Пользовательский поиск

Книга Миллион открытых дверей. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Валери, естественно, жутко бушевала, но, похоже, ей нравилось, что дело приобрело такую окраску.

— Просто и не знаю, — сказал я Маргарет, когда как-то раз мы с ней загорали, забравшись на здоровенный валун и радуясь возможности поваляться раздетыми почти догола. — Меня очень пугает то, что будет с Бетси, когда ее псипикс перекочует в тело ребенка. Тогда она не сможет бороться. Она стала настоящей героиней, подлинной мученицей… Que enseingnamen! Трудно было бы представить человека, более достойного мученического венца, но мне бы очень не хотелось, чтобы с ней снова случилось что-то подобное.

— Не думаешь же ты, что «псипы»…

— Не столько они, сколько те люди, которые посылают все эти письма. Не думаю, чтобы Сальтини был так уж доволен тем, что его люди учинили изнасилование и убийство, но уж если стал диктатором, то своих приспешников надо защищать. Но те люди, которые пишут мерзкие письма и называют Бетси… Ну, мы знаем, как они ее называют…

Маргарет кивнула и потянулась. Я забыл обо всем и залюбовался ею.

Она улыбнулась.

— Мы будем говорить о политике или, может быть, ты перестанешь на меня глазеть и займешься делом?

Отказать было бы ne gens, как вы понимаете, хотя согласно аквитанским ритуалам ухаживания все должно было происходить не так…

Одевшись, мы спустились с камня и занялись сбором хвороста для костра — подошла наша очередь заняться этим.

С каждым рассветом становилось видно, как мы приближаемся к зазубренной высокой горной цепи Пессималей. Они были очень высоки, эти горы. Нансен сравнительно недавно (по геологическим меркам) сформировался из твердого ядра газового гиганта, и потому подъемы тектонических плит здесь были относительно молодыми. Столкновение плит — а точнее, выталкивание одной небольшой плиты, в результате которого и образовались эти горы, было сильнейшим, сравнимым разве что с ударом метеорита по другой стороне планеты, в результате которого сформировали Оптимали. Некоторые вершины были удобны для восхождения, и Пол заметил на будущее парочку перевалов, через которые можно было перебраться на «котах» с запасом воздуха, не рассчитывая на компрессоры. Кроме того, здесь выпадало достаточное количество осадков за счет туч, которые приносило ветрами со стороны Оптималей, а также за счет испарений внутренних морей и ветров, дувших с океана, с противоположной стороны. Вдобавок сползавшие вниз глетчеры проделали в склонах Пессималей уйму ущелий, и потому горы были настолько живописными, насколько можно было себе представить.

Со следующим Светом мы должны были покинуть теплые районы континента. Пришла пора попрощаться с солнечными ваннами и любовью под открытым небом. Я был рад тому, что это время не было потрачено зря.

В тот вечер мы легко раздобыли сухих веток для костра в зарослях прибрежных деревьев, захватили также груду высохших лиан, после чего напилили поленьев нужной длины с помощью вибромономолекулярной пилы, дали соответствующие команды ожидающим роботам, и те доставили топливо к лагерю. Единственное, что я не стал бы внедрять на Нансене, так это движение любителей ортодоксальных туристических походов. Пару раз мне приходилось работать примитивным, настоящим топором, и теперь сама мысль о том, чтобы мучиться, обливаясь потом, ради того, что с помощью совершенной техники можно было сделать за пару минут, казалась мне абсурдной.

В тот вечер, после ужина, когда мы с Маргарет разожгли костер, но люди около него еще не успели собраться, и когда над синеватыми вершинами Пессималей еще пылала розовая полоска заката, пришло сообщение о том, что Сальтини сделал официальное заявление. Оно гласило, что безработные объявляются людьми непригодными и что всякий, кто не может устроиться на работу, будет посажен за решетку.

— Умно, — заметила Маргарет. — Теперь те, кто объявил голодовку, смогут поесть, потому что заключенных всегда кормят. В то же самое время у него появилась возможность усилить позиции Рационального Христианства за счет изоляции тех людей, которые нарушают догматы.

— Получается, что в тюрьму отправятся два-три человека из нашего Центра, — сказал я, присев на корточки возле разгоравшегося костра. — Остается утешать себя тем, что это не те люди, которые сверхважны для нашей работы.

— Интересно, как они поступят с Валери? — задумчиво проговорила Маргарет.

— Мне уже звонили, — сообщила Валери, усевшись на бревно рядом с нами. — Как только я вернусь, меня посадят под домашний арест. Потом, после того как псипикс Бетси переместят в новое тело, меня отправят в тюрьму. Это значит — месяца через четыре. — Лицо ее вдруг стало смущенным, и ее устами заговорила Бетси. — Они желают поселить меня в теле двухмесячного ребенка, а не шестимесячного, как планировалось раньше. Хотят выиграть время и поскорее упрятать Валери за решетку. Придется жить в теле ребенка несколько лет. Просто думать жутко о том, когда же я снова могу заняться сексом — наверное, придется искать каких-нибудь педофилов. — Ее лицо снова стало смущенным. — Но, наверное, никаких таких желаний не бывает, пока не наступит период полового созревания? — Немного помолчав, она спросила:

— Я вам не говорила, что мне снова придется стать девственницей?

Мы с Маргарет рассмеялись. Трудно было сказать, кто усмехнулся нам в ответ — Валери или Бетси.

— Вы будете скучать друг по другу, — сказала Маргарет.

Еще труднее было сказать, кто из них ответил:

— Да, конечно.

Глава 6

Дороги через перевал не было. Снимки, сделанные со спутника, лишь позволяли определить, где есть ровные участки, не поросшие лианами. Никому и в голову не приходило производить тщательное спутниковое картирование этих мест.

За двести лет лианы тут разрослись с такой силой, что в обхват стволы некоторых их них равнялись объему талии человека средней комплекции и местами образовывали заросли в два раза выше вездеходов. Из-за этого масса мелких камней, которые в противном случае были бы унесены талыми водами, скопилась на более пологих склонах, и эти камни создавали большие сложности для проезда — они то разлетались веером из-под гусениц, то проседали под ними, то лежали так, что машины скользили. Зачастую мы сменяли друг друга за рулем и устраивали стоянки на любых относительно просторных и ровных площадках. Поездка в корне перестала напоминать беспечную прогулку по лесу и все более становилась похожей на настоящую экспедицию. За два дня мы проделали половину того пути, который намеревались проделать за один, и решили, что обратно поедем, огибая материк с юга, вдоль побережья, и только потом через какую-нибудь более или менее ровную речную долину вернемся во внутренние районы.

Занимался рассвет, ничем не отличавшийся от других рассветов: окружавшие нас вершины гор неожиданно озарило солнце, ослепительные лучи отразились от блестящей поверхности ледников и потоков воды, стекавших с высоты. В кабине вездехода ощутимо пахло стряпней и потом. В тени было довольно холодно, и никто не желал выходить наружу или открывать двери, чтобы проветрить кабину. Быстро позавтракав на скорую руку сваренной кашей и яйцами (мне меню местных завтраков по-прежнему не нравилось, но, как говорится, голод — лучшая приправа), мы тронулись в путь. Передовой вездеход вела Анна.

Мы попытались по интеркому связаться с Центром, но нам ответили, что данный канал связи недоступен, а это могло означать все что угодно. Центр могли целиком захватить «псипы», но гораздо более вероятным представлялся другой вариант: скорее всего синхронный спутник просто-напросто не мог поймать нас своей дополнительной антенной. Наше сообщение не сочли срочным, и поэтому интерком-компания не позаботилась о том, чтобы развернуть антенну под нужным углом. Это предположение подтверждалось тем, что на любое слово, сказанное на нашей обычной частоте из этого уголка Каледонии, мы получили стандартный ответ: «Абонент временно недоступен».

Ущелье было таким узким, что, несмотря на то что некоторые вершины впереди нас были залиты солнцем, глядя вверх, еще можно было разглядеть отдельные, самые яркие звезды, в том числе — и величественное огненное око Арктура, отстоявшего от Нансена примерно на шесть с половиной световых лет. Целая жизнь — и всего мгновение, если войти в кабину спрингера. В голове у меня вертелась пара рифм и образов, и я пытался подобрать мотив к песне, в которой рассказал бы о том, как видел Антарес с высоты Пессималей. Наконец под гусеницами почти перестали попадаться зловредные мелкие камни. Уступ, по которому мы ехали, был надежно защищен от камнепадов, так что нужно было только внимательно следить за участками, покрытыми льдом и снегом.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru