Пользовательский поиск

Книга Мек для битья. Содержание - Брайан Герберт Кевин Дж. Андерсон Мек для битья

Кол-во голосов: 0

Брайан Герберт

Кевин Дж. Андерсон

Мек для битья

История Батлерианского Джихада

Когда вооруженный военный корабль Джихада вернулся, население Гьеди Первой ожидало услышать новости о великой победе над жестокими мыслящими машинами. Но только мимолетно взглянув на корабль, весь израненный в битве, юный Вергиль Тантор мог сказать, что защита Колонии Перидот прошла не совсем так, как планировалось.

Вергиль бежал вперед по заполненному толпой Космопорту Гьеди Сити, наталкиваясь на солдат, целым взводом расположившихся там. Они были такие же как он: новобранцы с широко открытыми глазами или ветераны, которые были уже слишком стары для того, чтобы отправиться в битву против боевых роботов Омниуса. Его сердце бешенно колотилось в груди словно поршень какого-то двигателя.

Он молился, чтобы с его сводным братом Ксавьером Харконненом было все в порядке.

Поврежденный военный корабль опускался в доки словно умирающее морское создание, оседающее на риф. Громадные двигатели свистели и стонали, охлаждаясь после накаливания при снижении в атмосфере.

Вергиль пристально смотрел на черненные рубцы на корпусной стали и попытался представить, как боевые роботы наносили удары храбрым защитникам-джихадцам с помощью кинетического оружия и высокоэнергетических снарядов.

Если бы он смог присутствовать там, Вергиль помог бы в сражении. Но Ксавьер – коммандир боевой группы – всегда боролся с пылом своего брата с такой же настойчивостью, с какой он боролся против вражеских машин.

Когда корабль наконец опустился в доки, открылись дюжины люков. Командиры Джихада среднего ранга вышли наружу, крича и прося о поддержке. Весь медицинский персонал был вызван из города; другие были разбросаны по разным континентам Гьеди Первой, чтобы помочь раненным солдатам и спасшимся колонистам.

Медицинские пункты были рассредоточены по космопорту. Официальный военный персонал обслуживался в первую очередь, так как они подвергали свои жизни опасности в величайшей битве, на которую подняла человечество Серена Батлер. Их красно-зеленая униформа была испачкана и порвана во многих местах; у них, по видимому, не было возможности ее восстановить во время многих недель пути от Колонии Перидот. Наемные солдаты получали уход во вторую очередь, вместе с беженцами из колонии.

Вергиль прибежал вместе с другими солдатами, чтобы помочь, а его большие карие глаза рыскали вокруг в поисках ответов. Ему надо было найти кого-нибудь, кто смог бы ему сказать, что случилось с Сегундо Харконненом. Беспокойство покинуло Вергиля, пока он работал. Возможно все было хорошо…но что если его старший брат был убит в этой героической битве? А что если он был ранен и находится сейчас на поврежденном корабле, отказываясь от помощи до тех пор, пока она не будет оказана всем остальным его сослуживцам? учитывая характер Ксавьера, оба этих варианта были возможны.

В течении нескольких часов, Вергиль отказывался снизить темп работы, он не был способен полностью понять, что пришлось пережить этим бойцам Джихада. Вспотевший и изнуренный, он работал в оцепенении, следуя указаниям, помогая одному, потом следующему раненному, а также беженцам. Он слышал тихие разговоры о бешенной атаке, которая истребила маленькую колонию. Когда мыслящие машины решили включить поселение в Синхронизированные Миры, Армия Джихада послала туда своих защитников.

Сражение у Колонии Перидот было таким же, как и многие другие в течении этих многих лет, с тех пор, как Серена Батлер подняла человечество на сражение, когда мыслящие машины убили ее сына, Маниона. Сына Ксавьера.

Отлив и прилив Джихада вызвал значительное количество потерь с обоих сторон, но ни одна из противоборствующих сторон не получила преимущества. Мыслящие машины продолжали строить новых боевых роботов, но погибших людей нельзя было восстановить. Серена говорила пылкие речи, чтобы набрать новобранцев для их священной войны. Погибло так много бойцов, что Джихад открыто больше не говорил о цене. Битва была всем.

Последовав за Гонру Массакре семь лет назад, Вергиль настаивал на том, чтобы самому присоединиться к Армии Джихада. Он полагал, что это его долг, как человеческого существа, даже не принимая во внимания тот факт, что он был связан с Ксавьером и убитым ребенком, Манионом. В их имении на Салусе Секундус его родители пытались убедить его подождать, так как ему было всего лишь семнадцать лет, но Вергиль ничего не хотел слышать об этом.

Вернувшись на Салусу после трудного сражения, Ксавьер удивил его родителей, предложив еще не повзраслевшему Вергилю начать тренировку в армии. Юноша ухватился за возможность, не догадываясь что у Ксавьера были свои планы. Слишком заботливый Сегундо Харконнен хотел, чтобы Вергиль получил назначение в безопасное, спокойное место здесь на Гьеди Первой, где он смог бы помогать в восстановительных работах – и где он смог бы оставаться подальше от всех битв с армией роботов.

Вергиль находился в Гьеди Сити уже в течении нескольких лет, получив повышение лишь до второго десеро в Строительной Бригаде…но так и не увидев настоящих военных действий. Тем временем, боевые корабли под командованием Ксавьера Харконнена летали с планеты на планету, защищая свободных людей и уничтожая механические легионы компьютерного сверхразума Омниуса…

Вергиль перестал считать тела, которые он переносил. Потея в своей темнозеленой форме, молодой строительный офицер и еще один гражданский несли самодельные носилки, на которой находилась раненная женщина, спасенная из разрушенного дома на Колонии Перидот. Женщины и дети из Гьеди Сити бегали среди рабочих и раненных, предлагаю воду и еду.

Наконец, наступил теплый вечер, и одобрительные восклицания донеслись до его слуха, когда он опустил носилки у медицинского корпуса. Глянув вверх, он замер. У главного выхода военного корабля гордый военый командир вышел на солнечный свет Гьеди Первой.

На Ксавьере Харконнене была одета чистая униформа сегундо с чистыми золотыми знаками отличия. Он представлял собой важную военную личность, которая внушала доверие и веру среди его собственных солдат, а также среди простого населения Гьеди Сити. Страх был худшим врагом, которого машины могли выдвинуть против них. Ксавьер никогда не давал причины для неуверенности. Да, храброе человечество, в конце концов, победит в этой войне.

Ухмыльнувшись, Вергиль глубоко вздохнул, и все его сомнения улетучились. Конечно Ксавьер выжил. Этот великий человек вел войско, которое освободило Гьеди Первую от порабощения саймеками и мыслящими машинами. Ксавьер командовал силами людей в атомном очищении Земли, первой героической битве Джихада Серены Батлер.

И героический Сегундо Ксавьер Харконнен не остановится до тех пор, пока мыслящие машины не будут повержены.

Но, когда Вергиль смотрел, как его брат спускается по трапу, он заметил, что шаги храброго командира были тяжелыми и усталыми, а его хорошо знакомое лицо выглядело шокированным. На нем не было даже намека на улыбку, ни блеска в его серых глазах. Как мог человек так постареть? Он был для Вергиля кумиром. Ему надо было поговорить с ним наедине, как с братом, чтобы узнать все, что случилось на самом деле.

Но на людях Сегундо Харконнен никогда не позволит открыть свои внутренние чувства. Он был слишком хорошим лидером для этого.

Вергиль начал протискиваться через кричащую и махающую руками толпу, и наконец, он увидел его в море лиц. Его лицо засветилось радостью, а затем она ушла, снова отяготив его мысли воспоминаниями ужасов войны. Вергиль и его смена рабочих поспешили к трапу, чтобы окружить главного офицера и сопроводить его в безопасности в Гьеди Сити.

Вместе с младшими офицерами Ксавьер Харконнен провел целые часы, зачитывая отчеты и докладываясь чиновникам Лиги, но он настоял на том, чтобы его освободили от этих обязанностей, и он смог бы несколько часов пообщаться со своим братом.

Он прибыл в маленький дом Вергиля неотдохнувши, а его глаза были налиты кровью. Когда братья обнялись, Ксавьер застыл на какой-то момент прежде, чем ослабить обьятия своего темнокожего брата. Несмотря на физические отличия, которые подчеркивались расовой наследственностью, они знали, что узы любви ничего не имеют общего с кровной наследственностью, а только с семейным теплом, которое они делили в поместье Эмиля и Лусиль Танторов. Проведя его во внутрь, Вергиль почувствовал дрожь, которую пытался подавить Ксавьер. Вергиль представил ему свою жену, с которой он состоял в браке уже около двух лет, и которую Ксавьер никогда до этого не видел.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru