Пользовательский поиск

Книга Конец радуг. Содержание - 21 КОГДА СТАЛКИВАЮТСЯ КРУЖКИ ВЕРЫ

Кол-во голосов: 0

Роберт долго принимал душ. Приятно было чувствовать себя чистым. Но когда он вышел из душа, таинственной серой коробочки нигде не было. Даже когда ощупал полку, потрогал на ней все предметы – и следа от нее не осталось. А ведь все это время дверь ванной была заперта.

Кто-то постучал в дверь, следуя, к счастью, семейному правилу – не подглядывать сквозь стены ванной.

– Роберт, ты там жив? – Это была Мири. – Элис говорит, ужинать пора.

Ужин был кошмаром.

Когда они ели все вместе, всегда ощущалось напряжение. Обычно Роберт избегал таких семейных сборищ, но Элис, похоже, была решительно настроена видеть его на собрании всей семьи не менее раза в неделю. Она проводила переоценку, решая, нельзя ли снизить планку для своего свекра.

Сегодня она была еще более стальной, чем обычно, и тот факт, что Роберту было что скрывать, хорошему настроению не способствовали. Возможно, у нее есть какая-то особая причина быть подозрительной. Он заметил, что Боб и Мири то и дело бегают в кухню и обратно. Обычно Элис им в этом помогала, но сегодня она сидела на месте и поджаривала Роберта в своей небрежной и безжалостной манере: как там в школе, что слышно про его совместный проект с Хуаном. Даже спросила его про «старых друзей» – о Боже! И Роберт объяснял, и рассказывал, и улыбался, и мысленно молился, чтобы выдержать это испытание. Прежний Роберт без труда бы их всех построил!

Потом пришли Боб и Мири и отвлекли внимание Элис от ее недобродетельного свекра. Она болтала с Мири тем же дружелюбным заинтересованным тоном, которым говорила с Робертом. Мири отвечала четко, давая детальную сводку, кто что в школе делал плохого и хорошего.

Какое-то время Роберт чувствовал себя почти спокойно. В конце концов, все собрались поесть. Естественно, его не могут к этому не допустить.

Но что-то такое висело в воздухе, и это не было плодом его воображения. Боб и Элис углубились в обсуждение политики Сан-Диего, вопросы, связанные со школой. Однако чувствовалось какое-то неприятное подводное течение: некоторые пары действительно спорят о политике, но в исполнении сына и невестки Роберт услышал такое впервые. И одежда Элис то и дело мерцала. В доме в реальном мире Элис носила грубые домашние платья, которые не были бы неуместны в пятидесятые годы. Сейчас одежда мерцала виртуальными образами, а не как на старомодной разумной футболке Карлоса. Когда это случилось впервые, Роберт едва заметил – быть может, потому что ни Боб, ни Мири никак не реагировали. Через минуту – когда Элис сделала энергичный жест по поводу какого-то нерешенного тривиального вопроса с выборами – что-то мелькнуло еще раз. На миг Элис оказалась в чем-то вроде белой морской формы, но с вышитой на воротнике эмблемой СОЗ. СОЗ? На этот поиск Гугль выдавал много значений аббревиатуры. Прошла минута или другая, и она на мгновение стала полковником морской пехоты США. Это Роберт и раньше видел, потому что таково было ее истинное звание.

– Ты слишком эмоциональна, милая, – осторожно заметил Боб.

– А это не важно, – бросила Элис. – И ты это знаешь. Главное в том…

Она стала дальше жевать этот школьный вопрос. Но взгляд ее блуждал по комнате, а потом остановился на Роберте. Не слишком дружелюбный взгляд, и хотя говорила она не о нем, в голосе чувствовалась резкость. Потом примерно на две секунды она оказалась одета в гражданский деловой костюм со старомодным идентификационным шнуром. На идентификаторе была знакомая печать и буквы ДВБ. Что это значит, Роберт знал и с трудом сумел не вздрогнуть в ответ. Не может же она знать все! Он подумал, не нагнетают ли Боб и Элис все эти страхи согласованно, чтобы запугать его и вынудить признаться. Впрочем, вряд ли Боб столь хорошо это умеет.

В итоге Роберт только кивал да иногда якобы случайно озирался. Мири держалась тише обычного. Она смотрела куда-то в пространство, и вид у нее был скучающий, какой только и может быть у тринадцатилетнего подростка, томящегося дома с родителями, которые занудно болтают о Вещах Неважных. Но это была Мири Гу, и век тоже не двадцатый. Скорее всего она плавала по сети, хотя обычно маскировала свое отсутствие, когда сидела за обеденным столом.

Элис хлопнула по столу ладонью, и Роберт быстро глянул в ее сторону. Она гневно смотрела на него.

– Роберт, вы не согласны?

Даже Луиза Чамлиг не умела смотреть столь агрессивно.

– Прошу прощения. Я отвлекся, Элис. Она резко махнула рукой:

– Ладно, не важно.

И тут по воздуху поплыли золотые буквы:

Мири – » Роберту: «sm» He волнуйся. Она не на тебя злится. «/sm»

Мири таращилась остекленелыми глазами в никуда. Руки ее были на виду, неподвижны. Настолько хорошо она умела работать с носимыми. О'кей, тогда какого черта здесь происходит? Такое сообщение хотел он ей послать, но, не имея возможности работать пальцами, только взглянул на нее вопросительно.

Элис продолжала говорить, иногда прерываемая Бобом, но сейчас Роберт уже был не в таком ужасе. Он выждал минуты три-четыре, извинился и вышел из-за стола.

Боб посмотрел с некоторым облегчением.

– Роберт, нам не обязательно столько обсуждать выпуски школьного займа. Есть много других…

– Нет-нет, все в порядке. Просто у меня домашняя работа. Роберт нацепил улыбку и вышел, направляясь наверх, к себе. Он ощущал на себе взгляд Элис, сопровождающий каждый его шаг. Если бы не сминг от Мири, по лестнице он бы взбежал.

А Элис пока даже близко не подходила к ванной первого этажа.

Домашняя работа у него действительно была. Появился Хуан и отвлек почти на полчаса своими объяснениями вложенных схем. У Роберта должна была быть назавтра готова такая схема для отчета о ходе работ на уроке Чамлиг. Хуан остался доволен. Роберт тоже – он нагнал свои несколько дней безделья. Повозившись с шаблонами Хуана, он научился реализовывать все. Видит Бог, за взаимную поддержку нам должны поставить «А». И проза у мальчика стала почти пригодной, а вложенные схемы, которые построил он сам – это было красиво.

Он слышал, как Мири помогала убирать со стола после ужина, а потом пошла к себе в комнату. Боб и Элис остались сидеть в гостиной. Роберт поставил сигнал оповещения о движении на первом этаже и на какое-то время забыл обо всем, внося все больше уточнений (и улучшений) в собственную графику.

Боже мои! Ведь целый час прошел!

Он быстро глянул на нижний этаж. В ванную никто не заходил.

Висело сообщение от Томми Паркера. «Кабала» интересовалась, собирается ли Роберт внести свою лепту и если да, то когда.

Он снова глянул вниз. Странно – гостиную было не видно. Обычно она находилась в общедоступном меню дома, а сейчас оказалась закрытой, как спальни. Роберт встал, подошел к двери и тихо приотворил ее на полдюйма, подглядывая в доброй старой манере.

Они спорили, да еще как! Боб раскалился добела. Голос его звучал все громче и громче, перейдя наконец в рассерженный крик.

– Мне плевать, что ты им нужна! Каждый раз – всего еще только раз. Но сейчас ты…

Боб запнулся в середине филиппики. Роберт прильнул ухом к двери. Ничего. Даже осторожного бормотания. Сын и невестка перенесли свою перебранку в эфирные слои. Но Роберт продолжал слушать. И слышал, как эти двое ходят по комнате. В какой-то момент раздался хлопок ладони, похожий на пистолетный выстрел. Элис опять стучит по столу? Минута тишины и хлопнула дверь.

Секунду спустя изображение вернулось. Боб был в гостиной один, смотрел на дверь кабинета. Он немного постоял, потом обошел гостиную и плюхнулся в любимое кресло. Взял с кофейного столика книгу – одну из трех настоящих книг внизу, и даже она была напечатанной на заказ.

Роберт Гу тихо закрыл дверь и вернулся в кресло. Минуту подумав, он настучал на виртуальной клавиатуре:

Роберт – » Мири: «sm» Чего это они? «/sm»

Мири находилась в двадцати футах по коридору, так чего же он не сделал эти несколько шагов и не постучал в ее дверь? Или не предстал виртуально? Может быть, привычка держаться от нее подальше. А может, спрятаться за словами проще.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru