Пользовательский поиск

Книга Меч Заратустры. Содержание - 63

Кол-во голосов: 0

А следом за нею, как в кино про тигра и дракона, еще быстрее летели люди в черном.

Заметив всадников, они тотчас же прекратили погоню и рассредоточились. И произошло это так быстро, что никто не успел засечь, сколько же их всего.

Затруднение сняла беглая пленница, которая уверенно сообщило, что злодеев четверо, что у них за спиной мечи (как она выразилась, «не по-русски») и что ее усыпили и уволокли в лес. Но когда стали снимать одежду, она очнулась и так колданула мерзавца, который ухватил ее за грудь, что тот ее выпустил.

Иногда бывает полезно иметь такую бабушку, как баба Яга.

Однако подмога подоспела вовремя. Еще немного, и неизвестно, чем бы все кончилось.

– Их так просто не заколдуешь, – заметила Людмила. – Они сами с нечистой силой знаются.

Тут бы отряду и остановиться да позвать на помощь признанных специалистов по нечистой силе. И если бы злодеи сразу ушли, то может быть, оно бы так и было.

Но когда черная тень мелькнула в просвете среди деревьев совсем неподалеку, королеву охватил охотничий азарт.

И началась скачка.

Рыцари и валькирии гнались за злодеями вшестером. Конрад остался со своей женой. Но и шестеро всадников против четырех пеших бойцов – неплохой расклад.

Вот только злодеев было никак не догнать. Они то появлялись, то снова исчезали среди деревьев, и двигались так быстро, что вполне могли сравниться по скорости с конной погоней. Тем более, что запасных коней у преследователей не было, и королева Жанна очень боялась загнать свою тезку – тоже Королеву.

И когда враги в очередной раз пропали из глаз, и отряду пришлось притормозить, чтобы осмотреться, Женька Граудинь, благородная герцогиня Ориенталь, высказала свежую мысль:

– А тебе не кажется, что нас заманивают?

63

В тот самый день, когда последние крестоносцы показали спину оскверненному ими городу, в тихом аналитическом подразделении Аквариума, которое, казалось, и вовсе не знало о существовании Белого войска Армагеддона, поскольку занималось другими проблемами, возникла очередная головная боль.

У них не сходились цифры.

С одной стороны, было примерно известно, сколько машин и оборудования сумел накопить президент Экумены Гарин в своем стратегическом резерве. Больше того, было известно даже, сколько грузов из этого резерва уже вывезено, а сколько готовится к отправке.

В Белом Таборе у Аквариума была надежная резидентура.

А с другой стороны, недавно кремлевские агенты сумели все-таки просочиться в закрытый город Новгород, который как раз в это самое время, после обращения Гарина ко всем здравомыслящим людям, стал несколько менее закрытым.

И как раз теперь от них поступила первая достоверная информация о количестве техники и ширпотреба, поступивших в Новгород со дня его основания.

Если бы эта цифра была меньше расчетной, не возникло бы никаких проблем. Агенты могли чего-то не заметить, чего-то не учесть, где-то ошибиться.

Но цифра получилась больше. И особенно в части крупногабаритных изделий.

В количестве автомобилей, например, трудно ошибиться, особенно когда они исчисляются не сотнями и тысячами, а единицами или десятками от силы.

Сверив все сводки, озадаченные аналитики так и не смогли понять, откуда взялись неучтенные автомобили.

Кремлевские агенты были и в Можае, и в Каспийской Верфи, и их кураторы могли поклясться, что их сведения о количестве прошедших через эти селения машин точны.

Чтобы проглядеть погрузку автомобилей на плоты или их следование своим ходом через местность, где много месяцев не видели никаких машин, надо быть слепым. А военная разведка при всем дефиците кадров еще не дошла до того, чтобы вербовать в шпионы слепых.

Откуда же взялись эти чертовы машины и с кем Гарин расплатился за них нефтью?

Вопрос этот очень волновал Аквариум, поскольку у него самого топлива не было по-прежнему.

А ответ на этот вопрос пришел не из аналитических подразделений, а с улицы.

Как только крестоносцы покинули город, в него со стороны Балашихи торжественно въехали на автомобилях ликующие дзержинцы.

И сразу все стало ясно.

Дзержинцы давно потеряли влияние в Москве, но еще держали Балашиху, Реутов и Королев. А там, конечно же, были машины и все что угодно еще.

А еще дзержинцы контролировали Ярославский тракт. У них был даже свой паровоз, который раньше ходил с Ярославского вокзала, а теперь – с окраин Москвы до Пушкинского кордона.

Машины из Королева своим ходом доезжали до кольца и дальше двигались по дачным проселкам до притоков Волги. По этим притокам дачные земли тянулись аж до самого Тверского перевоза, то есть непосредственно до Волги местного розлива.

А оттуда рукой подать уже и до истоков Волхова.

Разведчики проворонили этот путь в силу своего фатального невезения. Сосредоточили усилия не на том направлении и вляпались в очередное дерьмо.

Дзержинцы не признавали кремлевцев за правительство и решили поступить с ними, как с обычными конкурентами.

И на многострадальных улицах Москвы схлестнулись две последние ОПГ, каждая из которых считала себя прямой наследницей спецслужб.

Этому обстоятельству чрезвычайно обрадовались подземные жители. А это были отнюдь не только крысы.

Патрули в метро ничуть не мешали сатанистам и демониадам путешествовать по всему городу под землей, уходить из Москвы и возвращаться, когда им вздумается.

По ночам, в кромешной тьме они преодолевали самые опасные участки от окраин города до ближайших станций, наваливались массой на постовых и, преодолев эту хилую преграду, растворялись в лабиринтах подземелий.

А теперь не стало ни постов, ни патрулей, и подземелья города окончательно перешли в безраздельное владение нечистой силы.

И нечистая сила воспользовалась этим подарком судьбы на полную катушку.

Сатанисты полного культа громили и жгли в основном церкви. а демониады поджигали все подряд. И похоже, кто-то по доброте душевной сбывал им тайно «коктейль Молотова» в неограниченных количествах.

Так как никаких особенных богатств у демониадов не было, оставалось предположить, что горючая смесь достается им даром. А следовательно, ее добывает кто-то другой, обладающий нужными средствами и задумавший потратить их на окончательное решение московского вопроса.

В самом деле – Москва создает для новорожденного варварского мира массу проблем. А не будет Москвы – не будет и проблемы.

И только «Радио столицы» на коротких волнах продолжало изо дня в день убеждать своих крайне немногочисленных слушателей:

– Москва жива, пока мы говорим с вами.

64

Первая битва крестового похода императора Льва не несла в себе никаких следов тактики и стратегии. Просто фанатики ворвались в Истринское княжество, а дружинники ударили в било, созывая ополчение.

И закипело на берегу большого озера побоище. Поначалу фанатики брали верх, но потом селяне разозлились и стали теснить противника, колотя крестоносцев чем попало по головам.

В самой гуще врагов рубились дружинники, вооруженные лучше крестоносцев. Им удалось сосватать в Орлеане несколько учеников мастера Бермана, умеющих плести кольчуги и ковать латы. А у князя Мечислава были латы работы самого мастера.

Князь рубил фанатиков, словно сено косил. И очень удивлялся, почему некоторые из них полезли в драку вообще без оружия.

В этом, однако, не было ничего странного. Крестоносцев было не так много, как хотелось бы императору Льву, но все-таки больше, чем настоящего оружия для ближнего боя.

Мастера, способные выковать меч или хотя бы переделать в холодное оружие автомобильную рессору, были наперечет, зато у них не было отбоя от клиентов. Фанатики же в ослеплении своем тащили мастеров на костер наравне со всеми и добились, что все они ушли из города.

В результате крестоносцам пришлось вооружаться подручными предметами и в этом они мало чем отличались от тех же дачников. Но были среди них и совсем безумные фанатики, уверенные, что Бог дарует им победу и вовсе без всякого оружия.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru