Пользовательский поиск

Книга Невидимый свет. Содержание - 1. ФЕЯ РИДНОЙ КУБАНИ

Кол-во голосов: 0

5. ВЕЛИКОЕ БЕДСТВИЕ

Всемирная катастрофа, которую предрекал профессор, вползала в жизнь незаметно, коварно, как медленно действующий яд. Несмотря на кристальную чистоту воздуха, с каждым днем все более нарастала духота. Жителям Чистого быстро надоело вечно безоблачное темно-синее небо с неизменно ярким солнцем.

Дожди во всем мире совершенно пропали. Их заменили более редкие, но бешеные ливни, низвергавшиеся с неба при ясном солнце. В одних областях они наблюдались довольно часто, зато в Чистом и других местах их совсем не было. Каждый ливень, как сообщали телеграммы с разных концов света, производил огромные разрушения и кончался наводнением. Несмотря на это, многие равнинные реки стали пересыхать.

Палящий зной был невыносим. Все увеличивавшаяся влажность воздуха превратила мир в огромный парник. При движении люди и животные обливались потом, который, однако, не приносил облегчения. Также и от ветра не становилось легче — только капли пота росли при этом быстрее.

Мучительно жаркие дни сменялись холодными ночами. С наступлением вечера температура воздуха быстро падала. Тотчас же после захода солнца начиналось бурное образование росы. Невообразимая духота сменялась не более приятной промозглой сыростью, от которой все спешили укрыться в закрытых помещениях. За ночь почва и все находящееся на ней так же обильно покрывались влагой, как после хорошего дождя. С наступлением дня вся эта влага быстро высыхала, и снова вступали в свои права невыносимые жара и духота.

Странно вели себя растения. Казалось, они впали в какую-то необыкновенную спячку — жизнь остановилась в них, совершенно прекратился рост. Наименее устойчивые хирели и от непонятных причин гибли, Ничто не помогало: ни поливка, ни пересадка, ни удобрения. У агрономов появилось для этого явления новое выражение — «мокрая засуха». Миру грозил небывалый неурожай.

Наблюдая эти страшные явления, старый профессор с горечью бормотал про себя:

— Да, да, я ожидал это… Так это и должно быть.

Природа точно следует своим законам.

В этот год ни одно фруктовое дерево не принесло плодов, ни один куст не дал ягод, ни одно растение не родило семян. Не заколосились хлебные злаки, на соснах и елях не выросли шишки, под картофельными кустами не набухли клубни.

Положение ухудшалось с каждым днем. Жить, дышать и работать становилось все труднее. К концу лета воздух стал жарко-влажным и душным, как в бане. Люди выглядели так, словно их только что вытащили из пруда: в тени с них непрерывно текла вода, одежда была насквозь пропитана ею и прилипала к телу. Текли потоки и с теневых сторон домов и гор. Бушевали и разливались горные реки. Сухих предметов в тени не было — все стало отвратительно мокрым.

Люди возненавидели жгучее солнце, передвигавшееся по вечно безоблачному темно-синему небу. Несмотря на жару и духоту, приходилось проводить все время в домах при закрытых окнах. В комнатах непрерывно топились печи и горели керосиновые лампы — это был единственный способ поддерживать воздух в относительно сухом состоянии.

Профессор был беспросветно мрачен. Его угнетала мысль: «А что, если мы не найдем способа восстановления вязкости?.. — думал он. — Если это вообще невозможно?» Дни и ночи в доме Марьи Ивановны шла кипучая работа. Эксперименты следовали за экспериментами. Доктор, Штепсель и остальные виновники катастрофы принимали горячее участие в этой работе, стремясь хоть как-нибудь загладить свою вину.

Страшные изменения, происшедшие в мире, наводили ужас. К тому же все было так неожиданно, непонятно.

— Потап Скафандрович, — тихо обратился однажды доктор к профессору. — Мы поражены, с какой трагичной точностью жизнь подтверждает ваши слова. Да, безмерно велико наше преступление. Я и остальные товарищи совершенно ошеломлены теми неожиданными последствиями, которые повлек за собой наш поступок. Но, сказать правду, многого мы просто не понимаем. Жара, духота, сырость, гибель растений… Неужели же все это из-за… пыли?

— Да, — глухо ответил профессор. — И сырость, и жара, и неурожай — все это из-за отсутствия пыли. Если вы сомневаетесь в этом, то позвольте напомнить вам кое-что из физики.

Присутствовавшие в лаборатории участники рокового эксперимента робко подняли головы, приготовившись слушать.

— Видите ли в чем дело, — сказал профессор, — в воздухе, как вам, наверно, известно, всегда имеются водяные пары. Чем выше температура воздуха, тем больше паров он может содержать. При температуре в плюс двадцать градусов в одном кубическом метре воздуха может содержаться самое большее семнадцать и двенадцать сотых грамма водяных паров. Воздух тогда насыщен парами до предела. А если он перенасыщается, то происходит конденсация — избыток паров сгущается в воду. Но пар может конденсироваться, оседать только на чем-нибудь — на каких-нибудь телах, с которыми соприкасается воздух. Раньше испарения почвы, рек и морей, поднимаясь в холодные слои атмосферы, конденсировались вокруг пылинок: каждая пылинка обрастала мельчайшей, не видимой невооруженным глазом капелькой воды. Витая массами в пространстве, эти капельки образовывали облака и туманы, что одно и та же. Облако — это туман вдали, а туман — облако вблизи. В облаках капельки сливались во все более крупные капли, выпадавшие в виде дождя. Теперь в атмосфере нет более пылинок, вокруг которых могли бы конденсироваться пары. Поэтому нет облаков и дождей. Теперь воздух не только насыщается паром, но и сильно перенасыщается. В воздухе теперь может накопляться в четыре раза больше пара, чем раньше. И когда в такой перенасыщенный воздух попадает какое-либо тело, пары жадно охватывают его и бурно конденсируются на нем. Вот почему все мы мокрые. Мы не только потеем, мы все время конденсируем на себе атмосферную влагу. А ветер не только не увеличивает испарение влаги с тела и не охлаждает, как это бывало раньше, а наоборот — он нагоняет на нас новые массы перенасыщенного воздуха, то есть новые массы той же влаги.

Когда же перенасыщение превосходит все возможные пределы, пары конденсируются в атмосфере сразу, наподобие взрыва, и вот мы имеем в наиболее влажных местностях катастрофические ливни.

Их приносят главным образом теплые ветры с юга.

Отсутствие дождей приводит к обмелению равнинных рек. Горные же реки, наоборот, разливаются сокрушительными потоками, потому что перенасыщенный воздух, достигнув гор, сразу отдает всю свою влагу, конденсируясь на их поверхности.

Облака и пыль как бы одеялом окутывали нашу планету, не давая ей слишком нагреваться и остывать. Теперь атмосфера кристально прозрачна. И вот, днем — палящий зной, а ночью — холод из-за усиленной теплоотдачи почвы. Климат стал резко континентальным.

Все это тяжело, мучительно. Но, на худой конец, с этим как-нибудь еще можно было бы мириться.

Гораздо страшнее гибель растений.

Вы думаете, это из-за того, что не выпадают дожди? Вовсе нет. Тут дело сложнее. Раньше поверхность листьев непрерывно испаряла влагу, а из почвы постоянно в растения поступала новая вода вместе с растворенными в ней питательными солями. А теперь испарение влаги с растений прекратилось — воздух и так перенасыщен ею. Растения стоят напитанные до отказа водой и поэтому не могут тянуть ее больше из почвы. Следовательно, они не получают и нужных им для жизни солей. Наконец, поскольку воздух перенасыщен паром, он задерживает ту часть солнечных лучей, которая помогает растениям разлагать углекислоту и строить из нее крахмал.

Лето близится к концу, и если мы в ближайшее же время, в сентябре, не сумеем восстановить вязкость воздуха, то все растения неизбежно погибнут, а с ними и животные и все мы, — жестко закончил профессор.

Каждое его слово действовало на слушателей подобно удару молота.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru