Пользовательский поиск

Книга Люди и ящеры. Страница 16

Кол-во голосов: 0

— На сухое место не выезжать, — предупредил Хзюка.

Несколько сот шагов опять брели по воде, скрытые обрывом, пока не достигли зарослей гигантских хвощей. Здесь Хзюка приказал затаиться.

— Хачичеи решат, что мы направляемся на заход Хассара, — заявил он.

— Почему?

— Они подумают, мы идем, чтобы заключить союз с фахонхо, их соседями. Больше незачем появляться здесь малому отряду сивов. Никому в голову не придет, что мы хотим попасть в Ледяные горы, схаям там делать совсем нечего.

— А кто такие фахонхо?

— Лесные схаи. Еще более дикие, чем хачичеи. Мартину захотелось побольше узнать об этом племени,

но к протоке уже подъезжали преследователи, и все внимание Хзюки переключилось на них.

— Быстро добрались, — похвалил он.

Хачичеи остановились на берегу, очевидно, совещались. Шуссы под ними начали усаживаться.

— Устали, — сказал Хзюка. — Это хорошо. И запасных нет

Скоро хачичеи подняли шуссов и один за другим, все десять, переправились на остров.

— Обманулись?

— Не спеши, Мартин.

Пара хачичеев показалась на северном мысу острова. После этого наступили весьма томительные минуты. Даже Хзюка бесцельно похлопывал плетью по ноге — риск явно был нешуточным. Но Мартин давно знал, что в Схайссах без риска не обойтись. К тому же шуссы хачичеев утомлены, значит, можно и оторваться в случае чего.

Однако расчет Хзюки оказался верным. Потоптавшись на мысу, дозорные хачичеи повернули.

— Есть, — сказал Хзюка. — Вот теперь они обманулись. Смотри!

Из-за острова выплыл шусс. Рядом с ним, держась за поводья, осторожно, без всплесков, скользил хозяин. За первой парой показалась вторая, третья, все остальные. Они направлялись к западному берегу озера.

— О, — сказал Хзюка. — Смелые ребята.

— А в чем их смелость?

— Да в том, что в озере могут водиться заглотай.

— Это кто? Я еще не видел.

— Может быть, увидишь. Все равно лучше подождать, пока хачичеи совсем переправятся. Так будет вернее.

Хзюка помолчал, а потом квакнул:

— Но лучше заглотая не видеть. Плохо будешь спать, мягкотелый!

Мартин потрогал ноющую поясницу.

— Вот это уж вряд ли.

Заглотая увидеть все же пришлось, хотя и не полностью. Хачичеи успели преодолеть примерно две трети расстояния до противоположного берега, когда в озере появились водовороты. Потом вода забурлила и вдруг распахнулась чудовищной пастью. В этой клыкастой пещере мгновенно исчез последний из хачичеев, исчез вместе со своим шуссом. Оставшиеся лихорадочно гребли к берегу.

— Еэ, — сказал Хзюка. — А хачичеи считают заглотая священным животным. Дикие они!

Тут шусс под Мартином вдруг дернулся и заверещал. Хзюка выругался.

— Мартин! Быстро на берег! Сейчас и нам достанется. Как только они выбрались из воды, схай тут же соскочил

на землю и с размаху рубанул саблей. Мартин увидел извивающееся в грязи толстое змееобразное тело. Отсеченная голова гада продолжала держать ногу шусса в буквальном смысле мертвой хваткой. Хзюка разжал челюсти лезвием.

— Кто это? — спросил Мартин.

— Большая махерена. Перегружай поклажу.

— Этого шусса уже не спасти?

— Можно. Но некогда.

Сначала укушенный шусс по привычке бежал за ними, но потом отстал.

— Сыс, сыс! — поторапливал Хзюка.

Теперь он явно делал ставку на скорость и не тратил времени на сокрытие следов. Да и скрыть-то их было практически невозможно, поскольку местность сильно изменилась. Вокруг, сколько хватал глаз, расстилалось море высокой, по брюхо шуссов, травы. В этих зарослях животные быстро уставали, их приходилось менять чуть ли не каждый километр.

— Вот не было раньше этой зеленой гадости, — с отвращением сказал Хзюка. — Лет сто назад появилась.

Мартина беспокоило то, что за ними в траве оставалась протоптанная полоса, по которой преследователям будет удобно их догонять. Хзюка наверняка понимал это не хуже, но беспокойства почему-то не проявлял.

Когда совсем стемнело, трава перед шуссами начала редеть и вскоре исчезла. Обнажилась сухая, каменной твердости глина, на которой почти не оставалось следов. Тут Хзюка повернул, и с полчаса они ехали на запад

— Ты все понял, Мартин?

— Да. Теперь хачичеи решат, что мы точно отправились заключать союз с фахонхо, а наш рывок в сторону гор — всего лишь обман.

— Правильно думаешь, мягкотелый. Командиру хачичеев я не завидую.

— Сколько мы выиграли времени?

— День, не меньше.

Вскоре они выехали к обширным россыпям щебня, окружающим скалистые, лишенные растительности холмы. Здесь, на камнях, следы шуссов обнаружить было уже невозможно, и Хзюка вновь повернул к северу.

— Завтра увидим Ледяные горы, — пообещал он. — Надо только проскочить брод через большую реку Хач.

— А переплыть нельзя?

— Опасно. Тут вода еще теплая.

— Чем же теплая вода может быть опасной? — удивился Мартин.

— Как это чем? — еще больше удивился Хзюка. — Теплую воду любят заглотай!

Ночью поднялся ветер, и это был ветер предгорий. Прохладный, влажный, суливший Мартину благополучное и такое долгожданное возвращение. Но в Схайссах мало что дается с легкостью, без борьбы и опасности.

Перед рассветом им пришлось залечь в лесной чаще и несколько часов наблюдать переправу огромной пешей рати хачичеев через тот самый брод, который они не успели проскочить. Хачичеев были тысячи. В несколько рядов они шли вдоль натянутых поперек реки веревок. А по обоим берегам сновали верховые разъезды.

— Хо! — сказал Хзюка. — Да это похоже на настоящую войну.

— Послушай, а ведь тысяча, следы которой мы видели на юге, — это обман, — сказал Мартин. — Та тысяча должна оттянуть на себя силы сивов к югу, а главный удар хачичеи нанесут отсюда, прямо на большое стойбище сивов!

— Правильно думаешь, Мартин. Так оно и есть. Мы наткнулись на главные силы.

— Нужно предупредить ваших.

— Как?

— Не знаю.

— И я не знаю.

— Неужели ничего нельзя сделать?

— Почему? Из-за нас погибли уже четверо хачичеев. Еще девять заняты преследованием. Не так уж и плохо, и это еще не все. Если ускользнем сегодня, завтра в погоню бросятся уже десятки. Они не могут позволить врагу гулять по своим тылам.

— Э, хачичеев много тысяч. Что значат эти несколько десятков?

— То, что мы можем сделать, оставаясь при этом в живых, — невозмутимо ответил Хзюка.

Между тем Хассар поднимался все выше, а конца переправе не предвиделось. Ситуация становилась неприятной, Мартин забеспокоился. Сзади рано или поздно появится обманутая погоня, а впереди через реку ползла и ползла серо-коричневая масса. Более того, переправившиеся хачичеи начали разбивать огромный лагерь.

Задымили первые костры. Один за другим поднимались сотни шатров. Воинство явно собиралось провести ночь на берегу Хача. Могло статься, и не одну.

— Вот досада, — сказал Мартин. — Хачичеи укладываются спать.

— Я тоже посплю, — невозмутимо ответил Хзюка. — Разбуди вечером.

Умученные преследователи появились на закате. Сначала — семеро, потом — еще двое, едущие на одном шуссе. Хзюка молча наблюдал, как они о чем-то возбужденно докладывали часовым лагеря

— Сообразительные ребята, — одобрительно проворчал он. — Быстро нас раскусили.

— И что теперь? — спросил Мартин.

— Хачичеи должны выслать дополнительные разъезды. Но кругом много рощ, они не подозревают, что мы у них под самым носом. Можешь поспать, мягкотелый. У тебя хорошо получается.

— Какой тут сон. Хзюка, облава же начнется вот-вот!

— Настоящая облава начнется утром.

— Но уж утром-то нас найдут непременно.

— Утром нас здесь не будет.

— Куда же мы денемся?

— Туда, куда нам надо. Спи, завтра потребуется много сил. Мартин пожал плечами и улегся на свою шкуру. Но сон

долго не шел, задремать удалось ближе к полуночи. И почти сразу его растолкал Хзюка.

— Не выспался? Ничего не поделаешь. Терпи, мягкотелый. Пора уносить хвосты.

16
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru