Пользовательский поиск

Книга Люди неба. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

К Локланну, который смотрел на рану, как загипнотизированный, подбежал небоход.

— Нам их преследовать, шкипер? — спросил он почти сочувственно. — Джонак может вас сменить.

— Нет.

— Но они уводят сотню женщин. И очень много молодых.

Локланн потряс головой, словно пес, выбравшийся на берег из глубокого и холодного ручья.

— Не надо. Мне нужен медик, пусть зашьет рану. А с иноземцами мы еще сквитаемся. Сейчас есть дела поважнее. Ребята, у нас целый город на разграбление!

4

Причал был усеян трупами, некоторые были обуглены. Рядом с массивными каменными стенами складов мертвые казались маленькими, как поломанные куклы. В ноздрях щипало от гари, пушечного дыма.

Навстречу Руори спешила команда во главе с первым помощником «Дельфина», Ателем Хамидом Серайо. Он отдал честь на островитянский неофициальный манер, так небрежно, что несколько мейканских офицеров переглянулись, несмотря на явно неподходящую ситуацию.

— Мы почти собрались идти за вами, капитан!

Руори посмотрел на мачты и оснастку «Дельфина».

— Что здесь было?

— Банда вот этих чертей приземлилась возле батареи. Пока мы соображали, что происходит, они овладели огневой позицией. Часть из них поспешила на шум в северном квартале. Кажется, там казармы. Остальные бандиты напали на нас. Ну вот, планшир наш на десять футов выше пристани, а мы все знаем, что надо делать, если нападают пираты. В общем, шансов у них не было. Я их немного поджарил.

Руори с содроганием посмотрел на черные обугленные трупы. Они тот заслужили, несомненно, и все же ему не нравилась идея использовать горящую ворвань против живых людей.

— Жаль они не попробовали с морской стороны, — вздохнул Атель. — У нас там такая симпатичная гарпунная катапульта. Помню, пару лет назад я такую опробовал неподалеку от Хинджии, когда к нам подошел синизский буканьер. Как они орали!

— Люди не киты! — вспылил Руори.

— Хорошо, капитан, хорошо! — Атель попятился, слегка испугавшись. — Я ничего плохого не имел в виду.

Руори уже успокоил себя, сложил вместе ладони.

— Я поддался напрасному гневу, — подчеркнуто вежливо сказал он. — Я смеюсь над самим собой.

— Чепуха, капитан. Значит, мы их отбросили. Но подозреваю, они вернутся с подкреплением. Что будем делать?

— Хотел бы я знать, — мрачно сказал Руори.

Он повернулся к мейканцам, увидел их лица.

— Прошу меня извинить, доны и доньиты, — сказал он на спанском. — Мой помощник вводил меня в курс последних событий.

— Не извиняйтесь! — шагнув вперед, воскликнула Треза Карабан. Мужчины обиженно переглянулись, но все были слишком утомлены, чтобы открыто осудить ее за несдержанность. Для Руори же было вполне естественно, если женщина поступала так же свободно, как и мужчина.

— Вы спасли нам жизнь, капитан. И даже больше, чем жизнь!

Что может быть хуже смерти? Рабство, разумеется. Веревки, кнут, принудительный труд в чужой стране, до конца жизни. Взгляд его задержался на Трезе: длинные пряди волос разбросаны по плечам, платье порвано, на лице усталость и следы слез. Знает ли она, что ее отец убит? Треза старалась держаться независимо и смотрела на Руори с непонятным для последнего вызовом.

— Мы еще не знаем, что теперь делать, — сказал он с запинкой. — Нас всего пятьдесят человек. Мы можем помочь городу?

Один из молодых дворян, покачнувшись, ответил:

— Нет, с городом кончено. Вы могли бы доставить дам в безопасное место. Это все.

— Вы уже сдались, сьнер Дуножу? — запротестовала Треза.

— Нет, доньита, — прошептал молодой человек. — Но мне лучше исповедаться сейчас же, до возвращения в бой. Мне уже не жить.

— Поднимемся на борт, — предложил Руори кратко.

Он повел их к трапу. Лиу, одна из пяти корабельных вахинас, бросилась навстречу. Она обняла Руори за шею, крепко прижалась.

— Я так боялась, что вас убьют! — воскликнула она сквозь слезы.

— Пока мы живы. — Руори освободился из ее объятий со всей возможной мягкостью. Он заметил, как замерла, глядя на них, Треза. Странно, неужели забавные мейканцы думают, будто команда отправится в многомесячную экспедицию без девушек? Может, одежда вахины, не отличавшаяся от облачения его товарищей, противоречит местным табу? К Нану глупые предрассудки! Но неприятно, что Треза сразу так замкнулась.

Мейканцы с любопытством и даже изумлением смотрели по сторонам. Многие еще не успели побывать на борту «Дельфина». И сейчас они рассматривали леера и рангоуты, гарпунные катапульты, кабестаны, бушприт и самих моряков. Маурийцы ободряюще улыбались в ответ. Многие воспринимали происходящее как забавное приключение. Стычка с воздушными налетчиками не могла испугать людей, для развлечения нырявших с одним ножом за акулами или ездивших в гости к друзьям за тысячу миль в утлых каноэ.

Ведь им не довелось беседовать с благородным доном Мивелем, веселым доном Ваном, добрым и образованным Биспо Эрмозильо. Они не видели их мертвыми на полу дворца, где только кружились в танце пары.

Мейканские женщины и их слуги сгрудились вместе, многие тихо плакали. Треза и несколько благородных донов поднялись вместе с Руори на полуют.

— Давайте поговорим, — предложил Руори. — Кто эти бандиты?

— Люди Неба, небоходы, — прошептала Треза.

— Это я уже понял. — Руори искоса посмотрел на патрулирующий неподалеку аппарат. Его очертания отличались зловещим изяществом барракуды. Над городом в нескольких местах поднимался столбами дым.

— Но кто они? Откуда?

— Они не мейканцы. Они с диких высокогорий вокруг большой реки Корадо. — Треза отвечала каким-то сухим, плоским тоном, словно боялась выдать свои чувства. — Корадо течет по дну Гранд Каньона. Они горцы. Полагают, что когда-то их вытеснили туда с восточных равнин монги. Но закрепившись в горах, они разгромили несколько племен монгов, с остальными заключили союз. Вот уже столетие они нападают на наши северные границы. Но так далеко на юг они забрались впервые. Мы не ждали. Их шпионы, очевидно, пронюхали, что наши войска сейчас возле Рио Гран, преследуют армию бунтовщиков… — Тереза поежилась.

— Паршивые собаки! — презрительно процедил дон Дуножу. — Они способны только грабить и убивать, жечь! — Он бессильно опустил голову. — Что мы такое совершили? За что небо наслало их на нас?

Руори задумчиво потер подбородок.

— Едва ли они такие уж дикари, — пробормотал он. — Даже в нашей Федерации не умеют делать таких дирижаблей. Ткань… наверное, специальная хитрая синтетика, иначе она бы долго не удержала водород. Не думаю, что они используют гелий! Но чтобы производить столько водорода, нужна целая промышленность. И отлично развитая практическая химия, по крайней мере. Может, они даже используют электролиз… Великий Лезу!

Он заметил, что разговаривает сам с собой на родном языке.

— Прошу меня простить, я задумался над нашими дальнейшими действиями. Итак, что бы мы могли предпринять? На корабле, к сожалению, нет летательных аппаратов.

Он снова посмотрел на дирижабли. Атель подал бинокль. Руори навел линзы на ближайший воздушный корабль, настроил резкость. Огромный вытянутый газовый баллон, под ним гондола. Длиной сама гондола не меньше многих маурийских кораблей. Вместе баллон и гондола создавали единое обтекаемое целое. Гондола, кажется, из плетеного тростника на деревянной раме, легкая и прочная. В трех четвертях высоты гондолы от киля бежала смотровая галерея для работы и перемещения экипажа. Через промежутки на ней были установлены разнообразные механизмы. Лебедки и, похоже, катапульты. Значит, дирижабли разных северных королевств сражались между собой. Нужно взять это на заметку. Политикопсихологи Федерации были искусны в играх типа «Разделяй и властвуй».

Но сейчас…

Руори крайне интересовал принцип движения воздушных кораблей.

У носа гондолы в радиальном направлении отходили два лонжерона, каждый длиной около пятидесяти футов, один над другим. На них держались две поворотные рамы по каждую сторону. К рамам крепились квадратные паруса. Аналогичная пара лонжеронов проходила через гондолу к кормы. Всего восемь парусов. Рулевые плоскости, треугольные, как акульи плавники, были прикреплены к газовому баллону. Под гондолой виднелась пара выдвижных ветряных колес. Судя по всему, они выполняли функции фальшкиля. Паруса управлялись через систему лееров, которые проходили к брашпильным лебедкам гондолы. Наверное, комбинируя их взаимное расположение, можно было застав дирижабль идти даже против ветра, галсами. Кроме того, на разных высотах воздух движется в разных направлениях. Дирижабль может подниматься и опускаться, меняя объем газа в ячейках баллона или сбрасывая балласт. (Этот прием наверняка держат про запас на обратную дорогу, когда потери из-за неизбежной утечки сильно урежут запас газа.) Паруса, рули и ветры разных направлений позволят такому дирижаблю совершать полеты на несколько тысяч километров, с грузом в несколько тонн. Какой восхитительный аппарат!

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru