Пользовательский поиск

Книга Меч Заратустры. Содержание - 37

Кол-во голосов: 0

Пришедшие с Тунгусом отморозки первыми схватились за ножи, и опасения Жанны оправдались даже с лихвой.

Все развивалось по традиционным законам большой русской пьянки. Сначала мир, дружба, веселье и маппет-шоу с песнями и плясками под баян, а в конце – свальный мордобой с применением подручных тяжелых предметов и холодного оружия.

Но не Тунгусу с его жалкой финкой было тягаться с бедными баронами. Воспитанники школы исторического фехтования упражнялись в этом искусстве каждый день. Тунгус оглянуться не успел, как остался без руки, пополнив новорожденную легенду пикантной подробностью.

Отец невесты, как ни странно, отнесся к этому философски. Какая свадьба без драки. Это такой же народный обычай, как и те, которые пришлось скрупулезно соблюдать Муромцу и Вере в преддверии венчания, во время оного и после.

Протоиерей Евгений сам был не особенно глубоким знатоком народных обычаев, но на его счастье законоучитель Нестор гостил в это время в скиту поблизости и подробно ответил на все волнующие священника вопросы.

Правда, о драке его не спрашивали, но тут и сам отец Евгений мог с уверенностью сказать, что членовредительство и смертоубийство к свадебным традициям святой старины все-таки не относятся.

Хорошо, на свадьбе были гости с Перыни – былинные товарищи Муромца и Мечислава. Отцу невесты они большой радости не доставили, но если он допустил на свадьбу дальних безбожников вроде Жанны Девственницы, то нет повода отказывать и ближним.

Правда, в церковь на венчание он их не пустил, но за столом они пили вместе со всеми.

Они-то и спасли Тунгуса от быстрой смерти, которой грозило кровотечение из перерубленных артерий и вен. Перетяжка обрубка жгутом ничего не решала, но внучка бабы Яги тоже была рядом и помогла залепить рану белой землей. А потом былинники уволокли раненого в Перунов бор к самой Яге.

А пока добрые язычники заботились о пострадавшем, остальные гости плодили им новые заботы.

Рубка была нешуточная и в один момент показалось даже, что новобрачная Вера свет Евгеньевна овдовеет еще до брачной ночи – столько варягов навалилось зараз на одного Муромца. Но богатырь раскидал всех и кое-кого покалечил, и варяги переключились на валькирий, которые с виду казались послабее.

Но тут в Молодоженово, как снег на голову свалился отряд таборных боевиков, накативший с двух сторон одновременно.

Это сразу две группы гонцов, раздельно отправленных на поиски Жанны Девственницы, одновременно нашли свою цель.

Одну группу навели на место свадьбы солдатовские самооборонщики, а другая спустилась вниз по реке от озер.

Старшие дети бедных баронов проболтались, на каких зайцев в действительности охотится барон Жермон, и послы подоспели как раз вовремя, чтобы спасти самого барона от лютой смерти.

Соратники Тунгуса были очень недовольны, что Жермон отрубил их шефу руку и кинулись на него все сразу. И не успокоились даже тогда, когда одному из них меч раскроил голову.

Тут не смогла бы помочь даже сама Яга, и отец Евгений наконец не выдержал.

– Прочь! – вскричал он в исступлении. – Прочь, нечестивцы, со двора моего и с земли моей! Проклятие Господне на вас, и не будет вам отпущения грехов во веки вечные. Прочь!

Но не в силах разнять дерущихся, заперся в церкви вместе с дочкой, которая силой утащила за собой и молодого мужа.

Дружина Мечислава встала стеной вокруг деревянного храма, а варягам ударила в голову мысль его поджечь. Почему-то они решили, что бароны и валькирии тоже засели там.

– Подпалить этот сарай к едреням! – постановили подручные Тунгуса, и в этот самый момент молодая жена Ильи Муромца решила уйти в монастырь.

– Не будет нам с тобой счастья, – сказала она.

– Не пущу! – сказал в ответ Илья Муромец.

Но черта с два бы он ее не пустил даже при всей своей богатырской силе, если бы не ее сангвинический темперамент.

А так не успели дружинники Мечислава помириться с варягами, а Вера уже снова льнула к мужу и улыбалась сквозь слезы.

То, что они-таки помирились, было вовсе даже не странно. Ведь дружинники – это были те же варяги, только они уже поняли, что по новому времени жить лучше за городом, а не внутри него. А их противники этого еще не поняли.

Ну а чтобы спокойно жить за городом, местные церкви лучше беречь. И это дружинники без труда объяснили варягам. Дошло до всех, кроме отдельных отморозков, которые еще не успели проникнуться местной спецификой. Но их обезвредили общими усилиями. И все вместе пошли дальше пить.

На поле битвы остались четыре трупа – но это все были отморозки, которых никому не жалко. Раненых и ушибленных было гораздо больше, и баба Яга трудилась, как институт Склифосовского, но с гораздо большим успехом. Во всяком случае, у нее больше никто не умер.

Пьянка продолжалась, но свадьба угасла сама собой, потому что от участия в ней уклонились жених и невеста. И не только они.

Жанна в сопровождении валькирий и баронов уединилась с послами, но их миссия завершилась полным провалом.

– Я – Орлеанская королева, и мое государство лежит в противоположной стороне, – объявила Девственница. – Передайте мои соболезнования родным и близким пропавшего без вести.

А на следующий день, когда бароны все-таки затащили ее на охоту, барон Жермон, улучив минуту, шепнул королеве так, чтобы никто другой не слышал:

– Я однажды пил с Гариным. Давно, еще когда ему старую бороду в Шамбале выдрали, а новая не отросла. А недавно мимо нас прошли за гряду какие-то люди. Поели, попили, взяли еды про запас и расплатились золотом. И я могу поклясться, что главный у них был Гарин.

37

– В городе двенадцать часов, и с вами снова «Радио столицы» с последними новостями. Москва жива, пока мы говорим с вами, и к настоящему моменту удалось ликвидировать все очаги пожаров в городской черте. Президент Экумены Гарин по-прежнему находится в безопасном месте, но его прибытие в Кремль ожидается в ближайшее время…

Неизвестно, кто слушал это радио в городе и за его пределами, но в Кремле его точно слушали. Вот только президента Экумены Гарина здесь уже никто не ждал.

Но и объявить его погибшим тоже пока не решались. Мало ли что – может, он этого и ждет. А как только дождется, тут же и выскочит, как чертик из табакерки, и тем поставит Аквариум в глупейшее положение.

Премудрые планы Аквариума натолкнулись на непредсказуемую стихию и не выдержали этого столкновения. И в результате правительство народного единства само себя загнало в мышеловку. Разрекламировали по радио и в листовках законно избранного президента, подняли на флаг духовных лидеров – митрополита Николая и понтифика Петра – и не успели оглянуться, как оказались у разбитого корыта.

Гарин пропал без следа, митрополит проклял понтифика, а лидер алисоманов по прозвищу Константин без спросу распространил воззвание в поддержку правительства народного единства, добром помянув в тексте Люцифера, – и это была та самая поддержка, которая никому в Кремле не доставила радости.

Алисоманов все связывали с сатанистами, а сатанистов – с поджогами, пожарами и погромами, так что не было лучше способа дискредитировать новое правительство, чем объявить, что его поддерживают сатанисты.

А тут еще пришло опровержение из Белого Табора. Таборный Триумвират сообщал, что ему ничего не известно об участии президента Гарина в правительстве народного единства.

Документ был подписан всеми тремя членами Триумвирата. Правда, подлинника никто не видел и проникновения этой новости на радио удалось избежать, но дацзыбао и уличный телеграф работали безотказно.

Бумагу и расходные материалы для принтера и ксерокса еще можно было купить на черном рынке – правда, по ценам фантастическим, но богатый Табор мог себе это позволить. Была у него и электроэнергия – несколько ветряков, парогенератор и автомобильные моторы на спирту. Так что информационные сообщения Триумвирата были отпечатаны на компьютере.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru