Пользовательский поиск

Книга Король Зазеркалья. Содержание - 30

Кол-во голосов: 0

Получается, что у такого дерева первый метр от вершины ни на что не похож, второй метр внешне нормален, но его древесина слишком мягкая, рыхлая и пористая, а еще ниже дерево становится вполне нормальным и снаружи, и внутри.

Чем медленнее растет дерево – тем меньше у него верхний аномальный отрезок. А если скорость роста меньше сантиметра в час, то этого аномального отрезка нет совсем.

У травянистых растений – свои странности. У них необычной может выглядеть не только верхушка стеблей, но и внешняя кромка больших листьев – та их часть, которая наросла за последний час. Однако едва рост прекращается, все приходит в норму. Клетки, возникшие из «снежинок», перерождаются и превращаются в нормальные клетки растения.

Однако и это еще не все. Сосновский окончательно установил, что плоды, которые созрели меньше, чем за сутки, не успевают приобрести вкус, предусмотренный генетической программой данного растения. Эти плоды можно есть или использовать, как посадочный материал, но клубника по вкусу мало отличается от черешни или яблока. Все плоды обычно слишком сладкие и крахмалистые и по вкусу напоминают почему-то банан.

Но чем дольше зреет плод, тем больше в нем индивидуального вкуса. Появляется кислота, настоящий аромат, витамины. Ягода клубники, которая зрела больше суток, пахнет именно клубникой и имеет вкус клубники. А если это клубника-мутант, то вкус ее может быть иным – и даже очень – но тоже индивидуальным.

Впрочем, некоторая ненатуральность вкуса ощущается все равно. И тут возможны три варианта: либо это свойство чужой планеты, и она будет ощущаться всегда; либо причина в снежке, и когда растения съедят его весь и начнут жить, как положено, за счет фотосинтеза, проблема исчезнет сама собой; либо это свойство скороспелых растений и плодов, а когда зрелости достигнут растения и плоды, растущие с нормальной скоростью, вкус их нормализуется окончательно.

Сосновский склонялся к двум последним вариантам, но это было чисто умозрительное предположение. Олег сам говорил, что два дня наблюдений – это слишком мало для каких-либо окончательных выводов, даже если за эти два дня скороспелое зазеркальское дерево может пройти все стадии развития от зарождения до плодоношения и достигнуть тридцатиметровой высоты.

Микробиолог подтвердил главное предположение Сосновского в первые часы после начала исследований. Оказалось достаточно растворить «снежинки» в слюне и посмотреть на них через микроскоп. И через некоторое время микробиолог Малей уже сообщал Сосновскому и любопытствующим дилетантам:

– Все верно. Это колонии одноклеточных. Клетки разных размеров, но строение у всех необычное. Есть кое-что, его нет у земных микробов. Какие-то волокнистые вкрапления, очень сложные, с выходом наружу, в жгутики.

А еще несколько часов спустя Малей добавил новую подробность.

– Знаешь, что это мне напоминает? Я как-то читал статью о нанотехнологиях. Искусственные микроорганизмы с молекулярными компьютерами внутри. Микроботы.

– И ты думаешь?..

– Да. Очень похоже, что каждая «снежинка» – это что-то вроде биокомпьютера. Причем в таком кристалле может поместиться довольно мощная машина.

– Ты уверен, что это не бред?

– Нет. Но очень заманчиво думать, что весь грунт Зазеркалья состоит из компьютеров.

– Направленные мутации…

– Что?

– Мутации растений. Они не хаотические, а целенаправленные. Чтобы рассчитать последствия генетических изменений, нужна огромная вычислительная мощность. Я поначалу решил, что главный компьютер – это медуза. Но те растения, которые выросли из семян, с медузой физически не связаны.

– Зато «снежинок» вокруг тьма тьмущая, – подхватил идею Малей. – И каждая сама себе компьютер. Миллионы компьютеров на каждый литр снежка. Интересно, зачем им при таких вычислительных мощностях земной генетический материал? Они вполне могли бы сочинить жизнь с нуля.

– Может, они идут по пути наименьшего сопротивления? Править текст гораздо проще, чем сочинять. Но нельзя править текст, которого нет.

30

Первая демонстрация в защиту двух первооткрывателей Зазеркалья, томящихся в карантинных застенках, была устроена по призыву короля Яна и Наташи Сероглазовой в тот же самый день, когда в Объединенный Штаб из карантина поступили сведения, что в организме Сергея Медведева и Павла Голенищева, равно как и двух других изолянтов, не обнаружено никаких изменений и отклонений от нормы.

Демонстранты об этом не знали, но у них был другой веский довод. Число людей, побывавших в Зазеркалье, уже перевалило за два десятка – и все они свободно ходят на земную сторону, общаются с другими людьми. В этих условиях содержание Сергея и Паши в карантине выглядит совершенно бессмысленно. Ведь всех зазеркальцев спецслужбам все равно не переловить.

А спецслужбы в это время как раз разрабатывали план, как бы всех переловить и надежно изолировать. И первая разведгруппа ГРУ была ориентирована в первую очередь не на сбор информации, а на поимку Яна Борецкого, главного смутьяна.

Вообще-то силовики предпочли бы его уничтожить. Но за последние дни Борецкий приобрел слишком широкую известность, и его ликвидация могла выйти боком. Поэтому спецгруппе была поставлена другая задача – найти, задержать и изолировать. Сначала Борецкого, а потом и всех остальных.

Вместе со спецназовцами ГРУ на разведку отправлялись наблюдатели ФСБ и СВР, которые шли за информацией. Им было поручено узнать о Зазеркалье все, что можно и сделать, наконец, однозначный вывод: галлюцинация это или нет.

Спецгруппа была экипирована как для высадки на Марс. Разведчиков одели в защитные гермокостюмы, которые до боли напоминали космические скафандры. Начальство продолжало бояться инопланетной заразы, и хотя главной заразой уже несколько дней считался Ян Борецкий, были приняты все меры против бактериологической, химической и радиационной угрозы.

Экспертные группы Объединенного Штаба предлагали и другие варианты разведоперации. Например, внедрить своего агента в среду зазеркальцев, подстроив якобы случайное проникновение случайного человека в аномальную зону. Но от этого пока решили воздержаться в надежде, что зазеркальцев удастся быстро переловить, и никакое внедрение не понадобится.

Разведчики вошли в Зазеркалье, когда в Питере был день – и сразу окунулись в черную ночь. Свет трех медуз рассеивал тьму, но ловить в этих Яна Борецкого было затруднительно. Ведь прежде чем его ловить, следовало установить, где он находится.

Благодаря телерепортажам Журавлева разведчики примерно знали, где искать людей. У Королевского озера – там, где возвышается над деревьями вторая медуза.

Сделав крюк вокруг холмов, разведчики незамеченными подкрались к берегу озера и залегли в зарослях ждать рассвета.

Однако им не повезло.

Разведчиков выдали собаки.

Целая стая полудиких псов налетела на одно из укрытий, и шум поднялся такой, что все обитатели Зазеркалья разом проснулись, а те, кто не спал, поднялись, как по тревоге.

Никогда раньше собаки в этих местах так не бушевали, и наверное, поэтому сразу несколько человек с горящими головешками в руках кинулись смотреть, что такое случилось в джунглях.

Три девушки, которые грациозно неслись, едва касаясь снежка босыми ногами, демонстрировали все разнообразие зазеркальских женских костюмов. Одна была голая, другая – в монокини, а третья – в бикини. Четвертый бегун оказался парнем в штанах и с автоматом.

– Огня не открывать! – напомнил подчиненным командир разведгруппы, и спецназовцы настроились на рукопашную схватку.

Начало схватки прошло по всем правилам. Хватило секунды, чтобы парень остался без автомата, а девчонки улеглись носом в землю.

Но дальше начались странности. Ни с того ни с сего один из разведчиков, глядя на своих коллег в скафандрах, решил, что это инопланетяне, и напал на командира. Через три секунды дрались все, и у каждого была мысль: надо разгерметизировать скафандр противника. Тогда инопланетянин не сможет дышать и умрет.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru