Пользовательский поиск

Книга Кольцо Харона. Содержание - ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Кол-во голосов: 0

Он повернулся к Ларри и доктору Рафаэлю.

— Мистер Чао, доктор Рафаэль, мне сообщили, что ваш корабль «Ненья» будет отремонтирован и подготовлен к полету через неделю. И вы сразу же вернетесь на Плутон.

Голос Долтри стал властным, и в нем появились металлические нотки. Видимо, он считал себя вправе отдавать необсуждаемые приказы, и все присутствующие, кажется, согласились с таким раскладом. Ларри претила сама мысль о возвращении на Плутон. Еще шестнадцать дней на борту «Неньи»… Хотя и тут никаких интересных заданий ожидать вроде бы не приходится.

— Однако у нас есть целая неделя, чтобы использовать вас здесь, мистер Чао, — продолжал Долтри. — Конечно, часть этого времени займет обсуждение с нашими учеными важнейших проблем. Но это не самое главное. Главное — это Колесо.

Президент Долтри оперся руками о стол и посмотрел в одну, а затем в другую сторону. Ларри сидел на одном, Люсьен на другом конце стола.

— Мистер Чао, мистер Дрейфус. Один из вас знаком с генераторами гравитационных волн, другой — с тем, как обстоят дела на Луне. Вы вдвоем сумеете проникнуть к Колесу. В вашем распоряжении одна неделя.

Люсьен как будто хотел возразить, но сдержался. Что там греха таить, он не желал работать с Ларри. Ларри это ясно чувствовал и страдал от этого. Он не мог объяснить, как это произошло, но они с Люсьеном вели себя так, словно чего-то не поделили.

— Очень хорошо. Предлагаю дать нашим гостям возможность привести себя в порядок и через час снова собраться здесь.

Люди начали вставать и разминаться, загудели голоса, совещание закончилось. Многие хотели побеседовать с Ларри, но он был не расположен к разговорам. Он медленно подошел к Долтри, стоящему посреди комнаты, там, где в воздухе все еще висели голографические изображения Лунного колеса и расколотого шара. Лунное колесо. Возникшая непонятно откуда вражда между Люсьеном и Ларри не предвещала ничего хорошего. Особенно если им предстоит вместе заниматься такой сложной штукой, как Лунное колесо.

— Сколько времени находится под нами это Колесо? — глядя на Люсьена и Ларри, спросил доктор Долтри. — Сколько оно дожидалось сигнала, который мы случайно послали? — Он кивнул на топографическое изображение шара. — И что же, черт возьми, это такое?

— Мы не можем ответить на эти вопросы, доктор Долтри, — сказал подошедший с другой стороны Люсьен. — Впрочем, можно послать небольшое радиосообщение харонцам и спросить их напрямую.

Ларри хлопнул себя по лбу.

— Вот именно! — воскликнул он. — Прямо в точку!

— Что? — язвительно усмехнулся Люсьен. — Попробовать с ними поговорить? Позволь заметить, приятель, что они не станут тебя слушать.

— Да нет же! Попробовать поговорить с Землей! Она ведь по ту сторону червоточины. В конце концов, если харонцы могут посылать радиосигналы через червоточину, то почему нам не сделать то же самое?

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

16. Имена святых

— Меня есть кем заменить. Он незаменим. Первое путешествие вниз слишком опасно, зачем рисковать жизнью сразу двух специалистов? Я пойду. А он нет. — Люсьен едва не поддался желанию дотянуться через стол до президента Долтри и кулаком вдолбить в него немного здравого смысла. — Что может быть проще?

— Он изображает меня важной персоной, а я вовсе не такой, — стараясь говорить ровным голосом, произнес Ларри. — Ремонт «Неньи» затягивается, так что я все равно уеду не раньше, чем через неделю. Я рассказал здешним ученым все, что знаю сам, да и они сами не лыком шиты. И если я действительно такой большой знаток гравитационных генераторов, как вы утверждаете, значит, при непосредственном исследовании Колеса без меня не обойтись.

Президент Долтри ничего не ответил и перевел взгляд с одного молодого человека на другого. Довольно долго стояла тишина.

— Может быть, вы позволите мне высказать свое мнение? — нарушил наконец молчание Долтри. — В вашей перепалке, к сожалению, я не вижу ни логики, ни ответственности, а лишь уязвленное самолюбие, раздражение, гнев и чувство вины. И, откровенно говоря, если бы я не считал вас обоих незаменимыми в нашей борьбе против общего врага, я бы не терял времени, слушая вашу мелкую грызню. В конце концов у меня есть и другие важные дела. Каким-то чудом марсиане согласились сесть с вами за один стол в конференц-зале. Они разговаривали со мной только потому, что я не представляю правительство, а значит, не имею отношения к мнимому нападению. Они хотели бы, чтобы вас, мистер Чао, заковали в кандалы и судили за преступление против человечества. Я затратил немало сил, доказывая им, что они ошибаются.

— Может, они были правы, — еле слышно пробормотал Люсьен.

Долтри резко повернул голову и пронзил Люсьена недобрым взглядом.

— Правы, говорите? Хотите — верьте, хотите — нет, мистер Дрейфус, но я тоже так думал. И совсем еще недавно. Поэтому ваши чувства мне понятны. Но мы должны быть объективны, а объективно мы должны признать, что мистер Чао просто наткнулся на кнопку взрывателя, установленного задолго до появления первого человека. На его месте мог оказаться любой из нас. Умнее сейчас не кивать друг на друга в поисках виноватых, а бороться с теми, кто поставил этот взрыватель, запустивший адскую машину.

— Вот вы живете в Центральном городе, — сказал Люсьен. — А знаете вы, сколько людей погибло во время землетрясения? Сколько зданий было разрушено?

— Знаю. И скорблю не меньше вашего. Но мистер Чао не повинен в их смерти. Он виновен в такой же степени, как и все люди, связанные с проектированием и постройкой Кольца Харона, с исследованиями, которые проводились при его помощи в течение последних пятнадцати лет. Метод усиления, изобретенный мистером Чао, был бы невозможен без предыдущих опытов.

Долтри опять повернулся к Ларри.

— А вы, мистер Чао! Я кое-что о вас знаю. Как я уже сказал, я изучил все касающиеся вас сведения, включая личное дело с характеристикой, составленной на основе результатов психиатрического обследования. Прочитав все и встретившись с вами, я понял, какие побудительные причины заставляют вас вызваться на это задание. Чувство вины. Потребность ее искупить. И отчаянное желание доказать тем, чьи мысли совпадают с мыслями Люсьена Дрейфуса, что вы не избегаете ответственности за содеянное. Своей доблестью вы надеетесь убедить всех в своих добрых намерениях.

Ларри покраснел и махнул рукой.

— Конечно, я чувствую свою вину. Конечно, я хочу помочь. Что здесь плохого?

— Ничего. В этом вся беда. Передо мной два замечательных молодых человека, гораздо больше похожих друг на друга, чем они думают: оба полны храбрости, оба готовы принести в жертву свои жизни, у обоих есть причины, чтобы настаивать на своем. Вы правы, мистер Дрейфус. Хотя мы нуждаемся в ваших умениях, но вам легче найти замену, чем голове мистера Чао, его познания в области гравитации действительно уникальны. Вы в самом деле не настолько незаменимы. И мы в самом деле не должны рисковать жизнью двух человек. И вы правы, мистер Чао. Очень разумно, чтобы вниз спустился специалист по гравитации, — Долтри снова взглянул на свой карманный компьютер. — В вашем личном деле я отметил еще одну мелочь. У вас есть опыт работы с телеоператорами?

Ларри немного помедлил.

— Да, есть. На Станции гравитационных исследований мы используем их для ремонта Кольца.

— Подождите-ка, — проговорил Люсьен. — Телеоператор — это робот с дистанционным управлением? Но эти машинки недостаточно проворны для такой работы.

— Согласен, — сказал Долтри. — Мы не собираемся посылать вниз одного робота, без человека. Но у этих механизмов, помимо способности выполнять основную задачу, есть и еще преимущества. Они могут поднимать тяжести, могут переносить на себе телеметрические приборы. И они вполне заменимы. Правда, мы пока не нашли входа в так называемую Кроличью нору. Возможно, мы так и не найдем его вовремя, и тогда мистеру Чао не удастся управлять телеоператором с поверхности. Может, мы вообще никогда не найдем этот вход. Но если все-таки найдем, мистер Дрейфус, то мы пошлем вниз телеоператора и вас.

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru