Пользовательский поиск

Книга Миллион открытых дверей. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Глава 7

Прошло несколько часов, но ответа так и не последовало, хотя Прескотт утверждал, что на этот раз посланный сигнал был еще более мощным. Вездеход, на котором я планировал отправиться, был уже почти подготовлен, но мне так хотелось спать, что нечего было и думать, чтобы вести машину в таком полусонном состоянии. Мой выезд решили отложить на начало следующего Света, тем более что луна начала прибывать. Это означало, что после наступления Тьмы можно было бы вести машину еще часа два до того, как она бы села на востоке. Поэтому я улегся, намереваясь проспать десять часов. Улеглись и Сюзанна с Робертом — еще двое водителей вездеходов. Они тоже решили на всякий случай хорошенько выспаться, хотя нам могло и повезти — если бы прибыла помощь, то им и за руль не пришлось бы садиться.

Проспать мне удалось семь часов. Я проснулся и больше уснуть не смог. Рядом со мной крепко спала Маргарет. Видимо, она улеглась недавно, поэтому я не стал ее будить. Я встал, оделся и выбрался из кабины, чтобы подышать свежим воздухом и поразмыслить.

В кабине перевернутого вездехода горели огни. Я спустился туда и сменил Петру, которая дежурила около Пола.

Похоже, она была мне очень благодарна за это, и это было понятно: они с Полом друг друга недолюбливали, а он теперь все чаще приходил в сознание, причем делать это ухитрялся в самое неподходящее время и страшно капризничал. Отчасти его беды состояли в том, что у него начинала нестерпимо чесаться какая-нибудь часть тела под фиксирующей нейростатической пеной.

Когда я заступил на дежурство около него, Пол спал, но вскоре очнулся. Настроение у него оказалось получше, чем в какой-либо раз из двух последних дней. Какое-то время мы поговорили с ним о событиях с Утилитопии, обсудили то, какие блюда он будет заказывать, когда его поместят в больницу, а какую еду нам стоит доставлять ему в виде контрабандных передач. Потом он стал шутить по поводу того, каким образом могла сказаться случившаяся авария на задуманном им бизнесе.

— Пожалуй, — сказал он, — мне стоило бы отказаться от снаряжения и отправки экспедиций, а вместо этого организовать «Дистанционную спрингерную службу неотложной медицинской помощи Пола Пэтрона».

— Идея весьма недурна, — кивнул я. — Да вот только вы, каледонцы, не очень-то суеверны, и вряд ли кто-то из вас смог бы отказаться от задуманного из-за какой-то там аварии, какой бы серьезной она ни была. Не думаю, что мысль о снаряжении экспедиций стоит похоронить навсегда. Как только будет создана спасательная служба и заработает надежная интерком-связь, ты сможешь приступить к организации регулярных туров. И я очень рад тому, что все вы успели до отъезда записать свои псипиксы. Теперь Анне будет грозить только легкая амнезия. Но когда она просмотрит видеозаписи похода, отрицательные последствия сведутся к минимуму.

Пол застонал. Дело в том, что он имел обыкновение, разговаривая, мотать головой, а теперь, всякий раз когда он пытался делать это, он получал напоминание о том, что закован в прочную фиксирующую пену.

— Это если ее псипикс приживется, — сказал он. — Еще никогда в жизни не попадался человек вроде Валери-Бетси.

Пол пребывал сейчас в полусидячем положении, в которое мы медленно, постепенно его перевели. Мы проделали в пене отверстия в нужных местах, дабы Пол мог совершать естественные отправления, но головой он не мог пошевелить при всем желании, и это удручало его настолько же, насколько мог огорчить аквитанца разговор с завязанными руками.

— А-а-а… Жиро.

— Я здесь. Пол.

— Прости, пожалуйста, но мне надо… по-большому. Знаешь, когда я это делаю, у меня такое ощущение, будто у меня бедра накачаны, как у чемпиона по легкой атлетике.

— Ладно, нет проблем. Секундочку… — Я подставил ведро под отверстие в кресле. — Сейчас-сейчас…

Конечно, положение Пола было унизительным. Все его функции регулировались нейростатом. Он даже не мог опорожнить кишечник, если бы кто-то не нажал соответствующую кнопку. Делалось это для его же блага — чтобы он не испытывал лишней боли. Как правило, мы занимались этим профилактически несколько раз в день, независимо от того, испытывал ли Пол соответствующие желания, так что меня порадовало то, что сейчас он сам захотел очистить кишечник.

Процесс этот не поддавался тонкой регулировке. Как только я нажал кнопку. Пол со страшной силой опорожнил кишечник, и я порадовался тому, что он испытал при этом всего лишь бледное подобие тех ощущений, которые испытал бы, если бы нейростат был отключен. Ну а уж запах… Опустим эти подробности. Я только заметил для себя, что стоило бы давать ему побольше слабительного.

— Давай-ка заодно и по-маленькому, если не возражаешь, — предложил я.

— Нисколько не возражаю, — отозвался Пол.

Я пристроил катетер и отвернулся к пульту управления нейростатом.

— А как думаешь, можно было бы с помощью этой машины давать уроки Валери? — спросил Пол.

Вопрос был настолько неожиданным, что я согнулся пополам от хохота. Отсмеявшись, я ответил:

— Пожалуй, проще было бы давать уроки Бетси, чтобы затем она делилась опытом с Валери.

Пол согласно фыркнул.

— К несчастью, они словно сговорились. Валери дарит свое тело мне, а Бетси — всем остальным.

Согласно слухам, последнее утверждение было в корне неверным, но я не стал этого говорить Полу.

— При этом обе утверждают, что ничего подобного нет и в помине. Ладно, Жиро, давай включай.

Я нажал на кнопку. По катетеру утекло огромное количество мочи. Видимо, в последнее время Пол ухитрился выпить много жидкости. Я наполнил водой резервуар, а он проговорил:

— В данное время я кажусь себе устройством для перегонки воды, — проворчал Пол, и я занялся уборкой.

Небольшая часть содержимого ведра перекочевала в медицинский анализатор, а остальное я спустил в унитаз из туалетной кабинки, которую пришлось ранее снимать с потолка. Теперь она исправно работала. Послышался негромкий плеск — заработала система переработки жидкости, а потом — тихий удар. Это упали в приемник заключенные в герметичную оболочку фекалии.

Теперь предстояла самая неприятная, на мой взгляд, работа. Нужно было обмыть и вытереть Пола. Мне было легко представить, как это смущает его. Я занимался этим, когда Пол вдруг снова обратился ко мне:

— Жиро?

— Я здесь, companhon, — ответил я из-под кресла.

— Я ужасно рад тому, что ты появился в Каледонии. Несмотря на все, что случилось.

Я решил, что он сразу же уснул, и, закончив мытье, принялся вытирать его, и тут он заговорил снова:

— Нам могло грозить нечто похуже. Сальтини рано или поздно непременно захватил бы власть, но тогда у нас не было бы выхода, и даже мыслей не было бы о каком-то там сопротивлении. Большинство из нас ощутили бы собственную бесполезность и добровольно ушли бы из жизни. — Он испустил протяжный вздох. — О Боже, какое блаженство! Трудно представить, что при действии нейростата желание облегчиться беспокоит сильнее, чем боль, но это так и есть. Да ты и сам видишь. Но все будет хорошо. Анна вернется к нам через свой псипикс, а меня мгновенно поставят на ноги.

Насчет первого я не был так уж уверен, а насчет последнего… Если в ближайшее время никто не пришел бы нам на помощь, то сломанные позвонки Пола могли и не срастить, как нужно. Но я не стал спорить с ним.

— Жиро?

— Яп.

— Почему Валери не заглянет навестить меня?

На самом деле она этого не делала, потому что крепко спала в одном из вездеходов, напичканная снотворными. Один раз в день мы давали ей тонизирующий препарат и будили ее, и тогда Бетси получала нормально работающий мозг, но через пару часов Валери неизменно начинала истерить, и нам приходилось снова усыплять ее.

— Валери оказывала тебе первую помощь после аварии, — сказал я. — Знаешь, некоторым трудно смотреть на своих возлюбленных, когда те страдают от боли.

Сказав это, я понял, что солгал. Как бы сильно ни страдала Маргарет, я бы ее ни за что не бросил. Между прочим, когда в свое время Азалис, которая была моей entendedora до Гарсенды, получила случайное ранение нейропарализатором, я первые несколько дней вообще не отходил от ее постели.

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru