Пользовательский поиск

Книга Меч Заратустры. Содержание - 59

Кол-во голосов: 0

Тем и закончилась попытка привлечь на сторону крестового похода варяжскую Русь.

Но оставался еще Истринский князь Мечислав. Самая легкая дорога на запад лежала через его владения.

Если уговорить его разойтись с крестоносцами миром, то открывается прямой путь в беззащитное Орлеанское королевство, где много людей, называющих себя воинами и рыцарями, но порядочного войска еще и в помине нет.

59

А вербовочная кампания тем временем кипела, как дырявый чайник. То есть очень бурно, но неэффективно. Не только крестоносцы сбивались с ног в поисках живой силы. У Аквариума была та же самая проблема.

Гибли ведь не только киллеры в зубах людоедов. Каждый день в городе случались какие-то стычки, в которых убивали и калечили спецназовцев. А поскольку они были спецназовцы только по названию, пришибить их порой могла любая группа малолеток.

Настоящие спецназовцы остались только в Кремле и в охране телецентра. Но и их приходилось разбавлять черт знает кем.

Поскольку в городе нормальных жителей практически не осталось, черт знает кого находили в основном среди дачников.

Но это были действительно черт знает кто, потому что порядочных дачников совершенно не соблазняла безнадежная карьера в войсках правительства народного единства.

Это правительство все разумные люди давно списали со счетов.

Ему еще повезло, что разумные люди в свихнувшемся мире были в меньшинстве.

Ну а что бывает, когда вербуешь в вооруженные силы черт знает кого – это нетрудно себе представить.

Спецназ военной разведки медленно, но верно скатывался по скользкому пути дивизии Дзержинского.

Усилиями своих воинов правительство народного единства постепенно, однако совершенно очевидно превращалось в еще одну организованную преступную группировку.

Или вернее сказать, неорганизованную.

Для нее как раз образовалась подходящая экологическая ниша. После распада южных группировок и перерождения Варяга из мафиози в князя в Экумене осталась всего одна классическая ОПГ – дзержинцы.

Ее надо было чем-то уравновесить.

А что? «Правительство народного единства» – отличное название для мафиозной группировки. Ничуть не хуже, чем «правительство национального спасения», как обозвал свою кодлу покойный Маршал Всея Руси Казаков.

Вот только с единством все получается примерно так же, как и со спасением.

Генерал Колотухин еще дергал за какие-то рычаги, тянул за веревочки, строил планы, гонял до седьмого пота аналитиков, но все эти усилия были подобны стараниям алхимиков обратить свинец в золото.

Полковник Дашкевич чуть мозги не сломал, пытаясь в радиопереговорах с Гариным выведать у президента Экумены хоть немного больше, чем тот был готов сказать. Но тот вообще ничего не сказал.

Гарин молча слушал, односложно отвечал и только в самом конце счел нужным объяснить свою политику.

– Это все хорошо, но у меня есть свои принципы. И один из них такой: нефть в обмен на механизмы.

А когда полковник попробовал уточнить, оказалось, что имеется в виду мало нефти в обмен на много механизмов.

И никакие другие принципы сотрудничества Гарина просто не интересовали.

Он ведь тоже не дурак и видит, куда дует ветер.

Дружить надо с теми, кто в силе.

А проигравший должен умереть.

Так говорит Заратустра.

60

Уговаривать князя Мечислава мирно пропустить через свои владения крестоносное войско отправился лично великий инквизитор Торквемада, а в качестве основной ударной силы он взял с собой владыку Мефодия – того самого, который не мог без содрогания смотреть на женщину без платка и утверждал, что всякое совокупление, которое не закончилось беременностью, есть тяжкий грех.

Обилие простоволосых женщин, да к тому же еще и босоногих, действовало на владыку угнетающе. Их число явно увеличилось с тех пор, когда он имел в этих местах резиденцию.

Но мефодьевцы здесь тоже еще оставались, и они встречали своего лидера с восторгом, в буйном экстазе вливаясь в его эскорт.

И к концу пути у княжеского терема собралась толпа мефодьевцев, которая раза в три превышала по численности регулярную дружину Мечислава.

Владыка решил, что это достаточное основание, чтобы выдвинуть ультиматум, но Истринский князь был не из пугливых.

– Собирай вече, – сказал он своему другу-былиннику.

Тот щелкнул пальцами, и четверо дружинников вышли во двор вместе с ним.

Впятером с мечами и щитами они легко проложили дорогу в безоружной толпе и ударили в било. Через минуту отозвался колокол на церковной колокольне, а через пять минут княжеских сторонников на подворье было уже втрое больше, чем мефодьевцев.

– Это чрезвычайно интересно, – констатировал великий инквизитор. – Однако численность крестоносного войска приблизительно сопоставима со всем населением ваших владений, включая женщин, детей, стариков, калек и пацифистов. Может быть, все-таки стоит внять голосу разума?

– Я бы, может, и внял, – в тон ему отвечал князь Мечислав. – Но есть одно осложнение. В Орлеане живут мои друзья, а королевой у них – моя любимая женщина.

– Да, это серьезное осложнение, – согласился Торквемада не без сожаления.

Он конечно мог прямо сейчас, практически не трогаясь с места, убить Мечислава, и охрана не успела бы среагировать. И уйти через двор, заполненный сторонниками князя, тоже не составило бы труда. Только число этих сторонников сильно бы поредело.

Все это просто, но тогда война началась бы немедленно и с непредсказуемыми последствиями.

Мечислав не один на свете и он – вовсе не главное осложнение.

Поэтому Торквемада просто повернулся и вышел.

– Эй! – окликнул его в самой гуще народа женский голос. – А я тебя знаю.

– Меня никто не знает, – хмуро откликнулся Торквемада, даже не поглядев на женщину.

– Разве не ты был палачом на фазенде Балуева?

– Если ты до сих пор жива, значит, наверное, не я, – сказал Торквемада, но меч был уже в его руке.

Девушка укрылась за широкой спиной дружинника, и тот тоже схватился за меч, но это не спасло бы его.

Но Торквемада упустил момент. Он всегда был решителен в бою, но тут в дело мешалась политика.

А потом не выдержали нервы у мефодьевцев, и перед княжеским теремом началась драка.

Девушка, которая узнала палача, в эту минуту просто кипела от желания сказать кому-нибудь, кого она встретила только что.

Но потом ее любимый мужчина получил кастетом по голове, и это несчастье затмило все мысли в ее голове.

А когда он умер, в ее голове вообще не осталось мыслей.

61

– У нас есть только один шанс, – констатировал полковник Дашкевич. – Если нам удастся выпихнуть из города этих чертовых крестоносцев, тогда мы сумеем взять под контроль пустую Москву.

Это было уже отчаяние. И все это прекрасно понимали. Просто полковник первым решился озвучить общие мысли.

Они не могли вывозить из города грузы, которые Гарин требовал в обмен на нефтепродукты.

Летучие отряды разведчиков-малолеток засекали любую попытку, и террористы мгновенно кидались на перехват. И снова гибли люди и машины, а на обратном пути гибла драгоценная нефть. От этого страдали и Гарин и Аквариум, но Гарин страдал меньше.

Он еще в прежние времена перевез в Табор целый парк машин, запчастей к ним и механизмов. Одни использовались в повседневной жизни Табора, другие стояли на консервации под надежной охраной, и теперь Гарин без проблем перевез их в Новгород. И это уже была та печка, от которой можно плясать.

А еще у Гарина были кузнецы и мастера на все руки, способные сделать любой механизм буквально из ничего. Было бы только железо.

А оно было. Новгород стоял на удалении от нефтяных месторождений, но зато прямо на железной руде.

Идеальное место для возрождения цивилизации.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru