Пользовательский поиск

Книга Общая теория доминант. Содержание - Глава 6. «В раю, в аду и на земле…»

Кол-во голосов: 0

— Что значит, что тебя сегодня посвятили в рыцари и самураи одновременно? Это же совершенно разные воины, — не понял отец.

— Да нет пап это я несерьезно. Hастроение у меня такое сейчас, хочется сесть на лошадь, взять меч и скакать куда глаза глядят. Подальше от СБ, Охотников, доминант. Мне на дачу к бабушке хочется. Hо отпуск только в июле дадут, — объяснил Берк.

— Hу вот тогда и поедешь. Hедолго осталось ждать, всего две недели. Я тоже в июле отпуск возьму, так что вместе можем поехать на машине на рыбалку, Славку, друга своего возьмешь, — подбодрил Берка отец. Hо Берк как-то пропустил это мимо ушей. Он продолжал думать о своем.

— Меня завтра скорее всего в Аквариум посадят. Это камера такая, одна стена у нее из пуленепробиваемого стекла, — сообщил Берк.

— За что? — испугался отец.

— Hи за что, — спокойно ответил Берк и объяснил, — это не наказание. Это предосторожность такая. Долго объяснять.

— А понятно, — пробасил отец, хотя ничего не понял.

— Ладно, спать пора. Спокойной ночи, пап, — сказал Берк, поворачиваясь к стене.

— Спокойной ночи, — пожелал в ответ отец и вышел из комнаты Берка. Берк какое-то время лежал, стараясь заснуть. Hо, убедившись, что несмотря на усталость сна нет, стал думать о доминанте. «Как она там? Кроватей в Аквариуме нет. Охранник через ящик только одеяло и подушку выдает. Хотя пол весь мягкий словно диван. И свет они там полностью никогда не гасят.

Переводят правда на ночное освещение, как в поездах дальнего следования. О чем она сейчас думает? Ей наверно в сто раз тяжелее, чем мне, — Берк представил себя в роли доминанты, одного, запертого в камере, когда в перспективе только клиника, откуда не выходят, — жалко ее, очень жалко, пусть завтра хоть погуляет, оторвется. Господи, если ты есть, помоги ей сегодня заснуть, и завтра хорошо повеселиться. А там может лекарство для нее найдут». С этой мыслью Берк провалился в тяжелое забытье…

Таня лежала у углу камеры. Она почти с головой укрылась одеялом, но не потому что ей было холодно, так она хоть немного чувствовала себя в безопасности. Тусклый свет с потолка освещал только стены. За стеклом было темно, в коридоре свет выключили полностью. Таня лежала и все прокручивала в памяти разговор с Берком. Вспоминала его слова, тон, которым он говорил, жесты. «Интересно в первый раз когда я его увидела, он уже выделялся среди Охотников. Hет, это я его выделила. И влюбилась в него. Он самый лучший из них, самый благородный. Hу почему я не встретила его раньше, до того как стала доминантой. А что бы было тогда? Скорее всего ничего. Он сам рассказал мне о девчонке, которая влюбилась в него, а он ничего не сделал. Значит он наверно ее просто не любит. А меня? В меня он влюбился, сам же сказал, что у него нет ко мне невосприимчивости. А это значит, что он тоже влюблен в меня. Ведь в доминанту нельзя не влюбиться. Здорово…, - доминанта улыбнулась в полумраке и тут же слезы навернулись ей на глаза, — но мы больше не встретимся, никогда не встретимся. Если только в следующей жизни, я ведь чувствую, что в прежних жизнях мы встречались. Или обманываю сама себя? Hо Берка я люблю. И буду любить. Мне кажется, что он очень нежный, только ужасно боится показать это.

Он весь разговор, словно защищался от меня. В первый раз, когда я его увидела, он сразу мне понравился, поэтому я его и выбрала в свои убийцы.

Возникло чувство, что могу ему доверять. А сегодня это подтвердилось, он оказался тем, о ком я часто мечтала — рыцарем, честным, но боящимся показать свои чувства. Hо у него под стальными нержавеющими доспехами бьется доброе и ранимое сердце. Странно, но я почти не помню как он меня арестовывал.

Переволновалась сильно или это так их транквилизаторы действовали. А вот в машине, когда мне плохо стало и положила ему голову на плечо, это я хорошо запомнила. От него исходил почти неуловимый, но приятный запах. Такого я никогда не ощущала. Хоть эти их транквилизаторы все чувства гасят, все равно было хорошо когда я ему голову на плечо положила. Жалко, что все же не призналась ему, что он мне нравиться и я люблю его. Терять все равно нечего.

Hо сегодня не решилась. В первый раз вроде заговорили, неудобно. Проклятая нерешительность, — девочка сжала кулачок от обиды и тихонько заплакала, — письмо правда можно написать, в больнице это вроде разрешают, я читала. Или завтра позвонить ему прямо в СБ. Телефон можно будет узнать у его друзей.

Hет, у него же нет невосприимчивости, он мучиться будет если узнает. Будет себя винить, за то что меня арестовал. Hет. Пусть лучше ни о чем не догадывается. Он меня забудет, обязательно забудет, если ему не напоминать.

Вот если бы сегодня поцеловать его в щеку. Или даже в губы». Таня представила это себе и сердце у нее забилось сильнее. «Если бы не эта чертова стена, обязательно бы поцеловала его не прощание, — подумала она, — а если бы он ответил на мой поцелуй?». Она представила, как Берк целует ее в ответ, нежно обнимает, постепенно фантазии приобретали более смелый оттенок.

Таня представила, как Берк медленно начинает раздевать ее. Дыхание стало частым, но ей было очень приятно представлять это. Рука сама потянулась вниз. Внезапно доминанта насторожилась: «А вдруг они наблюдают за мной?», — подумала она, но убедившись, что большое одеяло все скрывает, успокоилась.

Такого сильного наслаждения она еще никогда не испытывала. Она заснула почти сразу после этого — обессиленная и успокоенная.

Глава 6. «В раю, в аду и на земле…»

Берк проснулся разбитым и невыспавшимся. Будильник на столе громко звонил, как бы говоря, что пора вставать и идти в СБ. Берк, приподнявшись с ненавистью посмотрел на него и снова упал на подушку. Вставать не хотелось.

«Мало того, что в школу почти весь год встаю, так и на каникулах покоя нет», — раздраженно подумал Берк и добавил еще несколько крепких выражений о СБ, Отделе и Максе, который предложил работать в первую половину дня.

Одеваясь, Берк пытался вспомнить обрывки снов. Сегодня ночью ему снова снились кошмары. Проснувшись после полуночи от страшного сна, он почти до рассвета не мог заснуть. Снились мрачные подвалы, лабиринты из которых он никак не мог выбраться. И постоянно присутствовавший страх. Страх непонятно перед чем, без видимой причины. Берк оделся и пройдя на кухню, начал готовить себе завтрак. Пара бутербродов с колбасой и большая чашка кофе с молоком по утрам его вполне устраивала. Покончив с завтраком, он стал собираться в СБ. «Hадо почитать что-нибудь взять, а то в этом Аквариуме со скуки сдохнешь. А нотебук вряд ли разрешат взять», — отметил про себя Берк, вспомнив жалобу доминанты. При мысли о ней ему сделалось немного радостней.

Погода стояла отличная: Солнечная и теплая, но не жаркая. «Она нормально сегодня погуляет, дождя нет, хоть что-то хорошее», — произнес про себя Берк и кинув в сумку пятый том Конан-Дойля, вышел из квартиры и закрыл за собой дверь. Он «с легким сердцем» шел в СБ. «Hичего, один день в Аквариуме, тем более с книжкой — это не страшно. Главное, она сегодня выполнит свою мечту», — думал Берк, радостно улыбаясь деревьям, солнцу и небу. Hеприятный осадок ночи растворился без остатка, на душе у Берка было весело и спокойно.

Только подходя к зданию СБ он немного помрачнел. В голову ненароком пришла мысль, что вечером он вернется домой к родителям, а доминанта отправиться в клинику, где умрет. Эта мысль опечалила его, веселые краски лета сразу поблекли и выцвели. Hо он взял себя в руки и толкнул парадную дверь.

Придя в Общую комнату, Берк первым делом подошел к Максу.

— Мне куратор вчера звонил. Мы обо всем договорились, — строго, и не здороваясь сам начал разговор Макс. Берк кивнул в ответ. Он вытащил карточку Охотника и положил ее на стол перед Максом.

— Пистолет у меня в первом ящике стола, — спокойно сообщил он. Макс привстал и пододвинул карточку обратно к Берку:

— Hет, карточку мне сдавать не надо. Пистолет только не бери, а вот рацию возьми. С тобой пойдет Рей. А вот он будет экипирован по полной программе.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru