Пользовательский поиск

Книга Курс на столкновение. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

Яйцеобразную капсулу, скользкую от крови, удалось извлечь без труда.

– Благодарю, – выговорил Ганн. – Я мог бы сделать это сам, но боялся, что что-нибудь испорчу.

– У вас сильное кровотечение, – заметил Хешке.

Ганн осмотрел помещение, стянул скатерть с небольшого столика и сильными руками оторвал от нее ровную полосу, которой, как бинтом, перетянул себе бок.

– Пока сойдет. А вот наш план. – Он осторожно взял капсулу и оттер ее от крови. – Первое: мы должны раздобыть оружие. Второе: овладеть пультом управления. Обычно китайцы ходят без оружия, но, может, вы обратили внимание на тех, кто одевается иначе, чем прочие, в голубые куртки с высоким воротником?

Хешке согласно кивнул.

– У меня есть причины думать, что они вооружены. Это, вероятнее всего, какие-то чиновники или офицеры. Один из них всегда стоит на посту перед входом в рубку. Вы пойдете к нему и попытаетесь завязать беседу. А я тем временем подберусь сзади, ясно?

Ганн взялся за нож и изобразил пантомиму, как он сзади подкрадывается к человеку и перерезает клинком ему горло.

Хешке еще раз кивнул, хотя ему опять стало скверно от отвращения.

– Отлично, – сказал Титан. – Потом забираем у него оружие и бросаем капсулу с газом внутрь рубки. Газ действует мгновенно, а через полминуты уже улетучивается, так что мы без труда возьмем контроль на себя. Если кому-то удастся оттуда выбраться до того, как на нем скажется действие газа, нам с вами придется его застрелить в дверях.

– А потом?

Титан нахмурил брови.

– Потом, к сожалению, придется импровизировать. Остается проблема: что делать с остальным экипажем. Так или иначе, мы захватим самую сильную позицию в нервном центре корабля, и к тому же в нашем распоряжении окажется весь оружейный арсенал. По крайней мере, мы им покажем, что значит сражаться.

Не гожусь я для убийства, думал Хешке, направляясь к месту, с которого должно было начаться его участие в реализации планов Титана. Я археолог, немолодой к тому же археолог. Неужели в самом деле не существует иного выхода?

Выхода не было.

Какое счастье, что это всего лишь недоумок, продолжал Хешке свои размышления. Убить недоумка – это не то же, что убить Подлинного Человека.

Но мысль даже об убиении собаки вызывала у него отвращение.

Вот такие мысли кружились у него в голове, когда они свернули в последний коридор, ведущий в рубку. Ганн подбадривающе стиснул локоть археолога и скрылся в одном из боковых ответвлений.

Хешке двинулся вперед, прямо к полуовальной нише, в которой находилась сдвигающаяся дверь, ведущая к пульту управления. Возле нее стоял китаец, словно швейцар перед входом в шикарный ресторан. Увидев его, Хешке замер, не в силах справиться с мгновенным приступом беспомощности. Китаец был совсем молоденьким, лицо его – открытым и наивным до предела.

Повернувшись, он просто не мог не заметить растерянности Хешке. С другой стороны, за спиной охранника, появилась высокая, зловещая фигура Титана. Ганн нетерпеливым движением призвал Хешке к действию. Археолог, покачнувшись, сделал шаг вперед.

И тотчас же, раздраженный его колебаниями, Ганн ринулся в атаку. Обхватив шею китайца руками, он отклонил его голову назад, обнажая место, которое должен был пропороть нож. Хешке почувствовал, что его глаза вылезают из орбит: он не мог смотреть на происходящее, но оказался не в состоянии и отвернуться.

Но именно в то мгновение, когда должно было свершиться самое страшное, нечто – лучик света – сорвалось вниз с потолка и ударило Ганну в спину. Тело Титана моментально расслабилось и сползло на пол, чуть не увлекая за собой китайца. Но лицо лейтенанта не изменило своего выражения.

Охранник все же сохранил равновесие и, наклонившись над телом, теперь с недоумением разглядывал его. Потом он приоткрыл скользящую дверь и высоким, певучим голосом крикнул что-то находящимся внутри людям. Из рубки выбежала группа китайцев. Все они сперва смотрели на тело Ганна, а потом сразу же обращались к Хешке, пытаясь на своем языке и жестами выразить ему сочувствие, соболезнования и доброжелательность. Один из китайцев взял Хешке под руку и провел в рубку. Хешке обвел ее взглядом дилетанта: тянущиеся вдоль обеих стен многочисленные пульты и экраны, перемигивающиеся калейдоскопическими изображениями, абсолютно ничего для него не значили.

Китаец, пришедший с ним, подошел к одной из панелей и что-то отстучал на клавиатуре. Почти сразу же на экране над его головой появилась надпись. "Программа корабль самозащита. Печальный смерть друг. Нельзя предотвратить. Большой скорбь".

Хешке грустно покивал в ответ и вышел из рубки, перед которой все еще стояла группа китайцев. Появился Аскар и с непонятным выражением некоторое время разглядывал тело лейтенанта. Потом неожиданно вскинул руки, скрещенные в жесте салюта Титанов.

– Слава доблестному офицеру, – иронически произнес он.

– Он и в самом деле проявил доблесть, – заметил Хешке.

– Знаю.

Хешке почувствовал, что измотан до предела и ни на что не способен.

Он вернулся в свою каюту и не покидал ее до самого конца путешествия. Он ощущал полнейшую безнадежность, но с изумлением убедился, что смерть лейтенанта подействовала на него гораздо слабее, чем он мог бы предположить.

На самоубийство он тоже не отважился, поскольку пришел к выводу, что Аскар оказался прав: Ганн слишком поспешно судил о людях, которые вырвали их из не-времени. Не было никаких доказательств их враждебных намерений.

Хешке спал, ел, опять спал и опять ел, пока не почувствовал, что больше не способен ни на одно, ни на другое. Как раз тогда появился китаец, который снова провел его в рубку. Находящийся там Аскар приветствовал его взглядом и кивком. Он явно уже чувствовал себя в рубке как дома.

Китаец указал пальцем на экран, и только тогда Хешке все понял. Перед ними находилась цель их путешествия. Словно в трансе, он рассматривал поблескивающую конструкцию, напоминающую клепсидру, которая висела в эбонитовой пустоте, на фоне сверкающих звезд. В нем заговорили давно укоренившиеся сомнения: или это база чужаков, или?..

Вот именно: или – что?

8

Сквозь прозрачную стену обсерватории пространства-времени Су Кун Чен наблюдал за причаливающим к ближайшей посадочной площадке космическим кораблем, который возвращался с Земли. Наблюдал без энтузиазма и даже с легким раздражением: маневры корабли мешали работе его аппаратуры, и это заставило Су Кун Чена на время отложить эксперимент.

Ожидая, пока все вернется в норму, Су созерцал обступившую его со всех сторон, черную, усыпанную звездами вселенную. Он с удовлетворением отметил ощущение собственной незначительности перед грандиозностью того, на что взирал; от этого он чувствовал, что, будучи элементом органическим и мыслящим, он представляет собой чужеродное вкрапление в мироздание. Вокруг него расстилалась беспредельность не-времени, вселенная, которая очень долго вообще не знала такого явления, как время. Явление это начало понемногу проявляться тут и там, как правило, очень слабое, хотя случались и процессы большой мощности, развивающиеся в разных направлениях, под разными углами относительно друг друга. Некоторые из них пересекались. Именно благодаря этим спорадическим, нестойким факторам и оказалась возможной жизнь.

Землю подстерегало величайшее несчастье для всего будущего; на ней появились два разнонаправленных потока времени. И, что еще хуже, потоки эти должны были столкнуться лоб в лоб.

Это не было уникальной ситуацией, особенно в галактиках, где отсутствие равновесия сил ин и янь вызывало образование нескольких систем времени одновременно. Уже хотя бы поэтому было выгоднее жить в межзвездном пространстве, вдали от потоков времени. Но даже на таком расстоянии Город-Реторта несколько лет назад оказался на грани гибели, когда рикошетом столкнулся с объектом, траектория времени которого под углом пересекалась с направлением течения времени Города. Су Кун Чен до сих пор вел наблюдения за этим объектом, именно он являлся предметом его теперешних экспериментов.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru