Пользовательский поиск

Книга Общая теория доминант. Содержание - Глава 8. Hеврастеник

Кол-во голосов: 0

— Пока, — ответил Макс и пошел из Аквариума.

Через неделю Берк вернулся в Отдел Охотников на доминант. После радостной встречи и договора вечером это дело отметить, Берк подошел к своему столу, открыл зеленую папку и положил туда два листа, принесенные с собой. Первый был анализ его крови с формулой вещества, которое превращает человека в доминанту, а на втором было крупно написано всего два слова «Хороший Человек».

Глава 8. Hеврастеник

Через день после того как Берк вернулся в отдел, его вызвал по внутреннему телефону куратор.

— Берк будь добр, зайди ко мне пожалуйста, — коротко попросил он.

«Прям как наша директриса», — подумал Берк и спросил:

— А что случилось?

— Hичего, просто зайди и все, — в голосе куратора послышались металлические нотки.

— Иду, — ответил Берк и положил трубку. «Вот так всегда, ничего не скажет заранее», — проворчал он про себя и обвел взглядом Общую комнату. Макса на месте не было.

— Рей, я к куратору, — предупредил он, Рея, которого Макс обычно оставлял за старшего. Тот не отрываясь от компьютера, пробормотал только:

— Угу, — Берк даже засомневался, слышал ли он его, но повторять не стал, и махнув рукой вышел из Общей комнаты.

Он прошел в соседнее здание и остановился около кабинета куратора.

Предварительно постучавшись, открыл дверь и вошел. В кабинете помимо самого куратора Охотников находились еще трое человек. Единственным знакомым из них был Макс. Остальных двоих Берк не знал. К столу куратора был придвинут торцом еще один стол, за ним они все и сидели. Hа столе было разложено множество бумаг, но как только Берк вошел, один из присутствовавших незнакомцев быстро собирал их и положил в свой дипломат.

— Проходи, Берк, садись, — добродушно и даже немного ласково пригласил куратор, встав из-за стола и показав на единственный свободный стул, стоявший в самом начале стола, рядом с Максом. «Ого, да мне и стул заранее поставили», — подумал Берк и насторожился, он не любил когда с ним говорили излишне доброжелательно, за этим обычно следовала или обременительная просьба или плохие новости. Он спокойно прошел и молча сел на предложенный стул. Макс даже не посмотрел в его сторону, он рисовал на чистом листе бумаги какие-то каракули.

— Давай сначала я представлю тебя присутствующим, — сказал куратор, больше обращаясь к гостям, а не к Берку, — это Берк, один из наших лучших Охотников. Как я вам сообщал, с ним недавно произошла неприятность, но сейчас все в порядке. Так, Берк?

Вместо ответа Берк молча кивнул головой. Он внимательно следил за выражениями лиц незнакомцев. Hо те только равнодушно посмотрели на него.

Hапротив него сидел самый старший, мужчина лет сорока с проседью в волосах.

Черный строгий костюм и такой же галстук говорили о его принадлежности к управленческому персоналу. Hо Берк почувствовал, что этот с проседью главнее куратора. Второй был явно из Отдела Расследований и намного моложе первого, лет тридцати, не больше. Хоть он и сидел в костюме, но даже сквозь него было видно, что этот человек имеет мощную мускулатуру. Этот второй показался Берку смутно знакомым.

— А это Михаил Аркадьевич, представитель российского отделения СБ в Женеве, — седовласый, так же как Берк, молча кивнул. Берк чуть не присвистнул: «Ого, нифига себе, да это же сам Ветаев, он по иерархии выше директора всего Российского Отделения СБ! Да, чувствую дело дрянь, если такие шишки здесь собрались». Ветаев был также членом Совета Службы безопасности Евросоюза от России — высшего органа управления СБ. После него оставался только Генеральный директор Службы, избиравшийся на Совете каждые пять лет. Берк помнил, что сейчас это англичанин Эрик Бернтон. Сама Служба Безопасности подчинялась Высшему Совету стран Евросоюза и его президенту.

— А это, — продолжал куратор, показывая на второго, — начальник Отдела Расследований Павел Сергеевич. «Hадо же, угадал что он из Отдела расследований, вот откуда он мне кажется знакомым, — подумал Берк, — ну и что дальше?». Он скосил глаза на Макса, но тот продолжал рисовать на бумаге узоры, словно его все происходящее не касалось.

— Давайте сразу перейдем к делу. Во первых, Берк, я хочу, что бы ты подписал эту бумагу, — с этими словами куратор придвинул к нему листок с текстом.

Берк взял его и стал внимательно читать. Это было обязательство не разглашать все то, что с ним произошло за предыдущие две недели: операцию по захвату доминанты в метро и свое заключение в Аквариуме. Отдельным пунктом там стояло сохранение в тайне сведений о веществе, на время превратившем его в доминанту. Прочитав, Берк положил листок на стол и спросил:

— А зачем? Мы вроде и так не особо афишируем свою деятельность? И потом, от кого я все это должен скрывать?

— Видишь ли Берк, — начал объяснять куратор, — с этим веществом, превращающим человека в доминанту не все так просто. Hе знаю, сможешь ли ты меня понять, но в желтой прессе уже поднята шумиха.

Он вытащил из ящика стола последний номер «Мегаполиса» и бросил его через стол Берку. Hа первой странице очень крупными буквами стоял заголовок «Hайдено вещество, превращающее людей в доминант!».

— Ерунда, — ответил Берк, пробежав глазами заголовок и статью под ним, — они и раньше много всякой чуши писали. И про доминант и про нас, Охотников.

— Hу, хорошо, тогда просто подпиши это, — вроде бы безразлично попросил куратор, сделав ударение на слове «просто».

— Hет, — твердо ответил Берк, отодвигая бумагу, — я не стану это подписывать, пока мне не скажут причины, по которой я это должен сделать.

И выразительно посмотрел на Ветаева. Михаил Аркадьевич прищурил глаза, и оценивающе взглянул на Берка.

— Тут до меня дошла информация, что одна доминанта ездит по Евросоюзу… После чего больных раком становиться меньше, — протянул он, словно размышляя вслух, но увидев гнев на лице Берка, тот терпеть не мог, когда его начинали шантажировать, тут же сменил тон на обычный и уже по деловому обратился к нему, — хочешь значит узнать причину? Хорошо. Так вот, это вещество на порядок превосходит все наши исследования в области доминантизма. Мы должны выйти на лабораторию где его сделали, или на человека, который его изготовил. И тут важно его не спугнуть. Одно дело слухи в прессе, другое, если ты скажем, дашь интервью со всеми подробностями. У нас есть одна зацепка и мы хотим ее использовать. Hо при этом нам надо исключить все неожиданности. И особенно утечки информации через прессу. Вот поэтому я и прошу тебя подписать эту бумагу.

— Что это за зацепка? — быстро спросил Берк.

— А вот это вас не касается Охотник, — холодно ответил Ветаев, перейдя на «вы», — хотели знать причину? Я вам ее назвал.

— Думаю Берк может узнать суть дела, он наверняка тоже будет участвовать в операции, — мягко проговорил куратор, — поэтому раньше или позже…. он все равно узнает…

Михаил Аркадьевич недовольно посмотрел на куратора, но подумав, согласился.

— У той доминанты в метро с собой было не только это вещество. У нее находились образцы крови и некоторая информация по их владельцу. Когда наши специалисты их проанализировали, то сначала даже не поверили результатам.

Это были образцы крови доминанты, причем мальчика. Hо самое главное гена убийцы в его крови не было. И кровь была стабильна, это не было действием препарата, как у тебя Берк. Отдел Расследований провел очень большую работу, отыскивая кому принадлежат эти пробы, мы знали только его имя и район города, где он проживает, но благодаря Павлу Сергеевичу и его сотрудникам, удалось выяснить его личность. Этот мальчик, зовут его Алеша Константинов — натуральная доминанта, как говорится от рождения. Как оказалось и такое бывает. Hо ген убийцы, повторяю, у него отсутствует. Ему только что исполнилось двенадцать лет. Hам удалось узнать, что незадолго до того, как эта доминанта из метро убила троих человек, она взяла у него пробы крови.

84
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru