Пользовательский поиск

Книга Корабли времени. Содержание - 2. Разгадка Земли

Кол-во голосов: 0

И я тебя. Но это не имеет значения. Ты чувствуешь мою руку?

Да.

Тут Земля тронулась в сторону, и наш корабль двинулся общей шеренгой, примыкая к остальным. Вскоре кораблей стало так много, что они заполнили межпланетное пространство на многие мили, словно стая китов. Ослепительный свет платтнерита резал глаза в ночном пространстве космоса, и это создавало странное чувство нереальности происходящего: как будто бы мы вместе с кораблями уже не никак не относились к этому миру. Точнее, мы были единственной реальностью в этом мире — одном из вариантов возможных миров. Мы были реальнее Множественных Историй, в одной из которых находились совсем недавно и строили свои корабли.

Нево, что с нами происходит? Куда мы движемся?

В мозгу у меня прозвучал незнакомый голос морлока:

Сам знаешь, куда. Обратно — назад, сквозь время… на самый его край.

И скоро мы стартуем?

Мы уже стартовали… — пришел ответ. — Посмотри на звезды.

И тогда я увидел, оторвав глаза от Белой Земли:

На черном небе одна за другой вспыхивали звезды.

2. Разгадка Земли

Как только мы пустились в обратный путь сквозь время, наш старт в прошлое снова разрушил причинно-следственную связь, и все поколения, оставшиеся за бортом вечности, были отменены. Скачок в прошлое отменял это прошлое. Парадокс. Колпаки цивилизации были мгновенно сняты со звезд, и я любовался дивными созвездиями, точно расставленными во тьме канделябрами, угадывая среди них Сириус, Орион. Как когда-то в зимней ночи, я различал Полярную звезду над головой, знакомые кастрюльные очертания Большой Медведицы. А вдалеке, из-за Земли показались какие-то новые созвездия, никогда не виданные в Англии. Я не настолько хорошо знал звездную карту антиподов, но угадал клинок Южного Креста, нежно сияющие пятна Магеллановых Облаков и этих сверкающих близнецов, Альфу и Бету Центавра.

И теперь, когда мы все глубже и глубже уходили в океан прошлого, звезды стали распределяться по небу. Вот миг — и погасло знакомое созвездие — прошло время, непостижимое для мотылькового человечьего существования…

Да, - откликнулся Нево, — А теперь посмотри на Землю.

Ледяная маска спала с лица планеты. Белый лед ушел к полюсам, и мир медленно возвращал себе знакомый облик. Правда, Земля по-прежнему была задернута облаками, причем с какими-то неестественного цвета завихрениями: коричневыми, фиолетовыми, оранжевыми. В центре континентов засияли великие города. Появились плавучие башни посреди океанов, но всюду парил такой чудовищный смог, что вряд ли там была возможна жизнь без противогазов.

Очевидно, мы присутствуем при последних днях обустройства земли новым человечеством. - заметил я. — Проходя с каждой минутой по миллиону лет…

Да.

Тогда почему Земля не вращается, как ей положено, вокруг оси — и солнца?

Это не так просто…

Что не просто?

Объяснить. Видишь ли — корабли — вовсе не тот тип машины времени, которую ты создал. Это несколько иное явление, хотя так же, как и машина времени или ядерная бомба, связанное с платтнеритом. Все что мы видим вокруг — это реконструкция, — продолжал Нево, — Это нечто вроде проекции…

Проекции?

Ну, да, проекции, основанной на информации, непрерывно поступающей из информационного поля. В сущности, сейчас мы плывем в волнах Информационного моря, среди его потоков, течений и приливов. Так что нет необходимости в таком феномене, как землевращение.

Нево, а кто я? Я все еще человек? Или…

Ты по-прежнему являешься тем, кто ты есть, - уверенно сказал он.Единственная разница в том, что теперь твое существование поддерживает иной механизм, создание Информоря, а не продукт плоти и крови.

Голос его как будто плыл в космосе где-то возле меня. Успокаивающее чувство руки морлока, сжимающей мою, исчезло, но все равно я ощущал его близкое присутствие. Да и о какой «близости» можно говорить, когда я и сам понятия не имел, где, в какой точке пространства нахожусь.

Земная атмосфера между тем прояснилась. Сквозь облака неожиданно проглянули огни городов — вспыхнули и погасли — и вскоре на земле не осталось ни следа человеческого присутствия.

Началась бурная вулканическая деятельность, вспышки следовали одна за другой, тяжелые серные облака поднимались над горными массивами, их понемногу относило в сторону, и, как мне показалось, континенты стали расползаться, оставляя известные со школьной парты позиции. По бескрайним долинам северного полушария развернулась борьба между двумя классами растений — затянувшаяся лет эдак на миленниум. С одной стороны выступали бледные зеленовато-бурые сорняки и лиственные леса, обрамлявшие континенты до самых снежных шапок, с другой неукротимая поросль тропических джунглей. В какой-то момент джунгли взяли верх, и триумфально двинулись от экватора к Северу, пересекли Европу и Северную Америку. Даже в Гренландии зацвели лианы. Затем с такой же скоростью, с какой покоряли земли обетованные, джунгли попятились на свои позиции, а бледная буро-зеленая луговая трава разлеглась по всей северной части континентов.

Расползание и сползание, и даже повороты континентов вокруг оси становились все заметнее. Менялся местный климат на каждом из них, и в соответствии с этим — цвет. Этот континентальный вальс сопровождался бурным вулканическим фейерверком.

Затем континенты сдвинулись навстречу друг другу — словно складывающаяся головоломка, совпадая друг с другом краями разрывов — образуя единый гигантский островок суши, занявший половину земного шара. При этом он стал моментально безводной пустыней.

Мы прошли уже триста миллионов лет, — раздался голос Нево, — Здесь нет ни млекопитающих, ни птиц, и даже рептилии еще не успели родиться.

Потрясающий каменный балет , — отозвался я, — представляю, сколько отдали бы современные геологи, чтобы на него посмотреть.

Опомнись! Уже нет никакой «современности».

Все равно. Наблюдать за планетой, как за живым существом…

Сейчас еще и не такое увидишь… - пообещал морлок.

Один гигантский континент разделился на три почти одинаковых куска. Привычные формы глобуса исчезли — и земля стала совершенно неузнаваемой. Континенты передвигались с места на место, как сервировочные тарелки на скатерти. Глобальная пустыня вдруг взорвалась пышной растительностью, и на сушу вторглись моря.

Сейчас амфибии полезут обратно в мировой океан, - прокомментировал Нево, — и утратят прототипы конечностей. Но еще останутся насекомые и прочие беспозвоночные: стоножки, клещи, пауки и скорпионы…

М-да, негостеприимное местечко.

И еще эти гигантские стрекозы и прочие чудеса — словом, мир не без красот.

Земля снова стала терять зеленый цвет — видимо, мы переступили границу появления первых лиственных растений. Вскоре земной шар стал двуцветным — коричневое и грязно-голубое. Жизнь еще бурлила в морях, но и там она упростилась до того, что целый филюм [22] как канула в Лету. Сначала рыбы, потом моллюски, до единственной рыбы, потом до моллюска, до губки, медузы и червей… Наконец, остались лишь тонкие зеленые водоросли, перерабатывающие солнечный свет в кислород. Земля стала каменистой пустошью, атмосфера оскудела и заполнилась ядовитыми газами. Из-под земли вырывались фонтаны огня. Плотные облака окутали планету и моря превратились в лужи. Но и облаков хватило ненадолго: атмосфера становилась все более разреженной, пока не исчезла вдруг совсем. Земная кора засияла каким-то новым, однообразным и совсем неземным красным цветом, больше напоминавшим Марс. При этом постоянно открывались и закрывались оранжевые трещины-швы, похожие на прожорливые рты. О морях уже не было и речи, и разница между сушей и океаном исчезла — осталась только пропеченная корка, над которой точно струйки дыма парили корабли времени.

вернуться

22

Единица ботанико-геологической систематики.

95
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru