Пользовательский поиск

Книга Недра. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

- Давай.

Вспыхнула яркая звёздочка, потом ещё, и ещё…

- Как красиво, - прошептала ива.

- Ага, - согласился Тихомир.

За спиной чувствовалась пустота, перед глазами… вселенная - необычайная, дикая и свободная, существующая и нет, бесконечная и ограниченная. Миллионы галактик, миллиарды звёзд, невообразимое количество планет, астероидов, комет… Вселенная вливалась в сердце, несясь по артериям, проникая в вены, сосуды, капилляры, наполняя собой каждую клеточку тела, пропитывая его необъятностью, дикостью и свободой.

- Ты это чувствуешь? - спросил Тихомир иву.

- Да.

- Мы часть вселенной, а вселенная часть нас.

- Здесь так хорошо…

Вдалеке показались неясные очертания зверя. Через мгновение стало понятно, что это котёнок, с окровавленной мордочкой.

- Сейчас на его пути появиться шипастый цветок, - прошептал Тихомир иве.

- Знаю, - печально ответила та, - и не хочу на это смотреть. Давай уйдём в ничто.

Они снова поплыли в пространство, где царило небытие.

- Жалко, - прошелестело дерево.

- И мне, - согласился Тихомир, как-то оживляясь. - А давай проникнем во вселенную в том месте, где нет ни котёнка, ни цветка.

- Вот это идея! Они знают, что мы поблизости, но мы потеряемся, и будем наслаждаться этой вселенной… И ещё: волк, мне нужно попасть в одну галактику, на орбиту звезды… В общем, пойдем со мной!

- Пойдем. Ты мне чем-то нравишься, не знаю чем, но, кажется, нам стоит путешествовать вместе.

- А ведь в начале мы чуть не убили друг друга. Я словно была в другой оболочке, отравляющей все вокруг… Не знаю, но чувствую, как она разрушается… Благодаря тебе, волк.

Глава 8

Ярослава почувствовала обжигающую боль на щеке, рука инстинктивно дёрнулась и ощутила на себе чью-то кисть.

- Ну, наконец, - прервал тишину голос Пришивало.

В глаза ударил яркий свет. Ярослава обнаружила себя сидящей в салоне танка.

- Что за мода терять сознание в самые ответственные моменты… - Пришивало озабоченно ходил из стороны в сторону.

В голову, наконец, нахлынули мысли, принося с собой воспоминания о том, как она здесь очутилась и что необходимо делать дальше.

- Ты говоришь, связь с начальством оборвалась, - Ярослава медленно встала и повернулась к Дмитревичу.

- Да. Как только эта… мочалка нас обволокла.

- Болеслав, ты уже сделал то, о чем мы договаривались?

- Э, - замялся Пришивало, - ситуация за бортом знаешь ли…

- Ситуация как раз благоприятна для задуманного, - перебила его Ярослава.

Пришивало отправился в угол салона и прикладом автомата начал вышибать какую-то металлическую крышечку на стене. Экипаж сразу забеспокоился, а один из солдат, экипированный в одежду из нанотрубок, потянулся к оружию. Ярослава сразу же вышла в центр салона, подняла руку с перчаткой и остерегающе на него посмотрела.

- События развиваются именно в той последовательности, в какой они и должны были развиваться, - ледяным тоном произнесла она. - Я не гарантирую безопасности, но шанс выжить для всех нас значительно возрастёт, если мы сможем действовать независимо от вашего руководства, которое сейчас находится на поверхности и в любой момент может уничтожить танк легким движением руки.

Металлическая крышка отлетела в сторону, звонко ударившись о пол, а Пришивало отбросил в сторону автомат и начал копаться в проводах, скрывавшихся до селе в стене.

- Дмитревич, - Ярослава медленно подошла к его рабочему месту, - что мох может сделать с танком? Точнее, не мох, а эта…

- Мочалка, - подсказал Дмитревич.

- Мочалка, - повторила она, - она как-то воздействует на танк?

- Во-первых, она его обездвижила, - затараторил Дмитревич, - во-вторых, датчики зафиксировали многочисленные микропроникновения в броню. Через пару часов…

- Связь с колонной есть? - перебила его Ярослава.

- Нет.

- Система охлаждения только в колонне?

- Нет. Резервная есть в танке, но азота в нём… минут на десять и то, смотря какая температура за бортом. Её смонтировали только для того… Короче, если вдруг что случится из ряда вон выходящее.

- Как и сейчас. Вот и включай её.

- То есть?

- То и есть! Включай эту резервную систему охлаждения.

- Но температура за бортом не высокая, зачем!?

- Затем что её нужно включить! Дмитревич, твоё дело нажимать на клавиши, - думать буду я и Болеслав Андреевич.

- Всё, готово! - запыхтел в углу Пришивало. - Что там у вас.

- Я так понимаю, резервная система охлаждения танка тоже работает на основе жидкого азота?

- Да, - следователь пытался вникнуть в ситуацию, - а что?

- Как я до этого сам не додумался!? - воскликнул Дмитревич. - Азот заливает корпус танка, и всё в сантиметрах двадцати от него замерзает, включая мочалку.

- Дмитревич, ты главное на клавиши жми.

Почувствовался небольшой толчок. Танк медленно двинулся.

- Да не цацкайся ты с ней, - скривилась Ярослава.

- Не понял, - Дмитревич не отрывался от мониторов.

- За нами ещё должна пройти колонна, если они, конечно, до сих пор живы. С имеющимися успехами мы только «прорубаем» тоннель внутри самой мочалки. Давай избавимся от неё полностью. Металлической рукой ты управлять можешь?

- Э… манипулятором?

- Манипулятором.

- Могу.

- Ну, так развороши ёмкость с азотом - ещё лучше будет, если она взорвётся.

Мониторы засветились. В тусклом свете стали видны волокна, составляющие мочалку. Дмитревич вопросительно посмотрел на Пришивало.

- Делай, что говорят, - одобрительно кивнул тот.

Дмитревич засунул руку в перчатку, отвечающую за управление манипулятором. На экране одного из компьютеров появился баллон, прикреплённый к броне танка железными скобами, а секундой позже и сам манипулятор. Железная кисть обхватила ёмкость и начала её сжимать. Струйка газа вытекла на волокна мочалки, и те моментально обледенели.

- А теперь из пулемёта в те места, где мочалка замёрзла разрывными, - встрял Пришивало.

Как только большая часть мочалки была уничтожена, оставшиеся волокна начали съёживаться и превращаться в тёмную жидкость, стекавшую по бортам машины. Экипаж танка восхищённо смотрел на Ярославу, понимая, что она спасла их жизни.

- Чего уставились? - нарушила молчание Ярослава. - Дмитревич, жертвы?

Дмитревич застучал по клавиатуре.

- Нет!

- Полный вперёд!

Танк двигался несколько дней, но мох, толщина которого уменьшалась с каждым километром, агрессивности не проявлял.

- Похоже, мочалка была его последним оружием, - произнёс Пришивало, когда они ехали по одной из проплешин, всё чаще попадающихся в последнее время на пути.

- До теплового барьера - да, - уверенно сказала Ярослава.

- А после?

- После? - Ярослава задумалась. - Внутри.

- Внутри?

- Внутри барьера. Я чувствую, что произойдёт нечто ужасное внутри теплового барьера.

- Снова мох?

- Не знаю…

Температура в течение последующих дней ощутимо поднималась. Солдаты молчали, но в их взглядах всё чаще прочитывалось желание снять бронежилеты.

- Болеслав Андреевич, - прошептал Дмитревич, - я тут сказать хотел кое-что… Ну, с глазу на глаз.

- Так говори! Не думаю, что от Ярославы стоит что-то скрывать.

- Э…

- Мне повторить!? Мы теперь одна команда. Всё! Начальство нас уже никак не реабилитирует, поскольку бунтари подлежат немедленному уничтожению - обратного пути нет. А вот туда, куда мы едем… вполне возможно, но без Ярославы нам не добраться.

- Я понимаю, - зрачки Дмитревича не находили себе места, - в общем я много раз участвовал в учениях с танком и знаю в нём каждый болтик…

- И?

- Отсек «Z», мы открыли его, но последний раз, когда я его видел… он казался больше по объёму.

- Элементарно, - Ярослава подошла к закрытому отсеку, - ваше начальство перестраховалось на случай непредвиденных обстоятельств, типа подобного бунта. Они разбили отсек на две части. И во второй, думаю, лежит нечто важное, нечто такое, без чего мы не сможем пройти тепловой барьер.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru