Пользовательский поиск

Книга Меч Заратустры. Содержание - 35

Кол-во голосов: 0

Но другие сатанисты нанесли удар с тыла. Они подошли по тоннелям метро черт знает откуда, но точно не с Воробьевых гор. В тоннелях от «Университета» до «Спортивной» было полно спецназовцев, а Метромост охраняли так, что даже мышь не проскочит. Тут как раз сортировали на свежем воздухе трупы из тоннеля и вытащили все, но Гарина среди них так и не нашли.

И таинственное исчезновение президента Экумены, и не менее таинственное появление сатанистов на другом берегу уже после того, как все мосты были перекрыты, заставило вспомнить разговоры диггеров о секретных тоннелях, проложенных в том числе и под Москвой-рекой.

Спецы Аквариума сбивались с ног, обшаривая Лубянку в поисках планов этого «Метро-2», но так ничего и не нашли. И диггеров тоже не нашли, как ни старались – они все попрятались по своим катакомбам.

Когда поджигатели появились в арбатских переулках, стало ясно, что кошмар только начинается. Правда, их было мало, и поначалу очаги огня удавалось тушить, а самих поджигателей – вылавливать и истреблять.

Но потом началось движение на Кутузовском проспекте и у Бородинского моста. Новые толпы из глубин метро прорвались на Киевский вокзал и ринулись поджигать здания на прилегающих улицах.

Но их главная цель была не в этом.

Фанатики концентрировались у моста по обе стороны от него – с одной стороны сатанофобы, а с другой – сатанофилы. И когда они с обоих берегов рванулись на мост, охрана не устояла.

Казалось, обеими толпами управляет она рука – даже несмотря на то, что на мосту они схватились между собой не на жизнь, а на смерть.

Эта схватка дала возможность Аквариуму подтянуть силы от соседних объектов, но это было как в басне про Тришкин кафтан. На оставшийся без защиты Новодевичий монастырь тотчас обрушились сатанисты и под угрозой оказался Краснокалужский мост.

– Взорвать к черту! – приказал начальник ГРУ, и сразу два моста были подняты на воздух.

Впечатление, что Армагеддон наконец начался, было настолько реальным, что свидетели событий удивлялись только одному – отчего силы добра и зла выбрали местом своей последней битвы город, а не чистое поле, о котором сказано в Писании.

Тем временем у Аквариума появились первые пленные, и стала ясна конкретная цель сатанофобов, которые клялись, что выступают на стороне добра.

Чтобы добро победило, надо только сжечь все еретические писания, собранные в библиотеке имени Ленина, и перебить всех очкариков, которые из университета сбежали туда. А библиотека расположена на другом берегу – вот они и рвутся туда, сметая все преграды.

Довольны неизвестные отцы.

Вернее, отец-то был известен, и звали его Василием блаженным от слова «блажь». И по слухам, он мечтал дорваться не только до библиотеки, но и до храма имени своего тезки.

Кажется, он считал себя даже не тезкой того Василия, а его перерождением, впадая в ересь реинкарнации, о которой в Писании не сказано ни слова. А ведь по заявлениям самого проповедника, на свете есть только две книги, не зараженных ересью – Библия и «Молот ведьм».

Но когда проповедника не было рядом, его верные ученики порой забывали о главной своей задаче и вместо того, чтобы разрушать гнезда ереси, принимались их защищать.

Та часть сатанофобов, которая решила пробиваться через Крымский мост, не дойдя до него, застряла у Донского монастыря, помогая спецназу и казакам отбивать атаки сатанофилов. Хотя если точно следовать учению блаженного Василия, то это было занятие бессмысленное и даже вредное – ведь церковь тоже поражена проказой ереси и неверия.

Тут стоит упомянуть, что поначалу Василий пытался предложить свою доктрину новоизбранному патриарху Филарету и даже пробился к нему на прием, но тот, грозно стуча посохом по каменному полу, прогнал проповедника из храма, назвав его безумцем, которого обуяла гордыня.

Однако истринские дачники, подмосковные огородники и простые горожане ничего этого не знали и не хотели знать, а если бы и хотели, то все равно бы не поняли. Так что они, не щадя живота своего, обороняли дом Божий от врагов рода человеческого и достигли некоторого успеха.

Симпатии толпы меняются в одночасье, и когда у стен монастыря объявился новый пророк, вся эта масса людей переметнулась на его сторону. А он кричал с возвышения, зычным баритоном перекрывая многоголосый гул:

– Настал Армагеддон и Страшный суд грядет вскоре. Грехи вопиют к небу и пробил час искупления. Встанем стеной перед черным воинством, закроем путь всадникам Вельзевула.

Слушатели внимали восторженно и даже шум многолюдной толпы утих, как пламя, залитое водой, о которых, срывая голос, вещал молодой проповедник.

– Не погасить огонь преисподней водою, не залить слезами пламя адское. Но есть огонь, который нам подвластен. Он надвигается, чтобы поглотить храмы каменные и живую плоть, но есть Господь и святое воинство его. Там в огне сам сатана, но погаснет пламя – и отступит враг. Прольется дождь с небес и омоет пожарище, и очистит землю.

Не то он звал тушить пожары, не то молиться о ниспослании дождя, но только началось сразу и то и другое. Забыв о том, что они сами только что разносили огонь по улицам, сатанофобы ринулись гасить ближайшие очаги, а на небе тем временем собирались тучи.

Такое часто бывало по вечерам – в этих тропических краях чуть ли не каждая ночь дарила короткие, но бурные теплые ливни с грозами, однако на этот раз начавшийся на закате дождь был единогласно признан чудом.

Увы, даже ливень был не в силах погасить самые страшные очаги, где огненная буря выметала все подчистую и еще на подлете превращала воду в пар – но он остановил распространение пожара. А когда дождь кончился, о великом чуде знал уже весь город, и блаженный Василий даже своих ближайших подручных не мог заставить продолжать поджоги.

Только демониады никак не могли успокоиться, но их было мало, а новоявленных «белых воинов Армагеддона» – много.

К утру в Кремле ни минуты не спавшие в эту ночь генералы и офицеры ГРУ смогли наконец отереть пот со лба.

Угроза полного и бесповоротного уничтожения Москвы отступила.

А реальный ущерб еще предстояло подсчитать.

35

К тому времени, когда обрушилась центральная башня университета, в Кремле уже получили первые отчеты о трагических событиях.

Сообщалось, что в беспорядках возле МГУ участвовало более ста тысяч человек – считая скопом всех, сатанофилов и сатанофобов.

Дознались также, что среди первых преобладала городская молодежь и гости с востока, где при попустительстве Соломона Ксанадеви процветает сатанизм, тогда как среди вторых главенствовали истринские дачники и красногорские огородники, а также примкнувшие к ним московские люмпены.

Бандиты, хулиганы, мародеры и беспризорники охотно содействовали обеим сторонам.

Им было просто в кайф потусоваться и подраться.

Еще в беспорядках участвовали нацболы, которые были сами по себе и преследовали собственные цели, наиболее четко обозначенные третьим фюрером, досидевшим в Кремле аж до прихода спецназовцев.

Фюрер провозгласил ближайшей задачей установление нового порядка путем поголовного истребления врагов народа и жидомасонов и глубокого перевоспитания им сочувствующих.

Однако поскольку коричневые нацболы передрались с красными и белыми, истребляли и перевоспитывали они в основном друг друга. Да и то недолго, поскольку орудовали они по большей части в центре города, где спецназ быстро положил конец этому безобразию.

В результате сильно сократилось число фюреров, генеральных секретарей и государей императоров.

Из последних вообще остался один – Павел III – да и тот от греха подальше переквалифицировался в папы римские на том основании, что его достославный предок Павел I был одно время магистром Мальтийского ордена.

Заодно он наконец избавился от необходимости без конца отвечать на вопрос о Павле Втором, ибо не все верили, что так звали старшего сына чудесно спасшегося наследника императорского престола Алексея и родного деда императора Павла III.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru