Пользовательский поиск

Книга Король Зазеркалья. Содержание - 42

Кол-во голосов: 0

Генерал Потапов был теоретически готов к этому – он читал и слушал доклады разведчиков ГРУ, видел фотографии и видеозаписи. Но глаза у него разбежались все равно – особенно когда весть о военной колонне разнеслась по всему Зазеркалью, и народ стал сбегаться к медузе делла Терра в большом количестве.

Заметив, как горят глаза у сержанта – водителя генеральского джипа марки «УАЗ», Потапов решил, что пора действовать.

– Боевая тревога! – негромко сказал он. – Занять оборону у машин.

Один из офицеров тут же продублировал этот приказ по рации, а другой выскочил из машины, чтобы лично довести его до сведения бойцов и командиров.

Генерал Потапов тем временем лихорадочно думал, как вверенные ему штаб, рота и взвод будут защищаться, не имея боеприпасов.

Разведка опять подвела. Про автобус штирлицы на Литейный доложили, но вот про то, что здесь будет столько народу, не обмолвились ни словом. Потапов ориентировался на старые данные – порядка 200 человек, большинство из которых – женщины.

И вдруг армейскую колонну окружило немногим меньше тысячи человек. И через это сборище не без труда протиснулся Неизвестный Солдат с генеральскими звездами на погонах. Его сопровождали двое автоматчиков.

– Командир отдельной моторизованной бригады сталкеров его величества имени первого курултая генерал Неизвестный, – представился он тоном гаишника, остановившего нарушителя на дороге.

Потапов, который за секунду до этого вышел из машины, как-то растерянно отдал честь.

– Командующий особой смешанной войсковой группировки в аномальной зоне генерал-майор Потапов, – назвался он. – Интересно было бы узнать, кто произвел вас в генералы?

– Его величество король Зазеркалья Ян Борецкий, – ответил Призрак так серьезно и с таким достоинством, что Потапов понял: найти общий язык будет очень непросто.

Разведданные наводили на мысль, что в Зазеркалье собралась скучающая молодежь, которая от нечего делать играет в свое государство, но сломается сразу, стоит только немного припугнуть. Вот генерал-майор Потапов и прибыл с задачей намекнуть зазеркальцам: мол, кто уйдет сейчас, тому ничего не будет. А остальными займутся войска, которых с каждым днем будет все больше.

В Объединенном Штабе в последнее время уверовали в новую теорию Старцева – о том, что психотронное воздействие медузы в Зазеркалье, как и на Земле, уменьшается по мере удаления от нее. Отсюда вывод – если не удастся выдворить штатских добром или силой в непосредственном контакте, то можно будет вывезти подальше в белую пустыню пару мобильных ракетных установок и засадить по логову короля Яна издали ракетами среднего радиуса действия.

В Штабе надеялись, что делать этого не придется – достаточно будет пригрозить. И Потапов, как добросовестный служака, приступил к этому делу сразу же.

– Вы все находитесь здесь незаконно, – объявил он. – Эта территория переходит под контроль вооруженных сил Российской Федерации. Все гражданские лица должны в 24 часа покинуть аномальную зону. В противном случае мы будем вынуждены применить силу.

– Правда? – заинтересованно произнес Неизвестный Солдат. – Так ведь это уже пробовали. Ваши ребята посылали спецназ арестовать короля Яна – и где теперь этот спецназ?

Неизвестный говорил тихо и спокойно – стеснительный уравновешенный парнишка, который сумел приобрести уверенность в себе и побороть природную застенчивость.

А Потапов быстро начал горячиться и переходить на личности.

– Ты ведь дезертир? Ты совершил тяжкое воинское преступление и по закону должен сидеть в тюрьме. Но государство готово простить тебя, если ты со своими друзьями немедленно покинешь аномальную зону.

– Я очень рад, но есть одна загвоздка. Я не готов простить государство.

Это для генерала Потапова – завзятого патриота – было уже слишком. Он покраснел до белков глаз, и стало ясно, что сейчас произойдет что-то ужасное.

Вопль генерала был подобен раскату грома или взрыву тяжелого фугаса.

– Да я тебя сейчас расстреляю, как дезертира, по законам военного времени! Мне, если хочешь знать, приказано ввести тут военное положение. Понял, щенок?!

Если даже Призрак и обиделся, на лице его это не отразилось. А главное, не случилось ничего ужасного. Неизвестный солдат ничуть не испугался и заявил с обычным спокойствием, которое вообще не покидало его никогда.

– Вас сюда никто не звал, так что если начнутся неприятности – пеняйте на себя.

Потом он переговорил о чем-то с Наташей Сероглазовой и повысил голос, чтобы услышали солдаты, занявшие оборону у машин:

– Его величество король Ян освобождает вас всех от присяги и предлагает гостеприимство, убежище и защиту от преследований. Всех, кто пришел с миром, король ждет в своей резиденции на берегу озера.

И опять обращаясь непосредственно к генералу Потапову, Неизвестный добавил:

– Здесь наша земля. Она защищает нас лучше всяких автоматов. Если хотите – можете проверить, но я вам не советую. Искренне не советую.

Неизвестный отмахнул честь и отошел к «пазику», у которого нерешительно мялись новоприбывшие.

42

– А вот зайца кому? Свежепойманного! – надрывался какой-то парень в тельняшке и с татуировками на руках.

Он держал за уши живого кролика, но врал, что он свежепойманный. Просто парень скооперировался с биологами, которым негде было держать расплодившихся зайцеобразных.

– За два батла отдам, дешевле колбасы. В нем весу три кило, и это не только ценный мех.

Слово «батл» казалось гостям Зазеркалья странным часа два, не больше. Потом они привыкали, что «батл» на местном жаргоне – это то же самое, что бакс.

К тому же обязательно находился авторитетный доброхот из местных, который снисходительно объяснял новичкам:

– Смотри, все просто. Один батл – это три бочки. А одна бочка – это тридцать три таньга и еще один таньга на чай.

А когда кто-нибудь спрашивал: «Зачем такие сложности?» – тот же доброхот неизменно отвечал:

– А потому что у нас независимость.

Независимость придумал записной политик Женя Берестов. До него никто об этом просто не задумывался. То, что законы России в Зазеркалье не действуют, подразумевалось само собой, но никто не испытывал потребности кричать об этом на каждом перекрестке.

Однако Берестов не мог жить без политики и создал Фронт Борьбы за Независимость Зазеркалья.

– А чего за нее бороться? – говорили Берестову здравомыслящие люди. – Она и так вроде бы есть.

Но Женя не сдавался и сколотил-таки фронт человек из десяти. А так как с независимостью все было в порядке, фронт стал бороться за построение справедливого государства, и на этой почве берестовцы ополчились против короля Яна.

– Этого так называемого короля никто не выбирал, и у него нет никакого права управлять государством, – сообщал Берестов всем, кто имел желание и терпение его слушать.

Король Ян не воспринимал Берестова всерьез, но пришел к выводу, что если государством совсем не управлять, то могут возникнуть серьезные проблемы.

И назначил коммерсанта Калмыкова министром иностранных дел и внешней торговли, генерала Неизвестного министром обороны и сталкинга, а майора Горовенко-Известного – министром внутренних дел.

Берестов продолжал бунтовать, требуя избрать президента и парламент, причем в президенты он метил сам, на словах решительно это отрицая.

Но тут произошло событие, которое заставило Фронт Борьбы за Независимость вспомнить о своей первоначальной задаче. В Зазеркалье вошли войска.

И здесь Берестов опростоволосился, потому что опоздал с демонстрацией протеста. Министр обороны Неизвестный явился к месту происшествия раньше и первым дал отповедь генералу Потапову.

А когда Берестов все-таки устроил демонстрацию, момент был совсем неподходящий. На опешивших солдат уже накатились торговцы и золотоискатели.

Золотоискатели пытались всучить воинам золото, а торговцы предлагали экзотические фрукты и овощи, тропическую одежду и прочую ерунду. А услышав, что у солдат нет денег, они немедленно позвали ребят из ломбарда, и от их речей воины обалдели окончательно.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru