Пользовательский поиск

Книга Одежды Кайана. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Я могла предвидеть такое, кисло подумала Амара. Персональные антигравы.

Птицы-люди разлетелись по всему стадиону. Один живописный летун в шлеме с полосками и гребнем, завершавшими его сходство с петухом, направился горделиво к банкетному столу. Калдерск, явно узнавший в нем посланника, отошел в сторону и они обменялись репликами.

— Вы не единственные зиодцы на Берраже, — сообщил он, вернувшись к столу. — Еще двое ваших соотечественников присоединились к нашему празднику. Наверное, вы хотели бы с ними познакомиться.

— И много у вас наших беженцев? — спросил с некоторым удивлением второй офицер Борг.

— Очень немного. Видимо потому, что движение через Рукав весьма редко.

— И не из-за трудностей, с которыми они столкнутся, живя в Кайане? —вставил Эстру.

— О, нет. Здесь жить очень легко. Никто никогда не почувствует себя не на своем месте, даже самый эксцентричный по характеру человек.

— Если только… — начала Амара, но тут же оборвала себя, не успев упомянуть запретную тему.

Вновь прибывшие уверенно шагали сквозь толпу. Один из них был среднего роста, немного полноватый. На нем, казалось, был совершенно обычный костюм, на который никто не обратил бы внимания даже на Зиоде. Его товарищ был выше ростом и стройней. В общем, он был довольно симпатичный худощавый мужчина с некоторой сардонической мрачноватостью в более живописном одеянии: вышитый, лавандового цвета халат-пальто, с голубой, в тон, шляпой в стиле «бурбон» в жемчужинах. Эта одежда ему очень хорошо подходила.

Они представились, назвались: Педер Форбарт и Маст Реалто, оба с Харлоса. Форбарт, тот, что был пониже и полнее, сразу озадачил Амару. И Калдерск, и Траил приветствовали его с нескрываемой почтительностью. Неся в своей внешности явственный оттенок авторитета и власти, Форбарт тем временем держался в манере спокойной и отстраненной, направляя взгляд в неизвестную и невидимую остальным даль.

Склонный к пижонству Маст, наоборот, выразил обычную радость, встретив соотечественников.

— Вы давно здесь живете? — спросила его Амара.

— Несколько месяцев.

— О? И что вас сюда привело?

Маст от ответа уклонился.

— Могу я поинтересоваться, что вас сюда привело? Каким ветром? Или это официальный визит?

Амара неопределенно кивнула, бросив искоса взгляд на Калдерска. —Исследовательская экспедиция.

— В таком случае, отношения, видимо, улучшились, как я понимаю?

— Возможно.

Маст пододвинулся поближе.

— Я мог бы вам чем-то помочь? Мало кому доводилось жить в самой гуще кайанского общества.

Амара не могла скрыть подозрения в отношении любого, кто избрал жизнь среди чужих людей.

— Что вы стараетесь нащупать? Возможность вернуться назад? — спросила она тихо, но с вызовом. — Или объявлен ли в Зиоде объявлен ваш розыск? Маст был явно не в своей тарелке и ответил вымученным смехом.

Калдерск, по-прежнему ничем не выдавая, понимает ли он или нет их разговор, который происходил на зиодском, пододвинулся поближе.

— Вы все еще поддаетесь недоверию, милая леди. Вами управляет сердитое настроение. Вот это поможет вам расслабиться.

Он наполнил большую чашу шипучим желтым напитком и передал Амаре. Амара подозрительно понюхала жидкость и хотела поставить чашу на стол.

— Это вам не повредит, ни в малейшей степени, — сказал Педер Форбарт тихим равнодушным голосом, не глядя в сторону Амары. — Это слабый стимулятор, аналогичный алкоголю. Пейте.

Она сделала глоток. Вкус был сладкий, очень приятный. В желудке разлилось восхитительное тепло.

«Что за черт», — подумала она.

Она уже явно чувствовала себя лучше.

Она повернулась к Педеру.

— А вы? Вы тоже ищете работу?

— О, на него не обращайте внимания, — непринужденно пояснил Маст. —Он уже не зиодец. Он теперь полностью местный житель.

Амара с упреком тряхнула головой.

— Это правда? — спросила она Педера.

Педер усмехнулся надменно.

— Да, мадам, — вежливо ответил он. — На Харлосе я был сарториалом. А здесь обнаружил, что я просто кайанец.

— А если начнется война, на чьей вы будете стороне?

Педер ответа не дал. Он спокойно отошел в сторонку, выбрал бокал с напитком и принялся задумчиво прихлебывать.

— Честно говоря, я бы скорее подумала, что это вы… — Амара задумчиво посмотрела на роскошное пальто-халат Маста.

— Внешность иногда обманчива, — парировал Маст. — Я — зиодец до глубины души. Но я никогда не был меззаком — простите за кайанское слово. — Вы хорошо говорите на их языке.

— Не знаток, конечно, но мне это довольно легко дается. Базовый словарь легко освоить под легким гипнозом. Но иногда начинаешь очень тосковать по звуку родной речи. Вы уверены, что для меня не найдется места и работы у вас?

— Ну, посмотрим, что можно сделать, — Амара наполнила бокал новой порцией. — Я еще не совсем понимаю, что здесь происходит.

Глава 12

Любое существо, имеющее сложную нервную систему, обладает понятием внешнего вида тела — это внешний вид собственного "Я". Осознание существом собственного физического существования, парящее между сознательным и подсознательным восприятием. Давно идет спор о том, является ли внешний вид тела генетически заложенным в морфологию существа, или создается путем внешнего воздействия. В экспериментах, проведенных для решения вопроса, подопытных людей погружали в состояние амнезии, затем им внушались образы других тел — животных, роботов и так далее. Результаты никогда не были бесспорны на сто процентов — трудно заместить подсознательный внешний вид своего тела другим внешним видом, кроме того, препараты оказывали необычно вредные ментальные эффекты. Некоторые подопытные сообщали о «снах», где их тело заменялось другим — телом собаки, медведя, в одном случае даже бабочки.

Пластичность внешнего вида представляет явный интерес для изучения проблемы украшения тела — черты, присущей всем человеческим культурам. В отношении же Кайана эта проблема важна вдвойне. Является ли Кайан дивиргентным полем распространения внешнего вида тела? Неужели кайанцы — сомнамбулы, затерявшиеся в глубине гипнотического сна, воображающие себя экзотическими и утонченно-совершенными существами, как внушает им их одеяние? На эти вопросы социологии еще предстоит ответить.

Лист. "Компендиум культуры”

Чем глубже погружался Педер в кайанский образ жизни, тем все более сильная, прямо-таки нечеловеческая отрешенность овладевала им. Костюм, дав ему немного развлечься, снова отправил его в путь, от звезды к звезде, но каждый раз, как бы случайно, все ближе и ближе подводя Педера к другому концу кайанского Рукава.

В городе Квитцколе он однажды прогуливался под цельным каменным навесом, прикрывавшим длинную эспланаду, вымощенную шестиугольными каменными плитками. Дальний конец эспланады обрывался серией нисходящих ступеней-полок, наподобие вавилонского зиккурата. И здесь он увидел его, первого своего брата. Он стоял и смотрел на Педера — носитель еще одного из пяти существующих проссимовых костюмов Фрашонарда.

Педер внимательно осмотрел второй костюм. Поверхностный осмотр мог бы сказать, что оба костюма идентичны, но Педер понимал, что в сущности своей они радиально противоположны. «Иная парадигма», подумал про себя Педер. Костюм создавал впечатление человека несгибаемой воли. Человека, устремлявшего взгляд в одном направлении и уже никогда не возвращавшегося к пройденному этапу. В соответствии с этой парадигмой у него была одна принадлежность костюма, которой не было у Педера: зловещего вида шляпа с низко опускающимися полями, в тени которых глаза мужчины казались ледяными, серыми, твердыми как сталь.

Педер прошел разделявшее их расстояние и назвал себя:

— Я — Педер Форбарт.

— Я — Отис Велд, — ответил мужчина. У него был низкий глубокий, с металлическими оттенками голос. — Мы тебя ждали. Но время роли не играет. Чтобы лес вырос, ему нужно время.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru