Пользовательский поиск

Книга Кольцо Харона. Содержание - 19. Кроличья нора

Кол-во голосов: 0

— Он мертвый, — повторила Марсия. — Эта штуковина убила его.

Йенсен обернулась и посмотрела туда, откуда они пришли. Над ними вздымалась тяжелая громада полуразрушенного астероида. Метрах в тридцати от женщин, внимательно выбирая дорогу, строем спускались по щебню проклятые трутни-носильщики и затем шли через пески по пятам управляющего этим ужасным царством чудовища. Казалось, движение по сыпучим, усеянным разбросанными камнями пескам давалось роботам нелегко. Время от времени то один, то другой носильщик спотыкался. Йенсен поискала глазами скорпионов. Они тоже как будто замедлили ход.

«Нам по-прежнему нужны образцы», — сказала себе Йенсен, и лучшей возможности, чем сейчас, им, видимо, не представится. Йенсен опустила глаза и сообразила, что в руках у нее отбойный молоток. Она подняла молоток и воинственно взяла на изготовку.

— Да, они убили его, — проговорила она. — А мы пойдем и отомстим.

Размахивая молотком, Йенсен не очень уверенно направилась прямо к ближайшему трутню-носильщику. Она заставляла себя думать лишь о том, что предпримет даль те. В глубине души она понимала, что ее поступок вызван гневом и страхом, истерикой и лишним адреналином, но знала она и то, что делает важное дело. Еще шаг вперед, еще один и еще. И вот Йенсен стоит перед неуклюжим маленьким роботом, несущим свой жуткий груз. Спереди у него она заметила чувствительный узел, такой же, как у скорпиона, который убил Макджилликатти.

Йенсен подняла молоток и изо всех сил ударила. Машинка уронила свою ношу, проковыляла несколько шагов и свалилась в песок, продолжая слабо сучить ножками. Ее собратья не обратили внимания и просто обошли препятствие, преградившее им дорогу. Йенсен опустилась на колени, подхватила робота и подняла его. Робот был удивительно легким. Сзади Марсия тоже наклонилась, подобрала то, что они называли яйцом, и взяла на руки, как младенца. Она поймала взгляд Йенсен, и обе женщины долго смотрели друг на друга. Обе поняли друг друга без слов.

Они повернулись и заспешили к далекому лагерю, разбитому людьми.

19. Кроличья нора

— Я еще раз попробую вас убедить. Это просто кусок скалы, — невесело проговорила Мерсер Санчес. — Хирам Макджилликатти погиб, а вы рисковали жизнью ради куска скалы, и на то, чтобы в этом удостовериться, у нас ушло полтора дня.

Йенсен Альтер хмурилась, напряженно рассматривая яйцевидный предмет, установленный посередине операционного стола. Они находились в том же полевом госпитале, где лечилась Койот Уэстлейк. Пострадавших больше не было, и большую часть госпиталя переоборудовали в лабораторию.

— Ты уверена? — спросила Йенсен.

Конечно, на вид это было именно так. Простой коричневый обломок яйцевидной формы длиной в локоть Йенсен и вдвое меньше шириной.

Мерсер разочарованно покачала головой.

— Я все-таки геолог, и ты тоже. Разумеется, я уверена, что это скала. Мы просвечивали ее рентгеновскими лучами анализировали пробы, изучали под электронным микроскопом, сверлили дырки. Это обыкновенный образец скалы, обломок астероида. Кусок высококачественной органики, смешанной с неорганическими солями. Будь я горняком, я была бы рада обнаружить такую жилу, чтобы выкачать ее и продать руду на Церере. Руда, богатая водой. Но внутренней структуры у нее нет.

— Не понимаю, — протянула Йенсен. — Роботы носились с этими штуками как с драгоценностями.

— Может, им нравятся камни, — сказала Мерсер. — Может, они хотят построить из них красивую стену.

Дверь распахнулась, и вошла Койот Уэстлейк, облаченная в пижаму и широкий халат. Вид у нее был бледный и изнуренный, но все-таки гораздо лучше, чем раньше.

— Зачем вы встали? — спросила Йенсен. — Вам надо отдыхать.

— Не спорю, — стараясь говорить как можно спокойнее, ответила Койот. — Но в моей палате устроили рабочих ночной смены. Один из них ужасно храпит. Спать невозможно, невозможно даже находиться в комнате, вот я и гуляю по коридорам. — Койот кивнула в сторону яйцевидного камня. — Чего-нибудь добились?

— Ничего, — внимательно глядя на Койот, сказала Йенсен. Видимо, Койот до сих пор напряжена, вся на нервах. Нужно с ней помягче и не болтать лишнего. — Мы собираемся оставить эту затею. Мерсер доказала, что наше драгоценное яйцо — просто кусок скалы. А что нового у вас?

Койот покачала головой.

— Наконец-то приехал робототехник Смитерс из Порт-Викинга, и сейчас в соседней операционной анатомируют робота-носильщика.

— Анатомируют? — переспросила Йенсен. — Роботов же просто разбирают на части.

— Не такого, как этот, — возразила Койот. — Сондра сказала, что в нем уйма биологических компонентов.

Койот прошаркала в глубину комнаты.

— Есть новости из внешнего мира? — спросила она.

— Полно, — ответила Йенсен. — У нас уже десять Посадочных зон, и скоро, возможно, будут еще. Пока они садятся точно на экваторе. В каждой зоне от пяти до сорока Гостей. Астероиды в зонах № 3 и № 4 образовали пирамиды. Точно такие же, как в нашей.

Койот побледнела.

Как и все остальные, Йенсен пристально следила за событиями в Посадочной зоне № 1, вызывавшими все большее недоумение. Казалось, сценарий в других зонах с некоторым опозданием повторял то, что разыгрывалось здесь.

Но, с другой стороны, пришельцы сильно разнились по цвету, величине и форме, сопровождающие их машины и существа тоже были неодинаковы. Первый пришелец привез с собой почти исключительно роботов, а с четвертым прибыли уменьшенные копии его самого.

Но судя по всему, разнообразные существа и механизмы, прибывшие в разных астероидах, различались внешним видом и второстепенными чертами, но не по существу.

В каждом приземлившемся астероиде помещался огромный пришелец. Во всех посадочных зонах эти существа вели себя одинаково. Пришелец выбирался наружу, пробив стену астероида, и следовал в центр посадочной зоны, таща за собой крупный, плывущий в воздухе шарообразный предмет. По общему убеждению, воздушные шары были генераторами гравитационных волн. Пока пришельцы собирались вместе, вспомогательные механизмы и существа-помощники распиливали астероиды на части.

Затем пришельцы соединялись, сливаясь и перетекая друг в друга, их тела превращались в гигантскую живую амальгаму. Потом из четырех, десяти, сорока пришельцев получалась одна четырехгранная пирамида с широким основанием. Гравитационные генераторы висели над вершинами пирамид, как детские воздушные шарики.

Йенсен выглянула в маленькое окошко операционной. С раннего утра в Посадочной зоне № 1 происходило нечто новое. В трех километрах от госпиталя роботы и существа-помощники строили вокруг и поверх пирамиды огромное сооружение, соединяя его прямо с живой амальгамой.

Ни в одной зоне дела пока не продвинулись так далеко, как в первой. Никто не знал, что случится, когда рабочие роботы закончат строительство. Все биоамальгамные пирамиды были так огромны, что самая маленькая превосходила величиной самую большую египетскую пирамиду.

Койот остановилась позади Йенсен и тоже выглянула в окно.

— Вот ведь сукины дети, — сказала она. — Что они там строят?

— Кто их знает, — ответила Йенсен. Она не хотела говорить об этом в присутствии Койот и переменила тему: — А какие результаты дало анатомирование робота-носильщика? Появились какие-нибудь догадки?

— Не знаю, — устало и рассеянно протянула Койот. Слишком много головоломок, с нее хватит. — Марсия и Сондра, кажется, экспериментируют, пытаясь выяснить, что заставляло этого жука двигаться.

Йенсен взглянула на Мерсер.

— Хочешь пойти посмотреть?

— Почему бы и нет? — ответила Мерсер. — Здесь все равно скучно. Куда деть этот кусок скалы? Может, просто выбросить?

Койот резко повернулась и поглядела на обеих.

— Оставьте его, а другим скажите, что продолжаете его изучать, — сказала она. — Пока обломок здесь, комната ваша, и никто не припрется сюда проводить другие опыты. Весь лагерь кишит людьми, не знающими, куда бы приткнуться. А здесь никто не храпит, и я хоть немного вздремну.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru