Пользовательский поиск

Книга Меч Заратустры. Содержание - 62

Кол-во голосов: 0

Вот только кто-то поджег еще один нефтяной колодец. На этот раз с усиленной охраной, и что самое интересное – все стражи в это время бодрствовали.

Они клялись, что всю ночь не смыкали глаз и утверждали, что в колодец ударила молния. Одна беда – в ту ночь не было грозы.

Мистика.

А в Кремле уже просто стонали, кричали криком и обращали взоры к небесам.

Ну когда же начнется этот чертов крестовый поход?!

Может хоть тогда у таинственных лучников на берегах Москвы-реки появится другая забота, кроме как расстреливать огненными стрелами проходящие лодки и плоты с нефтепродуктами.

И в отчаянии Аквариум решился на глобальную провокацию. Был риск надорваться – но отступать уже некуда.

И пронесся среди белых воинов Армагеддона подобный молнии слух – еретики на Истре побили императорских послов.

А кто-то добавлял, что на черном озере в Перуновом бору уже короновали Антихриста и если промедлить с выступлением, то завтра может быть уже поздно.

В тот же час взвились фанатики, не привыкшие советоваться с вышестоящими инстанциями, и забурлило крестоносное войско, потерявшее голову – не только в переносном смысле, но и в прямом.

Торквемада давно оттеснил императора Льва с позиции верховного военачальника крестоносцев. Великого инквизитора хотя бы боялись.

А Льва не боялись никогда. У него было другое оружие – дар убеждения.

Но его харизма потускнела.

И вот Торквемада отправился послом к Истринскому князю Мечиславу. И там пропал.

А без него император Лев оказался как без рук.

О том, что крестовый поход все-таки начался, он узнал последним.

И ему ничего не оставалось, кроме как сесть на коня и отправиться следом за фанатиками и примкнувшими к ним простыми убийцами.

В Кремле не скрывали удовлетворения. Спецназовцы, разбавленные черт знает кем, рвались с цепи, одержимые мечтой все-таки взять под контроль пустую Москву.

И самый настоящий шок овладел ими, когда оказалось, что она вовсе даже не пуста.

62

Королеве Жанне пора было уже привыкнуть, что свадьбы в зачарованной земле ничем хорошим не заканчиваются. Как ни ждешь первой брачной ночи, а все равно получается Варфоломеевская.

Но три влюбленных пары из свиты Орлеанской королевы презрели эту опасность, ради экономии и большей пышности одновременно назначив свадьбу на один день.

Доблестный рыцарь Конрад фон Висбаден женился на внучке бабы Яги. Ему, наконец, удалось уладить вопрос с волхвами, которые не хотели выдавать язычницу замуж за католика. В конце концов все решил авторитет самой бабы Яги, которая сказала:

– Как ей лучше, так пускай и будет.

В тот же день и в том же месте сочетались браком исполняющий обязанности сына Люцифера на земле Константин и прославленная валькирия Елена Прекрасная, графиня де Ловеланд.

И наконец совершенно неожиданно для окружающих решили закрепить свои отношения биолог Александр Тиходремов по прозвищу Шурик и его любимая наяда по имени Майя.

И что характерно, все шестеро обратились непосредственно к королеве с просьбой обвенчать их по альбигойскому обряду. Больше было просто некому, потому что католик женился на язычнице, сатанист на валькирии, а атеист на нечистой силе, и такие мезальянсы не согласился бы утвердить ни один священник. А органы ЗАГС давно перестали функционировать даже в Москве.

Так что кроме королевы заниматься этим было некому.

Однако Жанна с самого начала объявила, что добром это не кончится. Не потому, что она была против мезальянсов, а потому, что была против скоропалительных браков.

Своим ухажерам она еще до Катастрофы устанавливала испытательный срок в три года.

Григораш пока продержался только четверть этого срока, но при его настойчивости похоже было, что когда-нибудь он все-таки своего добьется.

Но Жанна была доброй королевой и не любила огорчать своих подданных. Так что делать нечего – пришлось совершать обряд.

Она только предупредила перед церемонией, что прелюбодеяние в альбигойской ереси считается не грехом, а добродетелью, и если брачующихся это не пугает, то пусть потом пеняют на себя.

Брачующиеся охотно согласились пенять на себя, а Елена Прекрасная даже шепнула своему жениху:

– Я буду изменять тебе со своими рабынями.

– Я тоже буду изменять тебе с твоими рабынями, – ответил Константин, и было слышно, как оживились невольницы, предвкушая оргию в ознаменование первой брачной ночи.

А чтобы другим не было завидно, королева Жанна во всеуслышание намекнула, что оргия будет так и так. Иначе вообще не стоило затевать это мероприятие.

И чтобы настроить массы на соответствующий лад, перед народом появился ангел в альбигойском смысле этого слова.

Юная разведчица Аленушка в головном уборе из перьев спустилась со ступеней королевского терема, и была она дивно красива в своей наготе, которая только и подобает ангелам.

А пока она вязала молодоженам руки гирляндами из цветов, королева Жанна обратилась к народу с проповедью, в которой призвала всех плодиться и размножаться, и наполнять землю.

Это само по себе было необычно для девы Жанны, но чего не сделаешь ради политики. То, что странно для Девственницы, более чем разумно для королевы.

Не век же королевству жить только за счет притока иммигрантов. И проповедь на эту тему была весьма дальновидным шагом, а то, слушая рассуждения королевы о волшебной силе девственности ее подданные никак не могли решить, размножаться им все-таки или нет.

Теперь официальное королевское разрешение было дано, и некоторые занялись размножением прямо тут же. Так что оргия началась досрочно, и королева была этому очень рада. А то у нее уже иссякла фантазия на тему свадебного обряда.

Счастливые молодожены, получив столь желанное королевское благословение: «Муж и жена одна сатана во веки веков аминь!» – с удовольствием присоединились к оргии. Только скромный и стеснительный Конрад увел свою жену подальше от посторонних глаз.

Королева Жанна тем временем задумалась о создании регулярного альбигойского культа. А то обряды на разные случаи жизни приходилось придумывать буквально на ходу, а это всегда чревато осложнениями.

И осложнения не замедлили проявиться.

Началось все вполне традиционно. У Конрада фон Висбадена украли невесту, и всем было весело, пока доблестные рыцари ордена Алисы и Константина не вступили в бой с неизвестными, которые пытались похитить заодно и молодую жену их предводителя.

Тут только стало ясно, что это вовсе не шутка.

Валькирии и рыцари поднялись по тревоге, кто в чем был, но всех превзошла Елена Прекрасная, которая в честь оргии была вообще ни в чем, да так и вскочила на коня, успев схватить только меч.

У нее был для гнева особый повод – ведь это именно ее только что пытались похитить и не преуспели только потому, что она не уступала нападавшим в боевом искусстве. А потом набежали доблестные рыцари и отбили красавицу у злодеев, потеряв четырех человек убитыми.

Злодеи отступили без единой царапины, хотя их было значительно меньше, чем рыцарей. Показания очевидцев разнились – они насчитали от трех до десяти человек в черных одеждах.

Они могли до нападения крутиться в Орлеане черт знает сколько времени – их наверняка бы приняли за сатанистов, которых в королевстве полно. Но вряд ли они растворились в этой компании снова – ведь у них была пленница.

– Далеко не уйдут! – воскликнула королева, узнав, что злодеи были пешие.

Правда, у нее самой было всего семь лошадей под седлом, но это не могло остановить королеву.

Они выехали всемером – Жанна, Конрад, Григ о'Раш, Константин, Елена Прекрасная, Женька Граудинь и Юлия. Путь выбирали по наитию – все-таки Жанна не зря слыла колдуньей. И уже очень скоро выяснилось, что путь этот правильный.

Навстречу отряду выбежала сама пленница – внучка бабы Яги и жена благородного Конрада. В разорванной одежде она мчалась через лес, как будто летела, не касаясь земли босыми ногами.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru