Пользовательский поиск

Книга Невидимый свет. Содержание - 2. КАК ДАЧНИКИ ВЗБУНТОВАЛИСЬ И КАКОЕ РЕШЕНИЕ ОНИ ПРИНЯЛИ

Кол-во голосов: 0

1. КАК КОЛЯ СНИМАЛ ДАЧУ И ЧЕМ ЭТО ОКОНЧИЛОСЬ

Коля Реостатов недавно окончил электромеханический техникум. Он мечтал еще учиться, изобретать, работать не покладая рук, как вдруг — туберкулез. И вот он сидит в кабинете доктора, бледный, худой, глухо покашливая.

— Вы не представляете себе, — говорит ему доктор, — каким страшным бичом человека является пыль. Пыль строительная, дорожная, от ремонта мостовых, копоть фабричных труб и так дальше. Все это загрязняет наши легкие и вызывает заболевания дыхательных органов. Задача культурного человечества — бороться с пылью всех видов вплоть до космической.

— Но мне-то что же делать? — робко произнес Коля. — Неужели мне… так и погибать?

— Ну-ну… — Доктор улыбнулся. — Ваши дела совсем не так уж плохи. Соблюдайте строгий режим, поселитесь за городом. Теперь как раз весна. Снимите комнату в селе Чистом, — я уже направил туда с десяток больных. Местность высокая, сухая. Только подальше от пыльных дорог. Итак, всего хорошего!

В ближайший выходной день Коля отправился в Чистое. Он долго бродил по селу в поисках комнаты, но всюду было уже занято. И вдруг его внимание привлекла стоявшая далеко в стороне очень странная на вид дача. Вернее, не сама дача, а то, что находилось на ее крыше: на ней росла большая ель серого цвета. К даче были подведены электрические провода высокого напряжения.

«Что бы это значило?.. — подумал Коля. — Попробую-ка зайти туда».

Его впустила невысокая полная женщина.

— Нельзя ли у вас снять…

— Чшш… — прошипела женщина. — Говорите тише — профессор дома. Снять можно, только чтобы профессор не знал.

Коля осмотрел комнату и шепотом сговорился с хозяйкой. Двигаясь к выходу, они прошли мимо закрытой двери, на которой красовалась дощечка с надписью «Не входить и не стучать».

Итак, дача есть. Коля страшно доволен. Забыв о предупреждении хозяйки, он громко спросил:

— А как у вас насчет пыли? Врач предписал мне…

Докончить эту фразу Коля не успел. Произошло нечто неожиданное: дверь со строгой надписью шумно распахнулась, и из таинственной комнаты стремительно выскочил маленький тщедушный старичок с огромной копной седых волос на голове.

— Черт бы вас всех побрал, — закричал он, отчеканивая слова, — с вашими разговорами о пыли!

— Потап Скафандрыч… — укоризненно перебила его хозяйка.

Но старичок был взбешен и не унимался.

— Что, Потап Скафандрович! — набросился он на хозяйку. — Я уж три недели бьюсь над уточнением коэффициента вязкости тропосферы, а эта непрекращающаяся дурацкая болтовня о пыли…

— Потап Скафандрыч! — настойчиво повторила хозяйка.

Старичок рассвирепел еще больше. Его маленькие черные глазки мигали и беспокойно бегали под густыми седыми бровями.

— Это невозможно, невыносимо! Сегодня уже пятый идиот лезет сюда с пылью! Вон отсюда! — взвизгнул он и угрожающе шагнул вперед.

Коля инстинктивно схватил старика за грудь и отшвырнул его назад. Затем опрометью выскочил наружу и, задыхаясь от кашля, бросился бежать. В нем кипело чувство отвращения.

— Молодой человек! Молодой человек! Погодите! — кричала, догоняя его, хозяйка.

Коля остановился. Тяжело дыша, полная женщина подбежала к нему и сбивчиво заговорила:

— Молодой человек! Не сердитесь, он не всегда такой, он только последние недели ужасно нервничает… Он очень много работает, дни и ночи, все ищет в своей машине какой-то фицъент, совсем помешался…

Коля молча слушал.

— Сегодня он уже пятого съемщика выгоняет. Раз сняли, то поселяйтесь, комнаты все равно нигде больше не найдете. Нужды мне нет, он хорошо платит, но одной теперь страшно с ним, сам с собой все говорит… «Найду, — говорит, — фицъент, и все человечество осчастливлю».

— Марья Ивановна! — послышалось со стороны дачи, и в окне показалась голова с копной седых волос. — Ма-арья Ивановна! Идите сюда и ведите молодого человека!

— Идемте! — отрывисто прошептала Марья Ивановна и ухватила Колю за руку.

Коля повиновался. Через минуту они вошли в дом.

— Пожалуйте ко мне в лабораторию, — обратился старик к Коле, не глядя на него.

Коля попал в таинственную комнату с надписью «Не входить и не стучать».

— Сядьте, — небрежно проронил старик, не поднимая головы, и указал на кресло.

Коля сел и оглянулся. В лаборатории господствовал полнейший хаос: мебель в беспорядке, этажерка опрокинута, на полу валяются куски дерева, опилки, обрезки жести, проволока; на столах громоздятся батареи бутылок, разбросаны инструменты, тряпки, колбы, реторты, коробки; стены увешаны полками, занятыми множеством пробирок и склянок с порошками пыльного цвета.

Темный бревенчатый потолок покрыт сетью проводов; около одной из стен — мраморная доска с рубильниками и электроприборами. А в углу — огромное сооружение, похожее на радиостанцию. От сооружения подымается столб, уходящий в отверстие в потолке.

Старик тоже сел, откинулся на спинку кресла и вперил в Колю острый, испытующий взгляд. Коле стало не по себе. Он приготовился уже к защите, как вдруг старик расхохотался.

— Ха-ха-ха… как это вы… хо-хо-хо… ловко схватили меня… хи-хи-хи… ха-ха-ха!..

Смеялся он долго, весело и раскатисто, мотая головой и трясясь всем телом. Коле стало жутко. Он видел перед собой сумасшедшего.

Внезапно старик стал серьезным.

— Вот что, молодой человек, — строго сказал он, встав с кресла. — Я решил впустить вас, потому что, во-первых, иначе я не избавлюсь от праздношатающихся дачников и разговоров о пыли. Я уже тридцать лет занимаюсь ею, и она надоела мне. Так что ежедневная болтовня о пыли за стеной с хозяйкой раздражает меня. Во-вторых, мне как раз нужен домашний электромеханик…

— Откуда вы знаете? — удивился Коля.

— У вас на лице написано. Ну-ну, не пугайтесь, я шучу… я слышал ваш разговор с хозяйкой. В-третьих, вы мне понравились; энергичный молодой человек, сумевший одним движением отбросить к стене великого изобретателя, профессора трех кафедр и действительного члена одиннадцати ученых обществ, чего-нибудь да стоит! Будем знакомы, будем друзьями! — и старик протянул Коле руку.

Коля смущенно встал, тоже протянул руку и хрипло произнес: — Коля Реостатов.

— Перенасыщенский, — отрекомендовался старик. — Потап Скафандрович Перенасыщенский, доктор философии, медицинских и математических наук, специалист по всем видам пыли солнечной системы. А теперь смотрите.

Профессор схватил Колю за руку и потащил его к полкам с пробирками.

— У меня собраны здесь некоторые образчики пыли земного шара. Вот это (профессор указал на желтоватый порошок) — китайская пыль из провинции Хэнань, а это — из Французского Марокко, а вот пыль из окрестностей Калькутты, тут — коллекция лучших сортов австралийской пыли…

Коля не знал, как это все понимать. А безумный старик продолжал демонстрацию своих странных сокровищ. Перед глазами Коли мелькали склянки с пылью камчатской, мексиканской, скандинавской, каракумской, канадской, ирландской, азорской, порториканской, абиссинской, метеоритной, космической…

— Всю эту пыль я убью! — объявил профессор тоном, не терпящим возражений. — Я облагодетельствую человечество. Миллионы исцеленных воздвигнут мне великолепный памятник. Я излечу вас от туберкулеза, — Откуда вы знаете?..

— У вас на лице написано. Но, — мрачно добавил профессор, — прежде всего необходимо очень точно определить коэффициент вязкости воздуха: я должен знать, на какую волну настроить вибратор. Иначе произойдет несчастье. Вот он, результат работ всей моей жизни!

Коля повернул голову в сторону огромного сооружения в углу.

— Стоит только включить рубильник, — продолжал старик, — как мощные волны профессора Перенасыщенского пронижут земную атмосферу и произойдет чудо.

От всего виденного и слышанного у Коли стала кружиться голова. «Сумасшедший, — подумал он. — А может быть, и нет — кто его знает…» Кроме того, сосало под ложечкой — мучительно хотелось есть.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru