Пользовательский поиск

Книга Курс на столкновение. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

– В таком случае ты должен был принимать два наложенных друг на друга изображения, – решил Хешке. – Потом одно исчезло, а второе осталось.

– Ну что ж, вполне возможно, – согласился Херрик, но явно без особой уверенности. – Вероятно, так оно и было. Но только каким образом они оказались столь точно подогнанными... А кроме того, я считал, что проблема настройки у меня уже решена.

Хешке вышел из мастерской, оставив Херрика возле телевизора.

Он остановился на веранде. Вокруг простиралась плоская равнина. На ночном небе мерцала странная, переменчивая подвеска – так, словно где-то за горизонтом бушевала гроза.

Титан-майор Броурн одним резким движением сбросил со стола весь ряд видеофонов. Все равно никто уже не отзывался.

Броурн сидел в кабинете в одиночестве. Недавно он отправил адъютанта, отослав его на защиту баррикады. Он знал, что приближается последний, решительный бой.

Он вышел наружу. Его штаб-квартира осталась – насколько он ориентировался – последним не покоренным еще пунктом. Атаки следовало ожидать с минуты на минуту.

От дома начиналась длинная аллея, образованная аркадами. Прекрасная оборонительная позиция – много пустого пространства и не одного места, где можно было бы спрятаться. Однако Броурн знал, что это слабое утешение против тех штуковин, которыми располагали китайцы.

Едва он добрался до стальной баррикады, перегораживающей галерею, едва успел бросить солдатам несколько одобряющих слов, как китайцы начали наступление.

Они появились со всех сторон одновременно. Несколько из них оказалось уже по внутреннюю сторону баррикады, и люди Броурна вступили с ними в ближний бой, остальные же обстреливали штаб-квартиру с противоположной стороны преграды. Броурн имел возможность убедиться в смертоносности приемов хока, но, к счастью, у Титанов здесь было численное преимущество. Он заглянул по ту сторону баррикады и увидел людей в голубых мундирах и полукруглых шлемах, которые то появлялись, то исчезали, двигаясь вперед наподобие призраков. Он увидел врага, который примерно половину времени оставался невидимым.

Неожиданно майор Броурн испустил дикий, чуть ли не победоносный крик. Он подскочил к гнезду с пулеметом, отпихнул в сторону обслуживающего оружие солдата и поднял тяжелый пулемет со станка. Эта операция обычно требовала усилий двух мужчин, и все же Броурн перебрался с пулеметом на другую сторону баррикады, волоча за собой ленту с патронами. Он дал длинную очередь от бедра.

– Не копошитесь, там, ребятишки! – взревел он. – За мной! Покажите этим!

Покачиваясь, он бежал по аллее и стрелял без перерыва из тяжелого, неудобного пулемета, целясь в толпу то видимых, то снова невидимых китайцев. Вот так и надо, думал он. Погибнуть как мужчина, сражаясь с этой ордой недочеловеков до последнего дыхания.

Солдаты в голубых мундирах плотно столпились на площади под балконом, на котором стояли Су Мин, Собри, премьер Хвен Ву и члены его кабинета. Су Мин нервно облизнул губы:

Это была его идея: он хотел, чтобы власти Мыслительной Реторты предстали перед одержавшими победу воинами. Он верил, что благодаря такой демонстрации эти почтенные сановники раз и навсегда потеряют уважение народа, превратившись в обычных слабых людей; рабочие же собственными глазами увидят тех, кто урезал их права.

Оказалось, что Хвен Ву – о, чудо! – полностью на стороне этого начинания.

Похоже было на то, что он совершенно не понимает намерений Су Мина, которого сердечно благодарил за организацию мероприятия. Следовало бы ему прямо сказать, для чего все это задумано, решил Су Мин.

Премьер звучными, округлыми словами принялся благодарить рабочих из Продукционной Реторты за вторжение, которое произошло в самое подходящее время.

– Ваше глубокое чувство гражданского долга истинно согревает мое сердце, – закончил Хвен Ву затянувшееся обращение. Его аристократическое лицо оставалось импонирующе неподвижным. – А теперь, поскольку мы уже избавились от инородных варваров, мы все можем снова вернуться к своим занятиям, восстанавливая тем самым совершенную гармонию и порядок в общественной жизни.

Хвен Ву отступил вглубь балкона и ласково улыбнулся Су Мину и директорам из Продукционной Реторты, которые сбились в группу на одной стороне балкона, а теперь выстроились вдоль стены.

Бедняга Су Мин, подумал Собри. Главную роль у него отобрали.

Ответственный за управление Продукционной Реторты шагнул вперед, слегка поклонился премьеру, после чего произнес несколько церемониальных слов о том, как он счастлив, что сумел послужить на благо Города.

Рабочие глядели на него с полным отсутствием интереса. Царили покой и порядок. Собри со страхом понял, что эти люди сейчас безропотно вернутся в Продукционную Реторту, к своим фабрикам, к своим примитивным развлечениям.

Директор кончил говорить и отошел. Собри знал, что Су Мин сейчас уже совсем потерял голову. В качестве революционера он по-прежнему был совсем неопытным и понятия не имел, каким образом производятся социальные перемены – он думал, что нужда в этих изменениях очевидна сама по себе.

После недолгого колебания Су Мин сделал шаг вперед, но Собри оказался быстрее: одним движением он оказался в центре внимания толпы.

Что он должен сказать, чтобы начать процесс изменения в мышлении этих людей, чтобы привить им стремление к всеобщему равенству? Собри лихорадочно перебирал в уме фрагменты революционных воззваний, пока наконец-то не вспомнил старый-старый лозунг, легендарный, почти мифический, передаваемый из поколения в поколение с тех времен, когда учебников истории еще не существовало.

Он взметнул сжатый кулак.

– Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Кроме цепей вам терять нечего!

14

Их шаги отдавались эхом в огромном подземном помещении. Верховный Вождь Планеты, Лимних, в окружении адъютантов и охранников, наткнулся перед самым входом в штаб на высокого, идеально сдержанного полковника Браска.

– Вы получили мое сообщение? – спросил Лимних, когда ритуал приветствий был завершен. – Вы оценили его значение?

– Оценил, Вождь.

Браск распахнул дверь и жестом пригласил Лимниха внутрь.

Верховный Вождь Планеты сделал знак сопровождающим, чтобы те ждали его снаружи, и вошел в кабинет один. С облегчением, словно силы его были на пределе, он опустился в глубокое кожаное кресло.

– Надеюсь, что вы понимаете, почему я передал эти сведения шифром? В такой момент я не мог полагаться на видеофоны... Осторожность сейчас требование номер один.

Он невольно захлопал веками и потянул носом. Ему было холодно, его лихорадило, но он знал, что все это – чистая мнительность: эпидемия охватывала изо дня в день все новые и новые районы. Вирусологические лаборатории работали на пределе, сражаясь с потоком неведомых ранее заболеваний, которые массой обрушились на Землю. Вирусы происходили, скорее всего, из внеземных источников. Только удавалось получить какой-либо род антител, как на месте побежденного вируса немедленно появлялся новый.

– Было ли какое-нибудь подтверждение сути этого сообщения, Вождь? спросил Браск.

Лимних кивнул.

– Нет необходимости искать дальнейшие подтверждения. Целые территории попросту исчезли с карты. Это какое-то новое оружие чужаков. Наверное, лишь Мать-Земля знает, каким образом можно уничтожить людей, дома и растения, не оставив при этом ни следа. Никакого излучения – вообще ничего. Голая земля.

– Но исчезли в первую очередь резервации недоумков. Разве это не странно?

Лимних пожал плечами.

– Возможно, чужаки сочли их подходящим испытательным полигоном. Но уж наверняка это не наши собственные делишки, в этом нет ни малейших сомнений. Вы сами видите, что положение тревожное. Можем использовать вариант "С"?

– Так точно, Вождь. Первая эскадра стартует через несколько минут.

Браск включил демонстрационный экран. Лимних увидел бравых солдат в комбинезонах для войны во времени. Солдаты строем уходили с площади, на которой состоялась прощальная церемония. Лимних внимательно разглядывал их, удивляясь отваге и преданности своих отрядов.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru