Пользовательский поиск

Книга Курс на столкновение. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

12

Над пыльной желтоватой равниной, кое-где поросшей рахитичными деревцами и отмеченной то тут, то там домишками из кирпича или глины, заходило солнце. Ронд Хешке сидел на веранде аккуратного домика из красного кирпича и любовался пейзажем, испытывая при этом чувство неожиданного благодушия и спокойствия духа.

К дому как раз направлялся Херрик – амрак, у которого поселились Хешке и Собри с Лайелой. Херрик шел странно, раскачиваясь всем телом, что было свойственно для амраков, и Хешке с изумлением заметил, что даже неожиданное зрелище чистокровного недоумка уже не нарушает его благодушия и спокойствия.

Сначала он испытал жестокий шок: как можно так запросто сослать в резервацию законопослушного гражданина со свидетельством расовой чистоты! Хешке был не только шокирован, но и разозлен. Его протесты не имели никаких последствий, а из сделанных мельком замечаний понял, что на принятое решение повлияла его связь с семейством Обломотов. В конце концов, Собри тоже осудили на ссылку лишь за связь с Лайелой. Да, поначалу пребывание в резервации амраков оказалось для Хешке нелегким испытанием. Если бы не то обстоятельство, что он уже приобрел некоторый иммунитет благодаря общению с китайцами, это наверняка завершилось бы психическими заболеваниями.

А теперь... Херрик поднялся по ступенькам веранды. Он был абсолютным, стопроцентным амраком: красноватый оттенок кожи, правильный шарообразный череп, округлые глаза и характерные длинные уши, а кроме того, тревожные диспропорции в строении тела и пугающая плавность движения, словно у существа, лишенного костей. И все же Хешке это нисколько не мешало. Он думал о Херрике как о симпатичном представителе симпатичной расы и не видел в этом ничего удивительного, а его симпатии становились еще сильнее, потому что амраки были эпигонами гибнущей культуры.

– Привет, Ронд! – поздоровался Херрик с сильным американским акцентом. – Собри дома?

Хешке кивнул, и Херрик без церемоний прошел внутрь. Хешке же вернулся к любованию заходом солнца и размышлениям о том, как прекрасно оставшаяся часть амраков приспособилась к условиям жизни в резервации. Их здесь было около трех миллионов, и они занимали почти двухсоткилометровую полосу земли (некогда они заселяли два континента). Сухая земля не годилась под посевы, но амраки решили эту проблему с помощью ирригации почвы. Они организовались в небольшое, стабильное общество, выстроили несколько некрупных и средних размеров городков, создали даже промышленность разумеется, в небольших масштабах, лишь для собственных нужд. Их никогда не покидала мысль, что они полностью зависят от капризов своих завоевателей.

Хешке уже давно слышал о высокой технической культуре амраков, но считал, что они попросту копируют достижения Подлинного Человека. Поэтому он был крайне изумлен, когда во время пребывания у Херрика на каждом шагу убеждался в их умении и оригинальности. Херрик часто вспоминал о войне, в которой он в качестве молодого ученого принимал участие – тогда амраки в последний раз пытались отстоять свою независимость. Он работал над проектом, который никогда так и не был реализован: над созданием силового поля, которое должно было изменять направление движения ядерных боеголовок на противоположное.

– Вы, белые, – заявил как-то Херрик (амраки не пользовались термином – "Подлинный Человек", но говорили: белые), выиграли только благодаря исключительному умению подчиняться центральной власти. Вас всех можно направить на единую цель. Наша общественная система всегда была слишком свободной, чтобы мы могли противостоять вам. Мы до последней минуты транжирили энергию на бесчисленное количество индивидуальных проектов.

– Не смогу согласиться с этой теорией, – возразил Хешке. – Как ты, в таком случае, объяснишь упадок лоренов?

– Верно. Лоренов еще больше отличала целенаправленность, чем вас. Так вы их сами и не победили, а только с нашей помощью. А одним вам было бы не справиться.

У Хешке не нашлось контраргументов. Странно было разговаривать с кем-то, кто оперировал версией истории, не сочетающейся с тем, что провозглашали Титаны относительно войн Подлинного Человека с остальным миром. Официальные источники полностью умалчивали о участии союзников в расовых войнах. Подлинный Человек – как учили – сумел собственными силами разгромить своих разнообразных и коварных врагов.

Подобные противоречия недолго занимали внимание Хешке: освобождение из-под власти пропаганды он принял с огромным облегчением.

Порой Хешке наблюдал, как амрак Херрик возится – используя при этом самые разнообразные, случайно раздобытые детали и элементы – с устройством, созданию которого ему мешала война. Аппарат этот должен был стать телевизором, но без передатчика, без камеры, одним только приемником. Херрик открыл, что методом дальнейшей интерференции можно световые волны превращать в ультракороткие радиоволны, которые потом принимались контрольной станцией. Иначе говоря, он подтвердил возможность приема изображения со слабым сигналом на значительных расстояниях. Хешке часами просиживал возле Херрика, наблюдая, как амрак манипулирует потрескивающим аппаратом, время от времени получая от него туманные, едва различимые картины горного хребта или участка океана. Возможности контроля источника воображения были мизерными; никогда не было известно, что покажется на экране, поскольку зависело это от магнитного поля Земли.

Солнце спряталось за горизонтом, и Хешке почувствовал холод. Он встал, потянулся и вошел в дом.

Херрик и Собри сидели за столом. Они были серьезными, чтобы не сказать важными; Собри, пожалуй, даже больше, подумал Хешке, когда приятель поприветствовал его.

– Плохие новости, Ронд. – Он указал на Херрика. – Мы только что получили сообщение из Прадны.

– Вы все еще в контакте?

Собри кивнул.

– За несколько последних недель нам удалось наладить связь с теми членами Лиги, которые пережили последнюю облаву Титанов. Лига понемногу встает на ноги, благодаря чему у нас до сих пор сохранились свои люди в администрации.

Собри замолчал. Хешке всегда поражала легкость, с которой его приятель смог пристроить их троих в резервации амраков. Похоже на то, что Лига Пангуманизма имела своих людей в большинстве резерваций: Херрик тоже был связан с ней.

– Лимних отдал приказ о ликвидации всех резерваций, – тихо сообщил Собри. – Конец амракам, конец нам всем.

– Мы ожидали этого рано или поздно, – произнес Херрик без тени горечи. – Единственное, что мы сможем сделать, это покориться судьбе.

– Я тоже предвидел такой поворот событий, – сказал Хешке.

Он залез в карман и достал небольшой передатчик, который ему на прощание вручил Су Мин. Молодой китаец, должно быть, уже тогда имел определенные подозрения насчет того, что должно произойти: как иначе понимать его смущение во время последних встреч и неясные намеки на то, чтобы Хешке воспользовался передатчиком и покинул Землю?

Все указывало на то, что Су Мин оказался каким-то образом в милости у Титанов. На беспокойство Хешке о его собственной безопасности он туманно намекнул, что договорился с Лимнихом и выполняет для него ответственное задание. Ну и невероятный союз, подумал тогда Хешке.

Он положил передатчик на стол.

– Вы можете выбраться отсюда, – заявил он Собри. Мы можем отправиться в тот космический город, о котором я говорил. Вас там, наверняка, примут, они очень гостеприимны.

– Как крысы, бегущие с тонущего корабля? Нет, я на это не соглашусь. Ты, Ронд, разумеется, лети. Ведь тебе вообще нечего было здесь делать.

– Нет, я остаюсь, – вздохнул Хешке. – Я бы не хотел корчить из себя героя, но этот ненормальный мир уже оказал на меня свое влияние. На мой взгляд, за последнее время произошло слишком многое, изо дня в день я все больше уставал. Я отдохнул только здесь, в резервации, и мне здесь нравится.

– Ронд прав, – сказал Херрик. – Если есть шанс спастись, ты, Собри, должен им воспользоваться. Не из-за тебя самого – из-за Лайелы. Обречь ее на гибель – это ложный и героизм, и отвага. Она ни в чем не виновата.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru