Пользовательский поиск

Книга Люди и ящеры. Страница 50

Кол-во голосов: 0

Шеген понял, что, во-первых, курфюрст весьма интересовался своим пленным гостем, а во-вторых, не считал нужным это скрывать. Быть может, даже хотел подчеркнуть.

— Рад вас приветствовать, — прозвучало сверху.

У самого потолка, на последних ступеньках приставной лестницы, стоял курфюрст. Бросив на полку какую-то книгу, он начал спускаться, делаясь все более доступным обозрению.

Его высочество Бернар Второй роста оказался высокого, комплекции тучной, лицом румян. Из-под выпуклого лба с залысинами прямо и спокойно смотрели серые глаза. Жесткая на вид седая бородка аккуратно подстрижена.

Цвет носа и некоторая припухлость век выдавали в курфюрсте поклонника малых радостей жизни. Но его движения были точными и быстрыми. Как у фехтовальщика, подумал Шеген.

Достигнув пола, государь Поммерна коротко, по-деловому, поклонился. Ни короны, ни мантии, ни ордена на нем уже не было; расстегнутый кружевной воротник обнажал крепкую шею и придавал курфюрсту домашний, неформальный вид.

— Прошу к столу. Мне передали, что аппетит у вас уже разыгрался.

— Это правда, — сказал Шеген.

— Что ж, отлично. Брайен, можете идти.

Шеген уловил выражение удивления на лице старого лакея.

— Монсеньор, простите, а кто будет... Курфюрст простодушно улыбнулся.

— Да мы справимся.

— Прикажете вызвать стенографистку?

— История, конечно, не простит, но... Обойдемся без протокола.

Брайен поклонился и вышел. Курфюрст поднял бокал. Посмотрев сквозь хрусталь, он непринужденно произнес:

— Ну-с, ваше здоровье, герр де Альбасете.

Шеген взял второй бокал и понюхал. Как можно было ожидать, пахло замечательно, в винах государь разбирался.

— Благодарю.

— Как вы себя чувствуете, кстати? Доктор Петроу утверждает, что кризис миновал.

— Да прекрасно себя чувствую. Во всяком случае, у меня появились вопросы.

— О, в этом вы не одиноки. Весь мой двор сгорает от любопытства, а слуги просто рвутся подавать блюда. Но на правах гостя спрашивайте первым.

— Хорошо, спасибо. Сначала мне хотелось бы понять, куда я попал. Вы давно с Земли?

— С Земли? Никогда там не бывал. И никто из моих подданных не был.

— Но вы ведь люди? Курфюрст поднял брови:

— В каком смысле?

— Я имею в виду происхождение.

— Да, разумеется. Наши пращуры были землянами.

— Пращуры... И на каком расстоянии мы сейчас от Солнца?

— Понятия не имею.

— У вас нет астрономов?

— Предостаточно. И они располагают лучшими обсерваториями Терраниса, смею вас заверить.

— Удивительно. А когда к вам прилетал последний звездолет?

— Не далее, как три дня тому назад. Если это можно назвать прилетом, конечно. Он разбился.

— Разбился? -Да.

— Кто-нибудь уцелел?

— Вы. Корабль назывался «Альбасете». Больше пока никого не нашли, но мои егеря продолжают поиски.

— Можно их вернуть. На борту никого не было. Мы все высадились на Кампанеллу. Скажите, а предыдущий корабль когда прилетал?

— Около шестидесяти лет назад. Это был «Фламинго». — И?

— Он тоже разбился.

— «Фламинго»? Около шестидесяти лет назад?

— Да, именно так.

— А сколько длится год на Терранисе?

— Наш год на неделю длиннее земного. А в сутках — двадцать пять земных часов.

— Так. Получается больше шестидесяти четырех геолет. Невероятно!

— Вы быстро считаете. Но я плохой хозяин. Съешьте что-нибудь. Ну, хотя бы вот этот салат, он того стоит

— С удовольствием. Скажите, а где Эварт?

— Эварт?

— Эварт Виттон, мой товарищ. Мы вдвоем шли через горы.

Курфюрст нерешительно переставил с места на место большое хрустальное блюдо.

— Боюсь, что его схватили ящеры. Видите ли, деревня, близ которой вас нашли, подверглась нападению аборигенов Терраниса. К людям они питают не самые лучшие чувства, скажем так.

Шеген отложил нож и вилку, поднялся со стула и медленно подошел к окну. На миг у него мелькнуло подозрение о том, что, может быть, его подвергают психологическому тестированию в некоем Центре имени Джона Ф. Кеннеди. Там лихие ребята специализируются на подготовке экипажей к встрече с неведомым Внешним Разумом и славятся своими проделками. Всякие голограммы, актеры, гипнобусы, псевдореалии и декорации повышенной достоверности. Это у них хорошо отработано.

Но нет, не мог он сразу после Кампанеллы очутиться на Земле и ничегошеньки не помнить о том, как это произошло. Изъятие памяти запрещено законом.

Внизу, во дворе замка, запрягали карету. Запрягали сноровисто, профессионально, обнаруживая многолетние навыки. Лошади помахивали хвостами, трясли головами — вероятно, отгоняли насекомых. Один из конюхов вдруг высморкался прямо на мостовую.

Нет, подумал Шеген, так выдрессировать актеров очень сложно. Да, приходилось верить глазам своим. И ушам...

— Быть может, не все еще потеряно, — с сочувствием сказал курфюрст.

— Думаю, ваши егеря хорошо искали, — покачал головой Шеген.

— Хорошо. Однако нужно переговорить с некоторыми вашими коллегами из экипажа корабля «Фламинго». У них есть свои источники информации

— С некоторыми?

— Увы, часть людей погибла, часть скрывается. Нескольких сожгли.

— В каком смысле?

— В прямом. На костре. Шеген медленно сел.

— Вы это серьезно?

— Совершенно.

— Да за что же?

— За то, что они небесники. То есть спустившиеся с неба.

— Разве это преступление?

— Смотря где. Здесь, в моих владениях, — нет.

— А где — да?

— Практически везде. За исключением графства Шевцен. Еще в Муроме небесников не жгут, а продают нам.

— Кого продают, людей?

— Людей, людей. Я знаю, для вас это должно звучать дико.

— И где находится этот Муром?

— Севернее Поммерна. Карту?

— Да, пожалуйста.

Курфюрст потянул тесемку и на ближайшем шкафе развернулся рулон.

— Прошу.

Шеген подошел ближе.

В доброй старой проекции Меркатора на листе плотной чертежной бумаги, наклеенной на полотно, была изображена оконечность незнакомого материка. Тонкая сетка координат покрывала коричневые, желтые, зеленые и голубые пятна, пересекала нити рек. Севернее куска суши в океане плавали изящные льдинки. Шеген заметил, что все названия на карту нанесены от руки.

Курфюрст взял указку, надел очки и стал походить на учителя географии с древней даже не фотографии, а какого-нибудь дагерротипа

— Смотрите, сударь. Государство Поммерн, в котором вы сейчас находитесь, занимает самый юг вот этой горной подковы, охватывающей верховья реки Текла. А нижнее течение Теклы вплоть до впадения в море принадлежит купеческой республике Господин Великий Муром.

— Вот, значит, где продают нашего брата, — сказал Шеген.

— Здесь, здесь. Но знаете, Муром еще благодушно к вашему брату относится. Слева, то есть западнее и юго-западнее Поммерна, располагаются Объединенные Эмираты Магриба. Там самая абсолютная монархия, какую только можно вообразить. О проблеме прав человека, например, там ничего и не слышали; таковыми правами обладает один лишь эмир. Справа, юго-восточнее Поммерна, находятся земли графа фон Шевцен, моего друга. Тут монархия староукладная, спокойная и добродушная.

Шеген с интересом рассматривал карту.

— А дальше? — спросил он.

— Дальше живут племена горцев, ведущих вялые войны то с королевством Альбанис, который расположен еще восточнее, то с Шевценом. На северо-востоке от нас, за Рудным хребтом, существует Пресветлая Покаяна, самое крупное из государств людей. Фактически власть в ней принадлежит религиозному ордену Сострадариев, крайне нетерпимому к любому инакомыслию. Вдоль морского побережья по бокам от Покаяны расположены два вассальных княжества, которые никакой реальной самостоятельностью не обладают. Еще люди живут на многих островах и рассеяны по Материку Изгоев, но государств в полном понимании этого слова там нет. Вот вкратце и вся наша террография.

— Поразительно, — сказал Шеген. — Княжества, эмираты. Но вы ведь земляне, я правильно понял?

50
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru