Пользовательский поиск

Книга Король Зазеркалья. Содержание - 23

Кол-во голосов: 0

Их обоих никто в упор не видел, и оператор тоже не заметил, но бесстрастная пленка зафиксировала все с абсолютной точностью, и при первом же просмотре в машине режиссер удивленно спросил:

– А это еще что такое?

– Не знаю, – пожал плечами оператор. – Наверное, какие-то спецслужбы.

– Да нет. Смотри – они идут не через КПП, а прямо сквозь цепь, перелезают через барьеры. Никаких удостоверений не предъявляют. И похоже, омоновцы в оцеплении их просто не замечают. Отмотай назад… Видишь – они растолкали омоновцев, а те озираются, как будто это сделал человек-невидимка.

– Да, странно…

– Один из этих парней – солдат, а второй – совсем пацан. Ребята, их надо найти!

– Если они невидимки, то как мы их найдем?

– Попробуйте прочесать толпу и все вокруг. Надо снимать и сразу просматривать отснятые куски. Может, удастся их поймать. Они не невидимки – ведь камера их берет. Скорее это что-то вроде гипноза.

В это время Ян Борецкий нашел в толпе старых знакомых – уфологов, но одновременно потерял Неизвестного Солдата.

Зато одна из тарелочниц сразу повесилась Яну на шею, впилась губами в его губы, начисто перекрыв дыхание, обожгла его жаром внушительной груди и зашептала горячо и страстно:

– Ты ведь отведешь меня туда, да? Под инопланетные пальмы.

– Там нет пальм, – ответил Ян, слегка опешив. – Одни тополя.

– Все равно, – воскликнула «тарелочница» и добавила нечто такое, от чего Ян смутился окончательно. – Если хочешь, я выйду за тебя замуж.

Другая «тарелочница», не столь фигуристая, но зато высокая, длинноногая, стройная и ослепительно красивая, как топ-модель, прижалась к Яну со спины, и с легкой картавинкой зашептала ему на ухо что-то не менее обольстительное, от чего Ян, окончательно обалдев, понес полную околесицу:

– По одному человеку в одни руки! Доступ к телу в порядке очереди. Я женюсь на вас обеих, только без паники! Спокойно, не надо меня ронять.

В конце концов он решил попробовать провести через оцепление обеих девушек сразу и даже сам удивился, насколько легко это получилось на внешнем кольце. Правда, потом напряжение постепенно нарастало, и проскользнуть в медузу незаметно не удалось. Спецназовцы на внутреннем кольце переполошились, однако ничего конкретного доложить начальству не смогли, и начальство решило, что у суперэлиты опять глюки.

А Ян на выходе из медузы рухнул в снежок, как подкошенный.

– Повадилась лиса в курятник, – услышал он от Наташи, когда пришел в себя и добрался со спутницами до озера.

– А ты ревнуешь? – откликнулся Ян, широко улыбаясь.

– Еще чего!

– А тогда какие проблемы? И вообще – это мои жены.

– А ты в курсе, что гарем может иметь только тот, кто способен его содержать?

А пока они так препирались, Аня толкала подругам по увлечению свою новую теорию. Она гласила, что зазеркальные солнце, воздух и вода, а в особенности снежок и плоды растений-мутантов превращают людей в инопланетян. И этого не надо бояться – наоборот, к этому нужно стремиться, не жалея сил, потому что инопланетная метаморфоза поднимает людей на более высокую ступень развития.

В итоге через четверть часа вокруг Яна резвились четыре нагие нимфы, вывалянные в снежке с головы до ног. Ян резвился вместе с ними, и хотя три девушки охотно подставляли ему груди и остальные интимные части тела для всевозможных неприличных прикосновений, Ян норовил неприлично прикоснуться именно к четвертой – Наташе.

Запретный плод сладок.

Все это вместе напоминало картину «Красный танец» из собрания Государственного Эрмитажа – прежде всего потому, что веселая компания затеялась водить хоровод вокруг медузы. Но людей было слишком мало, а медузы слишком много, и в результате хоровод стали водить вокруг тополя, не очень похожего на тополь.

На ель он походил еще меньше, но хоровод кружил вокруг него с песней «В лесу родилась елочка».

Тот, кто посмотрел бы на это со стороны, мог заподозрить, что попал в заповедник для сумасшедших. Но на это у Ани Цветковой был заготовлен убедительный ответ:

– Мы не психи. Мы инопланетяне.

А когда «тарелочницы» все-таки уронили Яна и накрыли его все трое, образовав возбужденную до степени нимфомании кучу-малу, Наташа, присевшая в сторонке, неожиданно спросила:

– Слушайте, а куда вы дели Неизвестного Солдата?

23

Наверное, корреспондент НТВ Денис Журавлев не заметил бы Неизвестного Солдата, не будь его мозг специально настроен на поиск молодого человека в армейском камуфляже. А может, дело было в том, что Призрак провел слишком много времени вне медузы. Он сновал в толпе несколько часов – сначала искал Яна, а потом утолял сексуальный голод – вечный спутник солдата – самым простым и доступным способом: прижимался к девчонкам в самой гуще людского моря.

Журавлев налетел на него где-то у внешней кромки толпы – там, где она выплескивалась на проезжую часть и доходила до станции метро. Проезд по Московскому проспекту на этом участке был закрыт со вчерашнего дня.

Призрак испуганно отскочил, но Журавлев успел схватить его за рукав.

– Это ты сегодня утром вышел из кольца с другим парнем? – спросил Денис, решив сразу взять быка за рога.

– С каким парнем? – вздрогнув, сказал Призрак вместо «нет, не я».

– С кудрявым брюнетом в очках, – уточнил Денис.

– А вы кто? – поинтересовался Призрак.

– Денис Журавлев, телекомпания НТВ, – представился Денис, ткнув пальцем в пластиковую карточку на груди.

Неизвестный Солдат вполне мог скрыться в толпе и уйти за оцепление, в медузу – но он этого не сделал. А наоборот, втянулся в разговор и вскоре обнаружил, что рядом стоит оператор с камерой, а корреспондент задает вопросы, рассчитанные на телезрителей.

– Мы так не договаривались! – воскликнул Призрак довольно испуганно. – Я ведь в самовольной отлучке. Они, конечно, сами виноваты. Я прихожу, докладываю, а они ведут себя так, будто меня не существует. Смотрят мимо, ничего не слушают. Но все равно…

– Подожди, давай по порядку, – прервал его Журавлев. Оператор продолжал снимать. – Значит, ты побывал в медузе, а когда вышел, то обнаружил, что тебя никто не замечает?

– Ну да, так и было. И сегодня тоже. Мы с Яном идем через оцепление, а на нас смотрят, как на пустое место.

– Ян – это тот парень в очках? Кто он?

– Он сталкер.

– То есть?

– Ну, он водит людей на ту сторону, в Зазеркалье.

– И многих провел?

– Нет. Кажется, троих.

– Слушай, а он не мог бы провести туда нас?

– Не знаю. Наверное, мог бы. Только…

– Что?

– Понимаете, нам нужны деньги. Мы там уже как бы живем, а без денег… Мы с Яном сегодня пришли сюда, чтобы провести кого-нибудь в Зазеркалье за плату, но Ян куда-то пропал.

– Значит, надо его найти.

– Я уже искал. Нету его нигде.

– Его могли задержать?

– Не знаю. Может, он просто вернулся обратно в Зазеркалье.

– А тебя бросил?

– А что? Я сам могу пройти туда, когда захочу.

– Стоп. А ты не можешь провести нас туда?

– Не знаю. Наташа говорит, что из меня может получиться сталкер.

– Давай попробуем, – сказал Денис, и глаза его загорелись. – Деньги не проблема. Сколько ты хочешь?

– Не знаю. Надо Наташу спросить. Или Яна. Но имейте в виду – за один раз можно провести только одного человека.

– Хорошо. Пойду я, – сказал Денис и повернулся к оператору. – Леша, давай камеру.

– А потом тебя заберут, камеру разобьют, а отдуваться мне, – проворчал Леша, вынимая кассету и вставляя новую.

– Риск – благородное дело, – заявил Денис и скомандовал Неизвестному Солдату: – Веди нас, Сусанин.

Неизвестно, что получилось бы у Сусанина (который приобрел уже третье прозвище подряд) в спокойной обстановке – но тут как раз спецагенты попытались устроить панику в толпе, а медуза ответила на это успокаивающим излучением. В результате омоновцы, спецназовцы и просто бойцы в оцеплении утратили львиную долю внимания и энергии, и никаких проблем по пути не возникло.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru