Пользовательский поиск

Книга Кольцо Харона. Содержание - 14. Империя солнц

Кол-во голосов: 0

— Какие же? — мягко спросил президент Долтри.

Лицо Веспасиана стало печальным, он долго молчал и наконец сказал:

— Я много над этим размышлял. Думаю, это космические корабли. Настоящие космические корабли. Те, что летят из Внешней системы, ждали сигнала в укрытиях, замаскированные под астероиды и кометы. Почему они прятались, не знаю. Как только эти объекты пришли в движение и стали набирать скорость, выяснилось, что они собой представляют. Маскировка стала бессмысленной. Поскольку объекты, вылетающие из черной дыры, до сих пор были недоступны нашему наблюдению, в их маскировке не было нужды. Поэтому они правильной формы и вообще, очевидно, искусственного происхождения. Они разгоняются где-то на другом конце червоточины и вылетают с высокой начальной скоростью. Кроме того, у них несколько выше ускорение. Но все эти отличия от штуковин, идущих из Внешней системы, на мой взгляд, совершенно несущественны. На самом деле это одно и то же. Большие космические корабли.

Он в последний раз помедлил и произнес:

— Корабли вторжения. Я пытался найти другое объяснение, но ни одно не подходит. Это космические корабли. Что за команды у них на борту, не могу сказать. Но когда самый первый из них прибудет на Марс, мы это узнаем.

14. Империя солнц

Возможно, конца света и не было, но Джеральд Макдугал наконец попал в рай. Или, по крайней мере, в Калифорнию.

Но и Калифорния, и Ванкувер, и вся Земля вдруг превратились в рай для экзобиолога. Переброшенная на новое место Земля не стала обителью мертвых, хотя люди и попали в царствие небесное, в королевство звезд, в Империю солнц.

Здесь было царство жизни. В этом Джеральд был убежден, а мир, полный жизни, для экзобиолога немногим уступает раю. Большинство планет находилось слишком далеко, чтобы получить их четкое изображение в наземные телескопы, но данные спектроскопии были хороши. Джеральд снова взглянул на документ, который держал в руке, и чуть не подпрыгнул от радости. Это был краткий обзор первых показаний земных спектрографов, установленных в обсерваториях по всему миру.

Обзор просто кричал о том, что на других планетах есть жизнь. Каждая, казалось, источала свободный кислород, водяной пар и азот.

Более того, все планеты располагались как раз на необходимом удалении от своих звезд. Вокруг каждой звезды существует особая зона, называемая биосферой; если планета находится в биосфере, то на ней создаются условия (температура на поверхности, уровень радиации), благоприятные для появления и существования форм жизни, подобных земным. Только некоторые типы звезд способны обеспечивать жизнь. Но вокруг Сферы все звезды были требуемого размера, температуры и цвета, то есть каждая имела свою биосферу, и все планеты в Мультисистеме вращались по надежной орбите, с точностью укладывающейся в пределы биосферы своих звезд.

Он должен добраться до этих планет. Любым путем.

Джеральд правильно поступил, приехав в Калифорнию, его расчет оказался верен. ЛРД была назначена ведущей лабораторией в исследованиях, посвященных выяснению сути происходящего. Джеральд едва успел перечислить свои заслуги на поприще экзобиологии, как его взяли в штат. Сотрудники ЛРД читали показания спектрографов так же хорошо, как Джеральд. Они знали, что рано или поздно им понадобятся знания и опыт экзобиолога. Но пока дело не дошло до непосредственных занятий по специальности, Джеральду пришлось заниматься бесконечной текучкой. Впрочем, он не противился, потому что понимал, что выживание Земли во многом зависит от того, смогут ли они разобраться в случившемся. Ученым вообще и сотрудникам ЛРД в их числе предстояло осуществить самую крупную и неотложную программу исследований за всю историю человечества, и как можно быстрее. Джеральд был хорошим организатором и с полной отдачей погрузился в кропотливую работу.

Но заботы, связанные с ней, не могли заглушить боли. Где-то в этом океане звезд он потерял Марсию.

И как ни чудесен новый мир, это не родина Земли. Несомненно, пребывание здесь позволит многое узнать, но место Земли в Солнечной системе. Джеральд твердо, решил добиться ее возвращения туда.

За десять дней, которые прошли с той минуты, когда ее вытащили из развалившейся «Рабочей лошадки» в космопорте Лос-Анджелеса, Диана Стайгер поняла: человек может привыкнуть ко всему.

Она уже привыкла к призрачным псевдоощущениям в новой левой руке. Возможно, политическое влияние Союза астронавтов и идет на убыль, но медицинское обслуживание у них чертовски хорошее. Она сидела у двери кабинета Вольфа Бернхардта и ждала. Мимо нее то и дело проносился кто-нибудь из сотрудников с обеспокоенным видом и пачками бумаги в руках. Все здесь были какие-то полоумные. Диана пошарила в кармане, вытащила еще одну сигарету и неловко, только правой рукой, прикурила.

Да, полоумные, но в то же время неестественно нормальные и спокойные.

Таков сейчас весь мир. Мощные невидимые силы похитили Землю, а жизнь продолжается. Если спешишь на работу, неважно, в какой звездной системе находится Земля. Все равно надо вставать, завтракать, пить кофе и идти на улицу. А на улице дневной свет немного другого цвета, и солнце не Солнце. Надо ходить в учреждения и выписывать счета, делать покупки в магазинах и лечиться у зубного врача. А вечером возвращаться домой под чересчур ярким небом, в котором вместо Луны и знакомых созвездий сияет штук пять затмевающих большую часть неба ослепительных звезд, и лишь кое-где остаются голубые просветы. Слишком мало неподвижных фоновых звезд, слишком много планет, таких больших и таких близких. И гораздо больше чем прежде метеоров. В небе все изменилось, а на Земле все осталось по-прежнему.

Даже при желании ничего нельзя сделать. Что можно сделать, если небо вдруг изменилось? А для повседневной жизни, если ты не астронавт, небо и вовсе не имеет значения.

Диана выпустила облачко дыма, вздохнула и попыталась уверить себя, что ей повезло. Конечно, астронавту всегда труднее, но Диана считала, что не имеет права жаловаться. Она попала домой и осталась жива. Многим ее друзьям-астронавтам повезло меньше.

Она подняла левую руку и осмотрела кисть. Слишком розовая, ногти растут неправильно, мышечный тонус ноль, гладкая, без морщинок кожа. Кисть ребенка, выращенная до размеров женской, но без малейших признаков зрелости. Диана закрыла глаза и приказала кисти сжаться в кулак. Не открывая глаз, она сосредоточилась на своих ощущениях. Она чувствовала, как сгибаются пальцы, кончики ногтей врезаются в ладонь, большой палец упирается в безымянный. Ощущения были такими четкими, что она могла мысленно видеть свою кисть, свой кулак.

Диана снова открыла глаза и уставилась на раскрытую ладонь с растопыренными пальцами. Еще одним усилием воли она заставила новую кисть вновь сжаться в кулак, на этот раз наблюдая за своими движениями. И почувствовала только онемение и легкое тепло в пальцах. Нервная система запуталась в противоречивых сигналах и дала сбой.

Диана осторожно положила руку на колено и мысленно выругалась. Опять то же самое. Как будто у нее две левые руки: одну она видит, но не чувствует, другую чувствует, но не видит.

Врачи успокаивали и обнадеживали. В прежние времена людей после ампутации преследовали фантомные ощущения: скажем, чесалась нога, которой нет. Умом Диана понимала, что смущавшая двойственность — явление того же рода. Ее новая левая рука посылала нервной системе правильные сигналы, но дубликат части тела, даже выращенный путем вегетативного размножения из собственных клеток больного, никогда полностью не соответствует оригиналу. Придет время, и в новой кисти разовьются мышечный тонус и координация, но сейчас она ведет себя не так, как старая.

Еще долго, пока Диана не научится пользоваться новой кистью, физические ощущения будут… внушать беспокойство. Нужно притерпеться к этой руке, затем привыкнуть к ней, почувствовать ее своей, и тогда пользоваться ею станет обычным делом.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru