Пользовательский поиск

Книга Курс на столкновение. Содержание - 9

Кол-во голосов: 0

Премьер задумчиво потеребил пальцами бородку.

– Преступление обвиняемого является непростительным преступлением, поскольку направлено против основ нашей социальной системы, – подвел он итог. – Распространение подобных взглядов могло бы угрожать гибелью всей цивилизации Города-Реторты. Несмотря на это, обвиняемому был вынесен сравнительно мягкий приговор, учитывая, что это был первый случай преступления подобного рода на протяжении многих веков. Этот милосердный приговор мы вынуждены сегодня аннулировать. С болью я вынужден заявить, что Суд приговаривает осужденного на наказание смертью. – Премьер посмотрел на Ху Сяо без тени эмоций. – Согласен ли обвиняемый с приговором?

Ху Сяо кивнул. Он почти читал в мыслях премьера: приговор касался не только его – Хвен Ву воспользовался возможностью осудить Су Мина без вынесения ему приговора. Таким образом он добивался справедливости и в моральной, и в юридической областях, хотя совместить оба эти принципа было почти немыслимо.

– Приговор прошу привести в исполнение немедленно.

Ху Сяо повернулся и вышел через ведущие направо двери.

После короткой паузы место на скамье подсудимых занял Су Мин. Он выслушал обвинительное заключение и признался в содеянном, после чего сделал заявление, в котором полностью очищал отца от какого-либо участия в разработке планов бегства.

В те же самые минуты рядом, за стеной, Ху Сяо покоился на ложе и принял предложенную ему чашку зеленого чая.

Это была чашка из необычайно тонкого фарфора, украшенная особо ценным, едва угадываемым на ощупь орнаментом. Ху Сяо потягивал чай, наслаждаясь его ароматом. По мере того, как содержащаяся в напитке отрава проникла в его тело, он начал ощущать оцепенение, которое трудно было бы назвать неприятным. Он отставил недопитую чашку на столик и спокойно отдался смерти.

Хвен Ву официальным тоном сообщил о принятии заявления Су Мина, после чего поставил его в известность касательно приговора, вынесенного его отцу.

– Приговор, – добавил он, – очевидно, уже приведен в исполнение.

Реакция Су Мина вызвала у всех присутствующих чувство нескрываемого отвращения, но в то же время явилась свидетельством эмоциональных уз, связывающих двух людей, которые не должны были даже знать друг друга. Су Мин побледнел и согнулся вдвое, словно получил удар в живот. Он с трудом взял себя в руки, выпрямился, обратил к Хвен Ву разом постаревшее лицо, взглянул премьеру в глаза.

– Будь ты проклят! – произнес он сдавленным голосом. – Будьте вы все прокляты! И вся ваша система, пропитанная злом, которая однажды рухнет...

Председатель суда наклонил голову.

– Ваши взгляды, как и причины, их сформировавшие, нам известны. Нам так же понятно, что вы не захотите изменить свое отношение – и именно это ставит нас перед вопросом, что же нам с вами делать. Суд не намеревается карать вас, поскольку приговор уже вынесен: наказанием для вас является осознание того факта, что вы послужили причиной смерти отца. Мы также не можем позволить вам остаться в Мыслительной Реторте, поскольку это было бы нарушением обязательных для всех принципов. Если же мы отправим вас в Продукционную Реторту, то вы, вне сомнения, будете продолжать там свою преступную деятельность. Таким образом возникает вопрос: как нам следует с вами поступить?!..

9

С самой ранней молодости Леарда Аскара занимала только одна проблема.

Проблема времени.

Аскар хорошо запомнил тот день: в тот день ему исполнилось десять лет, когда тайна времени впервые предстала перед ним во всей своей красе, когда он понял дилемму, парадокс, неразрешимый и неприятный парадокс времени. Иллюзорный момент настоящего, который проявляется из прошлого и исчезает в будущее, а будущее это неведомо откуда берется. И вытекающую отсюда, еще более непонятную загадку, названную позже Аскаром Проблемой Регрессии: как время может "двигаться", если нет "времени" в котором движение это могло бы происходить?

Вопросы эти лишили Аскара каких-либо других интересов. Он читал на эти темы все, что только был в состоянии понять, а потом занялся изучением физики и математики, чтобы разобраться в том, что пока еще не понял. Он всегда отличался опережающим развитием, всегда превосходил запасом знаний своих соучеников по школе. Никаких привязанностей он не приобрел, но мог бы легко сделать блестящую карьеру практически в любой из областей физики; вместо этого он посвятил себя утомительным исследованиям природы времени, которые, в дополнение к прочему, сам был вынужден финансировать. Среди людей с более консервативными взглядами он заработал репутацию чужака и ненормального, а его эксперименты то и дело застывали на мертвой точке из-за отсутствия финансовых возможностей.

В конце концов Аскар вступил в контакт с исследовательскими организациями Легионов Титана, которые и предоставили ему возможность для продолжения работы. Ряд побед над недоумками вызвали подлинный взрыв лихорадочного интереса к различным областям знания. Окрепло убеждение, что Подлинный Человек способен достичь всего, чего только пожелает. Не только Аскар получил средства для реализации своих идей: их получили также и несомненные шарлатаны, и неучи, проповедующие даже самые неправдоподобные идеи. Аскару удалось добиться определенных успехов, пока не настал тот незабываемый день, когда благодаря захваченной машине времени чужаков перед ним открылась вся правда.

Это был переломный момент в жизни Аскара. Другой перелом произошел в тот день, когда ему представили Су Кун Чена, главного специалиста по вопросам времени, причем в месте, где вопросы эти были разработаны чуть ли не в мельчайших подробностях.

То, что его приучали относиться к представителям расы Су Кун Чена как к нелюдям, нисколько Аскару не мешало. Он был готов покорно усесться даже у ног шимпанзе, если бы шимпанзе могло научить его тому, что он хотел знать.

И теперь он сидел напротив прославленного физика, возле которого на особом лакированном столике парил чайник с зеленым чаем. Су Кун Чен пил не переставая. Они находились в обсерватории, которая, как уже начал понимать Аскар, давала возможность вести исследования как пространства, так и времени: сквозь одну из стен, выпуклую и прозрачную, была видна беспредельность угольно-черной пустоты, в другую стену были вмонтированы ряды устройств с неведомым для Аскара назначением.

Аскар давно уже приглядывался к Су Кун Чену, но убеждался лишь в том, что тот ничем не отличается от своих соплеменников: все китайцы казались ему одинаковыми. Одевался Су Кун Чен скромно: простой шелковый халат, подпоясанный шарфом, длинная шелковистая борода, столь характерная для мужчин его возраста. Однако Аскар заметил, что у Су необыкновенно длинные ногти, к тому же покрытые лаком. Похоже было на то, что он не выполняет почти никаких физических действий: все оборудование, которым он располагал, хотя и было спроектировано им самим, но производилось где-то в другом месте и поступало в обсерваторию в готовом виде. Здесь же его эксплуатацией занимались роботы, которые сейчас с тихим шумом возились с чем-то в противоположном конце помещения.

– Да, это очень интересно, – сообщил Су Кун Чен, с вежливым вниманием выслушав признания Аскара касательно собственных теорий и путей их генезиса. Они были вынуждены пользоваться описательным методом, поскольку Су расценил формулы Аскара как почти бесполезные, собственные же его расчеты оказались совершенно непонятными для земного физика. Математика, которой пользовался Су, явно выходила за пределы познаний Аскара, и даже акупунктурный курс языка помочь тут не мог ничем.

Аскар сцепил руки и, посапывая, принялся раскачиваться на кресле взад и вперед.

– Еще недавно я считал, что в этой области мне все ясно, – произнес он. – Считал, пока не открыл другое "_с_е_й_ч_а_с_", другую систему времени, двигающуюся в противоположном направлении – и тут же все перестало сочетаться, и я просто не знаю, что и думать. Картину, которую я сконструировал на основе собственных теорий, можно принять лишь при признании уникальности Абсолютного Настоящего. – Аскар нехотя посмотрел Су прямо в глаза. – Скажите: вселенная и в самом деле идет к гибели?

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru