Пользовательский поиск

Книга Кольцо Харона. Содержание - 18. Гроверз-Милл, штат Нью-Джерси

Кол-во голосов: 0

Астероид плыл мимо заходящего солнца, устроив полное затмение. Его крупная масса заслонила на западе все небо; гигантский продолговатый камень с острыми краями был так близко, что, казалось, заполнил пространство от горизонта до горизонта.

Наконец он медленно-медленно направился вниз, словно примериваясь к тому месту, куда решил садиться. Все это происходило в полном безмолвии, нарушаемом лишь завыванием ветра, столь мощного, что у него хватало сил чуть-чуть раскачивать астероид.

А потом молчание взорвалось грохотом — это астероид коснулся земли; в дребезжащем тракторе Йенсен чувствовала, как ее тело дрожит от этого рева.

Шум не умолкал, как будто его долго сдерживали, а теперь он наверстывая упущенное. Астероид несколько раз пошатнулся и осел в марсианскую почву, по ней во все стороны побежали широкие трещины. Светопреставление продолжалось — казалось, великан-астероид вот-вот рассыплется окончательно, с него градом сыпались огромные обломки, облака красноватой пыли поднялись вокруг, и ветер разрывал их на лохмотья. Но все-таки астероид уцелел — и вот он уже покоится в огромной воронке, окутанный оседающей пылью и освещенный багровыми лучами закатного солнца.

Мерсер глазела на это зрелище как зачарованная. Астероид упал на поверхность едва ли в километре от них. Йенсен схватила ее за руку и показала пальцем:

— Вон там! — крикнула Йенсен. — Вон этот горняцкий космический дом!

Мерсер заметила маленькую белую точку на бурой горе. Мерсер вдруг вспомнила сказку, которую читала в детстве, и представила себе белую мышку, вскарабкавшуюся на спину к слону.

— Видишь? — спросила Йенсен. — Там что-то шевелится!

— Обломок скалы, — предположила Мерсер осипшим голосом. Она резко подвинула к глазам окуляры и посмотрела еще раз. — О Господи! — воскликнула она. — Не могу поверить. Горняк жив.

Крохотная человеческая фигурка показалась из космического дома, спасенная от страшного плена, в который она попала.

Койот цеплялась за каждую расщелину, каждый выступ. Она вглядывалась вдаль, туда, где за плотными тенями, отбрасываемыми исполином, который доставил ее сюда, лежали пустынные коричневато-желтые пески Марса. Сзади садилось солнце, заливая холодную землю кроваво-красным светом. Койот робко примостилась на астероиде и стала смотреть на расстилающийся внизу такой понятный пейзаж. Он показался ей самым что ни на есть родным.

Но нет, все это теперь ненастоящее. Она чувствовала, как скала грохочет и трясется у нее под ногами. Что это — камень оседает глубже в почву или зверь уже выглядывает наружу? Чудище, собственной рукой вытащившее из своего живота глаз. Глаз в камне.

Вот это настоящее. А больше ничего.

Толчки становились сильнее. Койот встала на колени и что было мочи ухватилась за голую скалу, стараясь таким способом удержать остатки покидающего ее разума.

18. Гроверз-Милл, штат Нью-Джерси

Макджилликатти не доверял «стрекозам». Марсианские вертолеты казались слишком хрупкими, слишком изящными и слишком ненадежными. Задыхаясь, Макджилликатти уцепился за поручень и смотрел в открытый боковой люк на раскинувшуюся внизу необъятную равнину. Наконец какой-то предмет нарушил однообразие этой картины, и пилот бросил машину вниз, прямо на огромные валуны, грудами лежавшие на поверхности астероида. Посадочные лыжи коснулись грунта, один раз подпрыгнули, и вертолет замер. Пора выходить. Макджилликатти не решался.

Геолог Йенсен Альтер беззастенчиво подтолкнула его ногой под зад, и Макджилликатти ступил на безобразную поверхность. Альтер и Марсия Макдугал последовали за ним.

Вертолет постоял некоторое время, пока на борт взбирались члены санитарной бригады со своим неудобным грузом. Им было явно тяжело. Грузом была женщина в бронированном скафандре горняка, в состоянии полнейшего ступора.

Наконец винты закрутились.

Пассажиры обратного рейса расселись по местам, и вертолет поднялся в воздух.

Макджилликатти, Йенсен и Макдугал проводили его взглядами и повернулись к маленькому космическому дому. Койот Уэстлейк.

Проходя по острым камням, Макджилликатти слегка дрожал. Не годится плохо думать о новом месте работы, но очень трудно думать иначе.

Некоторым уже стало неловко называть скалу астероидом. Теперь она стала частью пейзажа, все к ней быстро привыкли и с трудом представляли себе пейзаж без нее. Теперь ее называли Гостем с неба. Изображения громадного астероида, ставшего частью марсианского пейзажа, мелькали на видеоэкранах по всей Солнечной системе. Это было невиданное зрелище.

Но на подходе был второй гость, а за ним и третий. Мерсер не могла оторваться, следя, как в предрассветном небе скользит вниз, чтобы совершить волшебную посадку, еще одна громада. Что это за необыкновенные объекты? Каковы их цели?

Мерсер испугалась, очень испугалась пришельцев, но в сердце поселился не только страх. Она стала свидетельницей чуда. Да, возможно, и даже скорее всего, гости с неба угрожают человечеству, но чем-то все это напоминало сказку, и этим завораживало. Они оставили далеко позади человеческую технику, они способны делать то, что для современного человека лишь мечта, как полет в небо во времена фараона Тутмоса. «Странное сравнение, но подходит, — подумала Мерсер, — ибо горы, сложенные из обтесанных камней, — это символ цивилизации Древнего Египта, а здесь, на Марсе, поднялся новый памятник из камня, и мастерство его создателей столь же непостижимо для нынешних людей, как искусство древних инженеров для современников Тутмоса».

И подобно гробнице Тутмоса, этот Гость с неба прячет в себе тайну. Что или кто, там, внутри, заставляет эти горы летать?

Появилась фигура в скафандре, отстранила Мерсер, прерывая ее раздумья, и двинулась к границе безопасной зоны вокруг первого Гостя с неба, неся к нему какие-то приборы. В первые же минуты после посадки астероида Мерсер и Йенсен потеряли исключительное право собственности на достопримечательность, но Мерсер до сих пор не могла забыть те несколько минут обладания чудом и потихоньку негодовала про себя на всех, кто теперь беспардонно распоряжался «их» открытием.

Тогда еще до полуночи первого Гостя с неба окружили кольцом мощных прожекторов. Камеры, индикаторы, всевозможные датчики были направлены на новую гору. Время от времени перед прожекторами, отбрасывая огромную зловещую тень, пробегал рабочий или проезжала машина. Гидросамолеты улетели, но их место заняли несколько «стрекоз». Сверкая в свете прожекторов, «стрекозы» парили над головой, меняя положение с внезапностью и грацией своих тезок.

Изящные вертолеты вонзали лучи своих осветительных приборов в верхние склоны Гостя с неба, стремясь найти хоть какой-то ключ к разгадке, хоть какую-то ненормальность в астероиде. Одна из «стрекоз» направила луч на брошенный космический дом. Там сейчас была Йенсен.

Ну да, конечно, кто-то должен был подняться в космический дом и обыскать помещение, и необходимо было включить в эту экспедицию геолога, но почему именно Йенсен? Мерсер стояла, уставившись на астероид, и переживала за подругу.

«Ладно, чему быть, того не миновать, — сказала себе Мерсер. — Йенсен там, потому что сама вызвалась». Мерсер старалась выбросить из головы тревожные мысли. Что-то такое было в этой тревоге. Что-то такое знакомое, такое простое, но она не могла понять что. Ну, да ладно. Рано или поздно она вспомнит.

Скоро рассвет.

Койот Уэстлейк знала, что видит сон, потому что наяву такого не бывает. Она лежала в теплой постели в наскоро устроенном полевом госпитале, где она была единственной пациенткой. Двухпалатный «госпиталь» на четыре койки был развернут в одном крыле здания крестообразной формы, такие обычно использовались в чрезвычайных ситуациях. Кто-то оставил дверь открытой, и в проеме то и дело мелькали люди; выглядели они очень озабоченными.

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru