Пользовательский поиск

Книга Конец радуг. Содержание - 18 ОБЩЕСТВО СПЕЛЕОЛОГОВ-МИАСТЕНИКОВ

Кол-во голосов: 0

Роберт и виртуальный Шариф прошли через стеклянные двери и поехали на лифте на шестой этаж. Интерьер здания не был Роберту виден даже при его новообретенных навыках доступа. О'кей, посмотрим последние новости… но он уже поднялся на пятый этаж.

Лена – » Хуану, Мири, Сю: «sm» Эй! Я потеряла вид! «/sm»

Хуан – » Лене, Мири, Сю: «sm» Шестой этаж сегодня недоступен для открытого поиска. «/sm»

Мири – » Хуану, Лене, Сю: «sm» Может, мне попросить Роберта передавать? «/sm»

Шариф выцвел в светящееся красноватое пятно.

– Я ничего не вижу, – сказал он. – И ручаюсь, вы единственный, кого я сейчас могу услышать.

Роберт задумался, потом махнул рукой в сторону Шарифа, давая разрешение.

Посмотрим, что будет делать с этим «Кабала».

Уинни и Карлос Ривера сидели возле стены-окна. Томми ссутулился над своим лэптопом.

– Ni hao, профессор Гу! – сказал Ривера. – Спасибо, что пришли.

Томми поднял голову от лэптопа.

– Только я не уверен, что здесь нужен ваш юный друг. Голос в защиту Шарифа прозвучал с неожиданной стороны.

– Томми, я думаю, Шариф может быть полезен, – сказал Уинстон Блаунт.

Томми покачал головой:

– Уже нет. Теперь, когда университет прогнали через измельчитель…

– Что? – Полки были по-прежнему полны книг. Роберт шагнул назад, провел рукой по корешкам. – Ощущаются как настоящие.

– А вы не видели призывы на нижних этажах?

– Нет. Я приехал на лифте, а я пока еще не слишком хорошо умею видеть сквозь стены.

Томми пожал плечами.

– Мы на последнем неизмельченном этаже. Как мы и думали, администрация просто ждала, пока уляжется шум. А потом как-то вечером завалились с дополнительными шреддерами. И обработали два этажа раньше, чем мы успели сообразить, а тогда было поздно.

– Черт! – Роберт сел в кресло. – Так какой же сейчас смысл протестовать?

Ответил Уинни:

– Да, правда, университет Сан-Диего нам уже не спасти. Эти хитрые сукины дети подали все так, что проект «Либрареом» сейчас еще больше популярен среди студентов. Но пока что библиотека нашего университета – единственная измельченная.

Ривера выпалил на китайском:

– Dui, danshi tamen xuyao hui diao qitade tushuguan, yinwi… – Он запнулся, заметив непонимающие взгляды. – Прошу прощения. Я хотел сказать, им по-прежнему необходимо уничтожать другие библиотеки. Для перекрестной проверки. Сжатие данных и виртуальное восстановление будут развиваться, асимптотически приближаясь к идеальному воспроизведению.

Роберт заметил, что Томми Паркер смотрит с едва заметной улыбкой.

– Так у тебя есть план?

– Я ничего не скажу, пока здесь Шариф. Уинни вздохнул:

– Ладно, Томми. Можешь его загасить. Розоватое сияние Шарифа отодвинулось от полок.

– Все в порядке, я не хочу создавать труд… Сияние исчезло.

Томми поднял глаза от лэптопа.

– Он ушел. А я поставил шестой этаж в мертвую зону. – Он показал светодиод на ребре своего древнего лэптопа.

Роберт вспомнил одно из утверждений Боба:

– Даже Аппаратура Внутренней Безопасности?

– И не говори, Роберт. – Он похлопал по своему компьютеру. – Истинно парагвайская работа, доставлено как раз перед тем, как фабрики закрыли. – Он хитро улыбнулся. – Так что теперь здесь только мы, если на ком-то из вас грязных трусов нет.

Блаунт многозначительно глянул на Роберта.

– Или если кто-то из нас не полицейский шпик. Роберт вздохнул.

– Мы не в Стэнфорде, Уинстон. – Но что если Таинственный Незнакомец на самом деле коп? Надо было раньше предвидеть… – Он отогнал мысль. – Так каков же ваш план?

– Мы тут читали «Экономист», – сказал Ривера. – Финансовое положение «Гуэртас интернейшнл» довольно шатко. И затруднения здесь, в университете Сан-Диего, могут вынудить его отказаться от проекта.

Он посмотрел на Роберта сквозь свои толстые очки. Видны были мелькающие в предметах изображения.

– Несмотря даже на то, что здесь они почти все измельчили?

– Dui. – Молодой человек подался вперед, на его футболке отобразилось мелькание встревоженных лиц. – Так оно и есть. Проект «Либрареом» – не просто видеосъемка книг, изданных до миллениума. Это не оцифровка. Это выходит за пределы Гугля и компании. Гуэртас хочет собрать все классическое знание в единую объектно-ситуационную базу данных с прозрачной структурой цен.

Объектно-ситуационную базу данных? Это в обретенную Робертом терминологию не входило. Он взглянул поверх головы Риверы, пытаясь поискать термин. Ничего не всплыло. А, мертвая зона, установленная Томми.

Ривера воспринял его взгляд как недоверие.

– На самом деле не так уж много данных, доктор Гу. Несколько петабайт. Главное тут то, что они весьма гетерогенны по сравнению с набором данных того же объема в других приложениях.

– Конечно. Так к чему вы?

Краем глаза он заметил, как расплывается в улыбке лицо Уинни. Этот тип знал, что Роберт уже дымится.

– К тому, – продолжал Ривера, – что собрание Гуэртаса будет содержать почти все знания человечества по состоянию на двадцать лет назад. Скоррелированные и взаимосвязанные. Вот почему Гуэртас платит штату Калифорния за право творить это безобразие. Даже первая грубая компиляция окажется золотым дном. С момента запуска проекта полтора месяца назад у «Гуэртас интернейшнл» есть полугодовая монополия на создаваемый «Либрареом». Это означает шесть месяцев монопольного доступа к истинным озарениям прошлого. Есть десятки вопросов, которые мог бы решить такой ресурс: кто на самом деле положил конец интифаде? Кто стоит за лондонскими подделками произведений искусства? Куда реально шли нефтедоллары в последние годы прошлого века? Некоторые вопросы заинтересуют лишь мелкие исторические сообщества. Но есть и такие, которые выложат кучу долларов. И Гуэртас шесть месяцев будет иметь монопольные права на этого оракула.

– Но ему придется сложить все данные вместе, – сказал Уинни. – Если Гуэртас потеряет несколько недель, найдется сотня организаций, которые решат, что с успехом подождут, пока закончится срок монополии – а тогда можно будет получить даже более полные ответы совершенно бесплатно. И хуже того. Китайская компания «Информагикал» обдирает Британский музей и Британскую библиотеку с куда лучшей аппаратурой, чем у Гуэртаса. Британцы показали больше здравого смысла, чем университет Сан-Диего, но у них оцифровка должна начаться с минуты на минуту. Если Гуэртас еще чуть-чуть задержится, ему придется вести с китайцами ценовую войну за продажу первых видов.

– Нормальная смертельная спираль!

В радостном изумлении Томми злорадства не было. Он всегда с восторгом смотрел, как что-нибудь распадается. Роберт вспомнил пожары кустарников семидесятого года. Тогда подросток Томми был в Восточном графстве, помогал налаживать связь – но при этом наслаждался каждой минутой стихийного бедствия.

– Так что же, гм…

Зачем я нужен Незнакомцу в этой заварухе?

– Недоумеваете, Роберт? – усмехнулся Блаунт.

В Стэнфорде Уинни ни за что бы не решился так открыто подкалывать Роберта – по крайней мере после первого года. Но сейчас единственное, что Роберт мог бы этому противопоставить, был подростковый сарказм. Поэтому он лаконично ответил:

– Да, я все еще не понимаю.

Блаунт подозрительно сощурился, учуяв одну из ловушек прежнего Роберта.

– Смысл наших разговоров в том, чтобы нанести Гуэртасу и проекту «Либрареом» серьезный ущерб. Легальные возможности мы исчерпали, поэтому все, что приведет к задержке противника, не может не включать элементы преступного поведения. Вам понятно?

– Да. Мы в самом деле заговорщики. Блаунт кивнул:

– И это уже само по себе правонарушение. Томми засмеялся:

– Ну и что? Я только что взломал наблюдательный уровень Департамента внутренней безопасности. Это преступление против национальной безопасности.

– Мне все равно, даже если мы готовим государственную измену! – сказал Роберт. Если только я снова смогу писать… – Я хочу сказать, что вы не меньше меня любите книги.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru