и крошечные пичужки, метавшиеся туда-сюда. У них были длинные блестящие тонкие клювы, специально, чтобы доставать нектар из орхидей.

Казалось, эти длинные клювы указывают на неизвестные загадки.

Нижний, поверхностный уровень Иомондо был белого цвета. Над этой белой поверхностью поднимались закручивающиеся башни, воздушные плоскости, мучительно повисшие без видимой поддержки воздушные коридоры, создавая открытую раму-сеть.

Самая подходящая аналогия, которую подыскал Маст — огромная детская площадка с каруселями, горками и прочими головокружительными аттракционами и представлениями на открытых площадках. Зрелище было совершенно ошеломляющее и неожиданное для глаз. Он не мог разобраться в смысле множества происходящих, внешне не связанных сцен вокруг. Это что?

Карнавал? Праздник? Или вся эта фантастика — нормальный деловой день? Из-за угла здания показался местный житель — индивид с идиотской ухмылкой на широком курносом лице. Облачение его состояло из сапог со стальными носками, розовых широчайших штанов, на широких голубых подтяжках, видных из-под свободной куртки, беспрепятственно хлопавшей вокруг его могучего торса. Картину деревенского хулигана завершала старая соломенная шляпа. Он шагал широко, наклонив торс вперед, сунув большие пальцы рук за подтяжки. Завидев Маста, он преградил ему путь.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru