Пользовательский поиск

Книга Корабли времени. Содержание - 10. Сборы в дорогу

Кол-во голосов: 0

— То есть?

Нево принялся описывать проект Конструкторов в подробностях. Он был действительно грандиозен. На то, чтобы закачать емкости платтнеритом, требовалось время.

— Для них время движется по-другому, — пояснил Нево. — Это существа, медлительные как слоны и трудолюбивые как муравьи. Они не привыкли решать и строить с кондачка. Пройдет еще миллион лет, прежде чем корабли сойдут со стапелей.

— Миллион лет?

— Нам не придется ждать столько времени. У нас сохранились старые обломки машины, достаточно попросить у них немного платтнерита…

— И мы перепрыгнем туда, где корабли уже готовы!

— А как же. Иначе нам их никогда не дождаться. Ресурсов наших организмов просто не хватит, даже при стопроцентном клонировании клеток — мы устанем не физически, но духовно и уже не будем способны ни на какое путешествие.

— Еще бы! Миллионолетние старики! Да еще прибавить к этому миллиону мои законно прожитые во времени годы…

Мы переглянулись.

— Вообще-то с платтнеритом вы сможете вернуться и туда, где вам так понравилось…

— ?

— В палеоцен. — Морлок многозначительно посмотрел на меня единственным глазом. — Если вы пожелаете.

— Слушайте, Нево, а вы не боитесь, что ваш друг Конструктор может нас подслушать?

— И что с того? Мы же здесь не заключенные. Они просто находят нас занимательными в плане исследования — и все. Так что Конструкторы надеются на ваше добровольное согласие.

— А если его не будет? Не наступит ли тогда «добровольное принуждение»?

— Успокойтесь. Никто вас не насилует. Вы сами запутались во времени и запутали других. Неужели вы им — и себе не поможете?

— А как же вы, Нево? — осторожно поинтересовался я.

— Я еще не принял решения. Моя дорога в будущее пока не определена. Мой главный интерес — открыть как можно больше вариантов будущего.

Это был чрезвычайно важный совет — и я, после размышлений, согласился с Нево. Мы немедленно приступили к обсуждению, что понадобится для машины времени.

10. Сборы в дорогу

Машина была доставлена Конструктором. Она была вморожена в куб льда, выпиленный из Земли. Затем Конструктор разделился на четыре одинаковых пирамидки, которые встали по углам куба. На наших глазах, мерцающая в ледяной глыбе машина, собранная из останков проколотого деревом времямобиля образца 1938 года, а также разбомбленных джаггернаутов и Zeitmaschine, стала возникать из мерцающей глуби, обнажая примитивизм и несовершенство. Не знаю, как морлоку, но мне лично в этот момент стало стыдно за такую несовершенную технику перед лицом Конструкторов. Становилось ясно, что, помимо заправки платтнеритом, потребуется ремонт. Мы запросили у всемогущего Конструктора газовую горелку, ключи, набор молотков по металлу и массу прочих инструментов. Конструктор также изготавливал по нашему требованию детали нужного размера и диаметра.

В результат трудно было поверить. Я много видел цехов и мастерских. Я видел жидкий чугун, текущий в бессемеровские конвертерные печи, где он продувался кислородом, насыщаясь зеркальным чугуном и углеродом, превращаясь в высококачественную сталь… И многое другое. Но такого… казалось, передо мной доменная печь в миниатюре, производящая любые отливки, причем уже обработанные на станке! Только теперь я по достоинству оценил этот металлический муравейник.

— Субатомная трансмутация намного более тонкий процесс, чем переплавка.

Я взял гаечный ключ. Подобно другим инструментам, он был вылит Конструктором мгновенно, по первому требованию Нево. Совершенно гладкая, без заусенцев и шероховатостей рукоять, цепкий зев и контурные выступы. Рычажный, торцовый и раздвижной. Универсальный. И ни единого шва или трещинки, скола или малейшего металлического или конструктивного дефекта. Он был просто совершенен, этот ключ.

— Знаешь, когда берешь в руки такое… — я покачал инструментом перед лицом Нево. — просто мурашки по коже.

Нево покачал головой:

— Вот так сказал бы и пещерный человек, которому с неба свалилась отвертка.

Путешествие в миллион лет должно было отнять у нас тридцать минут. Если мы при этом заглянем в палеоцен — то тридцать часов. Поэтому на всякий случай я запасся водой и провизией, а также теплой одежонкой, взамен истрепавшейся армейской куртки Конструктор изготовил для меня какое-то серебристое одеяние: не то плащ не то пальто, увесистое как бронежилет.

— Я не стану, — заупрямился я.

— Что ты не станешь? — поинтересовался Нево.

— Носить это. Оно же… вылезло из него. Это противоестественно — носить продукты выделения организма.

Морлок похлопал меня по плечу длиннопалой рукой.

— Еще как станешь, — сказал он. — Ты же не знаешь, что ждет нас ТАМ.

— Да что бы ни…

— Помнишь, — мягко перебил он. — Как ты не хотел кушать наш… — и тут он произнес жидкое слово, от которого у меня подступил ком к горлу. Так назывался их «сыр» тошнотворного вида, которым мне приходилось питаться в Сфере.

— Думаю, — сказал я, — что о некоторых вещах лучше не упоминать, — и затопал в соседнюю комнату.

Машина времени получилась что надо: прочная, но формами похожая на шедевр кубиста-абстракциониста: угловатый металлический короб, совершенно голый и без крышки. О краске и речи не было. Зато рычаги намного совершеннее тех, что были сконструированы (а, точнее, заимствованы) Нево (со свалок запчастей палеоцена!). Тут тебе и хронометры с циферблатами (пусть написанными от руки) и хромированные рычаги, и никелированные переключатели. Причем допускалось лавирование во времени: мы могли шастать и вперед и назад — как я в своей первой конструкции. К сожалению, работа этого художника не дошла до нашего времени, с грустью подумал я о своей первой модели.

Все было готово к путешествию. Нево уселся на сидение водителя (не какая-то там тебе деревянная лавка!). На нем был тот же сверкающий серебряный комбинезон, изготовленный внутри Конструктора, и новые очки на довольном и, как мне показалось, несколько нахальном лице. Он был горд как ребенок, которому дали прокатиться на велосипеде-пауке.

Я уселся рядом, и последний раз осмотрел багаж.

Как только мы оказались внутри аппарата, стены мгновенно стали прозрачными (что за металл, о Гефест!) За прозрачными стенами нашей гостиной мы увидели белые пустоши Белой земли: простершиеся в бесконечность, залитые кроваво-золотистым рассветом.

Несмотря на то, что температура не изменилась, я почувствовал холод и поплотнее запахнул мой новый «халат» из того же серебристого материала.

— Похоже, все в порядке. — Заметил Нево. — Пора.

— Так как же, — высунул я нос из халата. Мы так и не решили, куда сначала — в будущее или…

— Решение за тобой, — сказал морлок. Но в его глазах промелькнуло лукавое участие.

Плохо же он меня знал!

— Думаю, у нас нет выбора, — спокойно ответил я. — Мы уже не можем здесь оставаться.

— Совершенно верно. Мы изгнанники.

— Значит, не остается ничего другого, как идти тем же путем. Вперед…

— И до конца, — подхватил морлок.

Я кивнул.

— Да, — веско сказал я. — К истоку Времен. Или к Исходу. Дуй, Нево! Да будет так!

— Да свершится начатое! — сказал он и выжал рычаг.

Кровь застучала в висках, и мы стали падать в серую бездонную пропасть тоннеля времени.

91
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru