Пользовательский поиск

Книга Люди и ящеры. Содержание - 14. А СТРЕЛЫ У НИХ СВОЛОЧНЫЕ, СЕРЖАНТ

Кол-во голосов: 0

— Большой шутник?

— Очень большой, монсеньор

14. А СТРЕЛЫ У НИХ СВОЛОЧНЫЕ, СЕРЖАНТ

— Огонь, — негромко приказал Паттени.

И тут же выстрелил. Иржи давно ждал команды, но курок спустил с опозданием. Паттени недовольно покачал головой.

Одна за другой пули ушли в предрассветный туман, в густую накатывающуюся массу. Серую, монотонную.

Там вроде бы возникла какая-то мгновенная заминка. Но только на секунду, не больше. Потом послышался угрюмый рев, ударили барабаны. Масса перестала быть однообразной, в ней обозначились выпячивания. Было похоже, что тьма тянет к ним свои лапы.

— Теперь уходим, — сказал Паттени. — Не вздумай отставать.

Развернувшись вслед за сержантом, Иржи дал шпоры своей каурой. Справа скакала еще одна пара дозорных, постепенно смещаясь ко входу в ущелье. Сблизившись, все четверо пронеслись мимо скалы. А за скалой в конном строю притаился весь их взвод со штуцерами поперек седел. Только двое молодых солдат торопливо затаптывали костерок.

Паттени осадил лошадь.

— Началось, Махач!

— Пальбу слышал, — усмехнулся вахмистр. — Ящеры хоть не все разбежались, а?

Но Паттени было не до шуток.

— Разбежались, как же. Прут всем скопом, флангов не видно. Разведки даже не высылали. Считают, что и без этого нас задавят. Нам куда?

— Проезжайте дальше. Тут уже четверо проскакали до вас. Один отправился с донесением, а Нарген с остальными ждет за поворотом. Присоединяйтесь к ним, заряжайте оружие. Будете прикрывать наш отход.

— Махач, вы только того... рубиться не вздумайте. Мигом стопчут

— Сам с усам. До подхода главных сил приказано строить подвижную оборону, понял?

— «Лестницу», что ли?

— Ее самую.

— Ясно.

— Тогда дуйте!

За поворотом ущелья действительно ждали трое егерей. Тоже со штуцерами поперек седел. Капрал Нарген что-то жевал.

— Появились? Заряжайте картечью, — лениво сказал он.

— Не горохом? — пробурчал Паттени.

— Это у тебя от нервов?

— От нервов. Видал, их сколько?

— Видал. Эй, парень, как тебя...

— Неедлы.

— Не суетись ты, порох рассыплешь! Неедлы... Картечь летит не так далеко, как пуля. Следовательно,

стрелять предстояло с довольно близкой дистанции. Иржи постарался унять дрожь в руках, но это не совсем получилось. Солдаты Наргена ухмылялись.

— Чего скалитесь, герои? — нелюбезно осведомился Паттени. — У парня первая переделка.

— Отметить бы надо, — серьезно сказал один из егерей.

— Отметим, Чимболда, отметим.

— Если доживем. Ящериц тысяч сто собралось, если не двести.

— А хоть триста. Что толку? Ущелье узкое.

— С боков могут обойти. По скалам.

— Ну и с какой скоростью они будут обходить? По скалам-то?

— Это — да. Только вот не прозевать бы.

— Ничего, Махач не прозевает. Тертый калач, детей у него трое, так что уж постарается, — сказал Паттени.

Иржи наконец всыпал порох, заткнул его пыжом, вкатил картечины, при этом ничего не обронив, утолкал шомполом еще один пыж

— Годится, — пробурчал Нарген. — Но потренироваться надо, в нормативы не укладываешься.

— В учебном лагере все получалось, а тут... Нарген сплюнул свою жвачку.

— А тут не учебный лагерь. И вообще... егерем за пару месяцев не становятся, желторотик.

— Сегодня натренируется, — сказал Паттени.

— Это уж точно, — кивнул капрал. — Если успеет.

— Успеет. Я присмотрю.

— Ну-ну, — сказал Нарген, прислушиваясь. — Так, Патти, держись со своим парнем левой стороны, а мы отъедем вправо. Проход надо оставить свободным. Скоро наши удирать будут, дай бог им здоровьичка...

Все замолчали. Первые лучи Эпса вырвались из-за горы и подсветили тучи. Снизу доносился глухой топот. Ящеры были еще далеко, но приближались, шум усиливался. Вдруг в него врезался треск залпа.

Через несколько минут мимо них проехали егеря. Без строя, не очень спешно, даже с некоторой ленцой.

— Там сужение, они столпились, — крикнул Махач. — Так что пара минут у вас есть.

— А вы?

— Мы станем шагов на триста выше. Когда отстреляетесь, скачите уж до ручья, но не дальше. Пора уплотнять рубежи!

Нарген молча кивнул. Но потом проворчал:

— Чем уплотнять-то?

— Наш эскадрон уже наверняка спускается. А дальше — не наша забота, пусть у начальства голова пухнет, — сказал вахмистр.

И все так же неспешно уехал. Лошадь приберегал.

Ящеры тоже не слишком торопились. Миновав узкое место, они сначала разлились в стороны. Потом выровняли ряды и лишь после этого начали подниматься по склону.

— Вот и война началась, — сказал Паттени

Передняя шеренга ящеров растянулась от склона до склона. За ней тесно, стремя к стремени, выстраивались все новые сотни, и конца им видно не было. Потери в десяток-другой для такой силы ровным счетом ничего не значили.

Задавая ритм, били барабаны. Периодически вскрикивал какой-то вождь. Тогда все воинство ударяло в щиты, ревело, визжало и даже чирикало. Шум поднимался страшный. Иржи невольно глянул на товарищей.

Всей грозной массе ящеров противостояла жалкая горстка людей. По команде сержанта они тоже растянулись, но не перекрыли прохода и на треть. Тем не менее признаков волнения на лицах солдат не было.

— На испуг взять хотят! — крикнул Нарген. Паттени кивнул.

— Не дрейфь, парень, — сказал он Иржи. — Штуцеры бьют дальше, чем луки.

— Картечью? Не очень-то.

— Что ж, дело наше такое. Солдатское. Кроме того, мы ведь повыше находимся, так что не зацепят.

Капрал Нарген в это время припал к прикладу.

— Ахтунг! Целься!

Выждав еще пару секунд, он крикнул:

— Пли!

Хлестнула картечь. В передней шеренге ящеров возникло замешательство. В нескольких местах, ломая строй, забились верховые драконы.

— Можно воевать, можно, — пробурчал Паттени. Снизу полетели стрелы. Падали они недалеко, шагах в

пятнадцати—двадцати, но все еще не долетали.

— Уходим, — крикнул Нарген. — Марш-марш!

Иржи опять развернул свою Вишню. Но из-за крутизны склона она могла двигаться только шагом. Ящеры же находились ниже, на более отлогом участке. Они этим воспользовались, прибавили ходу, подтянулись. Стрелы посыпались совсем близко

Однако верховые драконы, или шуссы, тяжелее лошадей. Сверху было видно, как неуклюже они ковыляют на подъеме, по-собачьи вывалив черные языки. Приустали рептилии. Потери понесли, а ни одного врага еще не поразили.

Иржи почувствовал злую радость. Он вспомнил, как совсем недавно, каких-то несколько месяцев назад, за ним, безоружным, гнался ящер и безнаказанно пускал стрелу за стрелой. И хотя теперь его преследовало куда большее число рептилий, особого страха он уже не испытывал. Положение изменилось. Теперь он был не один, и ему было чем защищаться. Теперь мы посмотрим, кто кого!

— Вот для такого боя егерские войска и предназначены! — возбужденно крикнул Иржи. — Бить и ускользать!

— Да что ты, — сказал Паттени. — И кто бы мог подумать?

Иржи смутился.

— Жаль только, что отступаем.

— А тебе наступать захотелось, спаситель фатерлянда? Иржи обернулся.

— Пожалуй, нет. Как-нибудь в другой раз. Паттени расхохотался.

— Толковый из тебя генерал получится, парень. Когда-нибудь. Только поменьше вертись, седло съедет. И мозоли набьешь. На том самом месте, которым кавалерия воюет!

Ящеры упорно продолжали подниматься по извилистому проходу. Они давно спешились, двигались медленно, но безостановочно. Их было так много, что из-за недостатка места наступление проходило не только по обоим берегам речушки, бежавшей по ущелью, но и прямо по ее руслу, отчего уровень воды заметно повысился.

Егеря по-прежнему отступали, огрызаясь короткими залпами. Сверху через каждые час-полтора небольшими группами подходили подкрепления, пока не набралось чуть больше четырехсот всадников, — егерская бригада и отдельный эскадрон седьмой дивизии. Это была вся кавалерия, которой располагал генерал де Шамбертен.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru