Пользовательский поиск

Книга Одежды Кайана. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Глава 3

Самая престижная профессия на Кайане — это, конечно, сарториал. По престижности она гораздо выше, чем такие как психиатр, священник и формирователь общественного мнения. Эти профессии, как таковые, в культуре Кайана не существуют. Если у человека возникают проблемы, он обращается к своему сарториалу, и тот создает одежду, костюм, принадлежность костюма — что-нибудь, что поможет человеку найти выход из трудного положения.

Несмотря на это, кайанское искусство создания одежды не обязательно ограничивается специальными заказами. Существует очень обширная торговля готовой одеждой — по всему Рукаву Цист.

Но вся одежда, тем не менее, сделана вручную, на заказ или нет. Массовое производство на машине или на фабрике, очевидно, невозможно. Сама такая идея считается ужасающим варварством, и зиодцы, которые с готовностью покупают и носят такие одежды, вызывают жалость и презрение кайанцев. Одеяние кайанца — это его способ взаимодействия с мирозданием, его интерфейс, пограничная зона между внутренним и внешним миром, единственный способ оценить и подтвердить собственное существование, привести в действие скрытые способности и, следовательно, совершенно неизбежно и необходимо, чтобы одеяние было делом рук одного художника, одновременно и конструктора, и исполнителя замысла. Кайанский сарториал отличается чудесным единством работы рук и мозга. Используя энергоинструменты, зачастую работая в пылу вдохновения, он способен создать целый костюм за какие-то минуты, проявив поразительное искусство и оригинальность.

Кайанцы настойчиво отрицают, что их пристрастие к внешней декорации тела с помощью одежды имеет что-то общее с пристрастием к психоделическим веществам. Искусство Одеваться — считается, что это практичное экстравертированное умение реализации жизненных возможностей, не зависимое от внутренних перемен в настроении. Арт Матт-Хелвер («Путешествия по Рукаву Цист») склонен полагать, что самые искусные из кайанских сарториалов черпают вдохновение в подсознательных мотивах своих "Я". Руки, кроящие и сшивающие ткань, реагируют на сигналы подсознательного расового архетипа, которые затем могут овладеть носителями этих одежд.

Лист. "Компендиум культуры”

Такси мчалось по улицам Гридиры, столице Харлоса. Сквозь затемненные стекла проносились смутные очертания метрополиса, словно угловатые фантомы, в переменах от яркого света к тени и обратно.

Реалто Маст был в приподнятом настроении.

— Чрезвычайно благоприятное завершение нашего предприятия, не так ли, Педер?

Он поднял бокал в приветственном тосте и опрокинул в себя крепкий зеленый напиток — единственную разновидность алкоголя, которую могло предложить им такси.

Педер отпил из своего бокала.

— Пока что все идет неплохо. — И это было все, что он был склонен ответить.

Но все действительно шло неплохо. «Коста» совершила посадку в том же небольшом коммерческом космопорту, обслуживавшем почти исключительно мелкие коммерческие линии, с которого они стартовали в свою опасную экспедицию, и теперь была возвращена владельцу, с невинной записью об охотничьей экспедиции к антиподастральным рифам. Операция по перевозке груза потребовала осторожности и времени, но теперь операция эта была успешно завершена, и сейчас Кастор и Граун складировали сокровища в одном пригородном особнячке, заблаговременно снятом для этой цели. Теперь оставалось одно — реализовать изделия, процесс, рассчитанный на годы, неспешный, целиком являвшийся прерогативой Педера.

Поэтому были, следовательно, причины чувствовать себя удовлетворенными, и Педер даже начал прощать Масту его отдельные грешки по отношению к нему.

Такси остановилось у приземистого входа в какое-то заведение, обрамленного аляповатыми розовыми и электрически голубыми движущимися светополосами. Педер встревожено выглянул в окно. Он увидел узкую темноватую улочку с высокими зданиями по обе стороны, сверкающими тускловатыми рекламами и вывесками. Он опознал закусочную «Мантис», заведение в районе Гридиры, на которое действие закона распространялось весьма условно. Это заведение он один раз посещал в компании Маста.

— Ага, прибыли, — жизнерадостно ответил Маст. — Войдем, и я угощу тебя — немного вина и что-нибудь поесть.

Педер без особого энтузиазма потрогал свою дорожную сумку.

— Я поеду домой, — сказал он нерешительно. — Я хотел сразу вернуться в мою мастерскую на Тарн-стрит.

Маст весело хлопнул его по плечу:

— Что за ерунда! Педер, чрезмерная сдержанность всегда была твоим проигрышным местом. Такой успех, как наш, требует небольшого праздника! Кроме того, — он многозначительно склонил голову, приподнял брови, — здесь мне, быть может, удастся кое-что уладить относительно нашего дела и кое-что сбыть с рук.

Эта мысль встревожила Педера. Это в духе Маста — поддавшись возбуждению успеха, совершить что-то неосмотрительное и подвергнуть опасности все их так хорошо продуманные планы. Он поспешил за Мастом, опасаясь оставлять его в одиночестве. Вместе они миновали цветной светящийся прямоугольник входа и окунулись в дымную неприятно-неопрятную атмосферу круглосуточной забегаловки.

Закусочная «Мантис», кроме открытой для всех собственно закусочной, скрывала в себе и потайной клуб, правила вступления в который были весьма сложны, ибо являлись произвольными. Все, в общем-то, зависело от каприза владельца, к которому нужно было войти в доверие. Маст пользовался таким доверием и, соответственно, был членом клуба. Он первым прошел сквозь занавес из мишурных нитей в задней части ресторанчика, кивнул привратнику и вместе с Педером вошел в лифт шестифутовой высоты из радужного пластика. Лифт опустился на пятьдесят футов под землю, потом продвинулись еще и горизонтально, пройдя около четверти мили. Они оказались в полусекретном подземном мире, мире, который научился защищать себя уже тем, что был в буквальном смысле слова подпольным.

Специальный лифт, который их вез, мог подчиняться только званому гостю клуба. Чтобы совершить налет на «Мантис» или другой подпольный клуб из неизвестного числа подобных заведений, тайно расположенных под легальными заведениями Гридиры, полиции пришлось бы пробурить собственный туннель.

Цилиндрическая кабина лифта плавно остановилась. Под аккорды приятной успокаивающей музыки они вошли в помещение клуба. Это место явно отличалось от забегаловки наверху, обслуживающей клиентов круглые сутки, где неприятно отдавало жиром и кислым вином. Помещение это было декорировано в стиле «плюш» с мягкими световыми эффектами, светящимися коврами и фресками на стенах. Блюда хорошего качества подавали симпатичные молодые женщины, и воздух всегда был свеж и напоен приятными запахами, в отличие от спертой атмосферы на «верхнем этаже». Здесь собирались те представители нижнего общества Гридиры, которые могли себе это позволить, а также пользовались расположением владельца: скупщики краденого, удачливые рэкетиры высокого полета, профессиональные растратчики и жулики, самодеятельные антрепренеры с темной репутацией (в чью категорию подпадал и Маст), а также некоторые из их помощников и технических ассистентов. Здесь они могли расслабиться в привычной обстановке, здесь для них была создана особая среда.

Педер и Маст заняли небольшой стол и заказали обед: приправленные ножки протвианского кузнечика — деликатес, который как пообещал себе Педер, он будет пробовать в будущем почаще. Несколько человек поприветствовали Маста, некоторые подошли обменяться парой реплик. Педер не совсем понимал, зачем его сюда привел Маст — привилегия, никогда не распространявшаяся на Кастора и Грауна. Именно здесь Маст задумал и спланировал операцию на Кире. Владелец «Косты» тоже был завсегдатаем «Мантиса». Здесь Маст узнал о катастрофе кайанского грузовика, купив эти сведения вместе с координатами инфразвуковой планеты.

Тут ему удалось купить и кое-какие технологические услуги. Невысокий, костлявый мужчина с изрезанным морщинами лицом, совершенно голый, от головы до пят, плюхнулся на стул у их столика.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru