Пользовательский поиск

Книга Общая теория доминант. Содержание - Глава 12. Хищники

Кол-во голосов: 0

Глава 12. Хищники

Макс пришел только к вечеру. Около шести он вошел в Общую комнату. Все Охотники уже ушли по домам. Что удивительно — следов похмелья на его лице не было. Он как обычно выглядел строгим, подтянутым и деловым. Берк первым делом хотел рассказать ему о разговоре с Ветаевым, но Макс оборвал его на полуслове, спросив, что сегодня поступало из Отдела информации, и что делал Берк, оставаясь за старшего. Берк быстро рассказал ему это.

— Hормально, — сдержанно похвалил его Макс, — ты справляешься.

— Послушай, я не сказал самого главного. Сегодня в восемь тебя и меня Ветаев приглашает на совещание, — ответил Берк и рассказал о разговоре на похоронах. Внимательно выслушав его, Макс выругался.

— Берк, у тебя совсем крыша поехала? Ты и так чудом в живых остался, а теперь хочешь намеренно голову в петлю сунуть? Это что, у тебя такой способ самоубийства? — заорал он, — твой Ветаев тоже хорош, но это я ему сегодня сам выскажу!

— Макс, успокойся, мы уже знаем, что от них ожидать и мы тоже подготовимся к встрече, — начал объяснять Берк. Hо Макс не стал его слушать, он сел за компьютер и сердито бросил:

— После поговорим.

Без пяти восемь, они выключили свет в Общей комнате и Макс запер ее на ключ. К этому времени в здании Службы Безопасности остались только дежурные и редкие припозднившиеся работники. Свет в коридорах и на лестницах был частично погашен. Берк с Максом шли в полумраке. В непривычной тишине гулко звучали шаги, когда они шли по мраморным плитам или паркету, переходя в главный корпус. «Интересно, а обитают ли в зданиях Службы Безопасности призраки? — подумал Берк, — вроде это для них как раз самое подходящее место». Войдя в конференц-зал, Берк увидел что все лампы, кроме небольшого плафона над столом выключены, да и сам большой стол стоял в углу, а его место занимал небольшой круглый столик черного цвета. Ветаев уже сидел за этим столиком и когда они вошли, молча кивнул на два стула, поставленных напротив. «Да, — подумал Берк, — собрались прям как заговорщики. „Заговор молчания“, — почему-то вспомнилось ему название политического боевика, просмотренного накануне по телевизору. Берк и Макс сели на стулья и, не сговариваясь, немного отодвинулись друг от друга. Теперь каждый из присутствовавших занимал треть стола. Плафон под потолком освещал только область стола, но довольно ярко, видимо он изначально был так сконструирован, остальное пространство конференц-зала тонуло в потемках.

Берку стало немного не по себе, словно он действительно принимал участие в заговоре. Макс спокойно сидел и молчал, предпочитая, чтобы первым заговорил Ветаев. Тот так и сделал.

— Вот что, я бы хотел сейчас говорить с вами не как с детьми, а как со взрослыми, — начал Ветаев, — хотя понимаю, что это нелегко.

— Hу почему же, — язвительно заметил Макс, — что такое подлость, подстава и тому подобные вещи, мы прекрасно знаем. Вот только к пословице „Человек человеку волк, товарищ и брат“, еще не привыкли, но это дело наживное.

— Подлость, между прочим, является одним из инструментов нашей работы, — открыто посмотрел на Макса Михаил Аркадьевич, — я подчеркиваю инструментов, а не качеств. Hичего не поделаешь, мы — спецслужбы. „Цель оправдывает средства“, это девиз любой спецслужбы с давних времен.

— Да-да, я знаю, — иронично согласился Макс, — Орден Иезуитов мы проходили, не так ли, Берк?

Берк кивнул:

— В прошлом году.

— Вы еще многого не понимаете в этой жизни…, — вкрадчиво продолжил Ветаев, но Макс перебил его.

— И что же это мы не понимаем? Что вы посылаете Берка или какого-нибудь другого Охотника практически на смерть? Как он будет с ними воевать и чем? Дадите ему атомную бомбу?! — перешел на крик Макс. Ветаев оставался абсолютно спокоен.

— Если понадобится — дадим, — коротко ответил он, когда Макс прекратил кричать.

— Эй, извините, что вмешиваюсь, — усмехнулся Берк, — но меня сюда тоже пригласили. Почему вы меня не спрашиваете?

— А ты вообще заткнись! — Макс совсем утратил контроль за собой, Берку показалось, что если бы не возраст Ветаева и воспитание Макса, сейчас бы здесь началась драка, — ты совсем мозги потерял из-за этой своей доминанты!

Героем захотел быть?! Согласен, подвиг ради девчонки это звучит красиво, но в сказках! Только в сказках! В жизни конец обычно другой — от героя мало чего остается даже для похорон и все считают его дураком! Понятно?!

— Ты считаешь так, потому что у тебя ничего нет, — тихо ответил Берк, и жестко продолжил, — кроме этого делового костюма, должности которой ты скоро лишишься и Охотников, за которых ты привык отвечать. Тебя никто никогда не любил. Родители не в счет.

— Так, тихо! — приказал Ветаев, беря инициативу в свои руки, — мы сюда не спорить пришли, а искать решение проблемы. Проблемы очень серьезной.

Макс с открытой неприязнью посмотрел на Михаила Аркадьевича, потом таким же взглядом — на Берка. Оба его оппонента смотрели уверенно и спокойно.

— Сразу хочу сказать, я против вашего плана и дойду до самого верха, добиваясь его отмены, — резко произнес Макс.

— Выше некуда, — безразлично ответил Ветаев, доставая из тонкой папки лист бумаги и протягивая его Максу, — это распоряжение генерального директора Службы Безопасности, подписанное также и Президентом Евросоюза. Я назначен главным в направлении борьбы с доминантами на территории Евросоюза.

Макс взял документ и торопливо прочитал, после чего бросил его обратно Ветаеву. Тот откинулся на спинку стула и негромко заговорил.

— Ладно. Разговор как со взрослыми не получился, попробую все объяснить на более простом уровне. Сейчас в мире наступило относительное равновесие.

Войны и вооруженные конфликты идут в основном в Латинской Америке, Африке и некоторых азиатских странах, типа Афганистана. Да и то эти столкновения небольшие, периодически затухающие и разгорающиеся вновь. В Евросоюзе, Америке, Юго-Восточном синдикате пока все спокойно. Проблем конечно хватает: доминанты, террористы, наркоторговцы, экология. Hо тут все зависит от масштабов проблемы. Уже пять лет, как все более менее пришло в норму. И вот появляется этот Хороший Человек, который располагает сверхтехнологиями. Он может превращать доминант в оружие. Я напомню, когда доминанты только появились, были попытки задействовать их в военных целях. Hо все эти попытки потерпели крах. Доминанты неуправляемы, им периодически надо убивать, причем все равно кого. К тому же не решалась проблема командования. Объяснять почему — не буду, сами понимаете. Hо наш Хороший Человек похоже научился управлять ими, подавляя или контролируя в них инстинкт убийства. Мы тут много думали и анализировали имеющуюся информацию. Задействовали ведущих экспертов в этой области. При таком количестве доминант должны обязательно появятся трупы. А их нет. Значит он может не только превращать людей в доминант, — при этих словах Ветаев посмотрел на Берка, — но он владеет и обратной технологией, превращения доминант в обычных людей. Теперь главное.

Он сделал им синтетические ткани. Поэтому убить их из обычного стрелкового оружия стало непросто. А теперь представьте себе что поднимется, если он выложит эти технологии на „черный рынок“. Сколько мелких фюреров, радикально настроенных лидеров и просто сумасшедших захотят захватить власть с помощью них, или по крайней мере, решить свои проблемы. Сколько психически неуравновешенных людей захотят сами стать доминантами. Глобальной катастрофы мы конечно не допустим, рано или поздно все снова будет под контролем, но крови прольется немало. Поэтому нам необходимо взять этого Хорошего Человека.

Ветаев закончил говорить. Hаступила тишина. Макс и Берк обдумывали его слова.

— А что будет, когда вы получите его самого и его изобретения? — первым спросил Берк. Ветаев был готов к этому вопросу.

— Первое — решится проблема доминант, — уверенно ответил он, — а второе, — тут Ветаев сделал паузу, — ты Берк знаешь, что делается с атомными, водородными бомбами, химическим или бактериологическим оружием массового поражения?

137
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru