Пользовательский поиск

Книга Корабли времени. Содержание - 12. Корабль

Кол-во голосов: 0

Солнце замедлило ход, и вскоре перед нашими глазами отчетливо замельтешили дни и ночи, как в сверкании стробоскопа, все с большим замедлением, и вскоре небо утратило свой серо-стальной цвет.

Теперь все было залито зеленым светом платтнерита, казалось, пронизывающим весь мир насквозь. Передо мной опять мелькнули проступающие на небе звезды и просвечивающие насквозь пара призрачных большеголовых существ с огромными широко распахнутыми глазами. Затем Нево выжал рычаги до предела, и машина остановилась, выбросив нас в Историю — Наблюдатели немедленно исчезли, и мы оказались посреди потока зеленого света.

Мы были внутри корабля из платтнерита!

12. Корабль

Все мы — я, морлок и внутренности нашей машины времени были залиты изумрудно-зеленым светом платтнерита. Словно мы оказались внутри изумрудного кристалла — платтнерит был повсюду, он окружал, он поглощал нас. Я даже не представлял себе истинных размеров корабля — можно было лишь догадываться о том, насколько он громаден. Трудно было даже сориентироваться, где мы находимся, где верх, а где низ, и в какую часть света ты двигаешься. В отличие от прежде попадавшихся мне кораблей или машин, этот корабль из платтнерита, творение Конструкторов, не имел ни определенной формы, отсеков, трюмов и прочего. Это был скорее клубок, сеть: тысячи и тысячи витков платтнеритовых нитей, словно кабели, были везде, они опутывали нас, и мы были заключены в этом изумрудном коконе, совершенно отделенные от мира. Это была словно сеть, наброшенная на нас неким невидимым рыбаком, и мы совершенно запутались в ней, в узелках пересечений нитей-лучей.

Конструкторы видимо предусмотрели наше появление именно в этой точке пространства: сеть колыхалась на некотором расстоянии от прибывшей машины. Теперь я окончательно понял, с какой целью была воздвигнута башня — она была вечным ориентиром, именно вокруг нее и строился корабль времени. Стало быть, высота корабля, по всем предположениям, могла в два раза превышать размер башни — ведь мы находились в середине. Впрочем, сейчас это не имело значения — хотя, судя по всему корабль-клубок, должен был представлять собой шар, диаметром с башню. Ну, шар он или не шар, лететь и катиться ему предстоит отнюдь не по земле, что успокаивало.

Холода по-прежнему не чувствовалось — значит, извне к нам ничего не проникало из земной атмосферы. Мы были в полной изоляции, как в коконе.

И все же было непонятно, куда двигаться. Где пол, а где купол этого сооружения? Всюду, куда ни посмотри — бесконечные нити и нити. Снова закружилась голова, Я попытался взять себя в руки, вразумляя: «Главное — мы в безопасности!» Но мне все равно приходилось сдерживать в себе насмерть перепуганного зверя, не хотевшего верить ни в какие технологии и считавшего, что вот-вот провалится сквозь этот ненадежный дырчатый пол.

Я внимательно осмотрел нити. Толщиной с палец, они сияли так, что казались просто лучами света, и, тем не менее, протянув руку, можно было убедиться в их материальности. Ячейки в этой сети были примерно фут площадью шириной, причем, разных реконфигураций — где ромб, где треугольник, четырехугольник или квадрат, а то и трапеция. Насколько я мог видеть, эти формы нигде не повторялись (было ли это сделано по принципиальным соображениям, сказать затрудняюсь) Между этими толстыми в палец нитями пролегали меньшие, более тонкие, таким образом, формируя сплошную сеть. И в каждой ячейке можно было увидеть еще более тонки нити, уходящие в бесконечность. При одном взгляде на эту рябившую в глазах бесконечность, сразу становилось ясно, что это произведение Конструкторов, с их вездесущими юркими и бесконечно тонкими проволочками, способными проникать в материю на молекулярном уровне. Словом, это были те же самые реснички, что словно мехом покрывали внешний корпус Конструкторов. Было видно, что зеленые реснички платтнерита скользят по этой сети в безостановочном движении, словно кровь. Отсюда этот переливчатый свет, заливающий нас со всех сторон.

Я ощутил себя мошкой, запеленутой в кокон зеленого паука. К тому же эти нити, очевидно, самовосстанавливались, как и все, произведенное Конструкторами.

Отсюда и ощущение: этот корабль не стоял на земле или какой-либо твердой поверхности — и даже не парил над чем-то — он казался чем-то совершенно иллюзорным, явлением нездешнего мира. Словом, корабль Конструкторов был чем-то временным и невещественным.

За сплетением нитей смутно угадывался окружающий мир. Холмы и безымянные здания, воздвигнутые Конструкторами — словом, то, что теперь представляло собой Лондон 1891 года. Вечный лед невозмутимо отсвечивал в холодной ночи серебряным блеском полумесяца, в небе лишенном звезд.

И там вверху, в беззвездном небе скользили, плыли точно зеленые призрачные облака, неестественно близко над землей, другие такие же корабли из платтнерита. Они были линзообразными, двояковыпуклыми по форме, громадными, точь-в-точь тот кокон, в котором оказались мы с Нево.

Нево пытливо смотрел на меня с нескрываемой заботой: пего шерсть искрилась тем же зеленоватым свечением.

— С тобой все в порядке? Сдается мне, ты несколько взволнован.

Я рассмеялся этому как шутке.

— Ты просто понимаешь с полувзгляда, морлок. Взволнован? Вот уж действительно подходящее слово! Я сказал бы… — тут я развернулся на сиденье, доставая из-за спины из уложенных в задней части машины припасов коробку с непонятными «фрутс-энд-натс», то бишь фруктами-орехами непонятного происхождения и неизвестного мне вида. Нервно запустив туда пальцы, я стал горстями выуживать пищу и запихивать в рот: надо было как-то успокоиться и отвлечься. Как знать — не последняя ли это моя земная трапеза.!

— Что-то не вижу, — пробормотал я, — нашего Конструктора, который торжественно встречал бы новоприбывших. Для которых, собственно, и сделаны эти корабли, я так полагаю.

— Нет, — покачал головой морлок совершенно серьезно. — Он здесь. — И обвел длинными пальцами исходящие отовсюду и закручивающиеся спиралями лучи.

— Этот корабль сооружен по тем же архитектурным принципам, что и сами Конструкторы. Так что, можно сказать, «наши» Конструкторы по-прежнему с нами. Ибо весь корабль — и все корабли до единого — тесно связаны общим информационным пространством.

— Иными словами, этот корабль…

— Живое существо, — закончил за меня Нево. — И, поскольку это существо состоит из платтнерита, — Нево посмотрел на меня сквозь очки с зияющей пустотой глаза. — то оно способно на большее. Оно может гораздо больше, чем любое из живых существ — Оно способно путешествовать во времени. Если это — жизнь, то совершенно новая ее разновидность. — Есть кремниевые виды жизни, есть силиконовые, есть углеродные, а это — платтнеритовая форма. Это результат миллионолетней эволюции Конструкторов. Это существо — не является винтиком Истории, как все мы, оно неподвластно зубцам механизма времени. И синтезирована даже эта форма жизни здесь именно для нас специально для нас — для того, чтобы исполнить миссию, о которой говорил Конструктор. И он здесь, убедись в этом сам — посмотри и увидишь.

Нево был прав; корабли, в самом деле, висели между небом и землей точно гигантские животные, словно бы в ожидании нашего приказа.

И тут я заметил такое, что заставило меня воскликнуть: отчего у меня помимо воли вырвался возглас:

— Нево! Луна!

Он повернулся в сторону, куда я показывал. Зеленая шерсть моментально окрасилась серебристым цветом. Луна поблекла и высохла — на ней больше не было зеленого, она стала все той же бесплодной пустошью, с пыльными кратерами и вершинами, так также так называемыми «лунными морями». Это была все та же Старая Луна, лелеемая в руках Молодой новой Луны — имея в виду обратную ее сторону, более яркую ее. И блеск этот усиливался ледяной поверхностью земли, точно огромным зеркалом. Земли, светившейся в этих бездыханных лунных небесах подобно второму солнцу.

— Это может быть усиленная вариация солнца, — размышлял Нево. — Платтнеритовый проект Конструкторов. — Возможно, это окончательно разрушило жизненное равновесие.

93
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru