Пользовательский поиск

Книга Кольцо Харона. Содержание - 13. Червоточина

Кол-во голосов: 0

Итак, придется попрощаться с передними двигателями. Нечего испытывать судьбу, включая их снова, можно летать и без них. Это трудно, но возможно.

Однако изуродованный нос все же нуждается в починке. На корабле, лишенном нескольких листов термозащиты нельзя входить в плотные слои атмосферы. Даже если Диане не удастся добраться домой, то до ремонтной космической станции ей все равно добраться придется, и сделать это нужно с наименьшим риском. Установленные в носу чувствительные приборы не должны подвергаться воздействию низких температур в открытом космосе. Нос нужно залатать.

На наружном манипуляторе номер два установлен специальный распылитель пены, предназначенный именно для таких случаев. Диана подвела манипулятор как можно ближе к носу. Вот так.

Применяя тонкое распыление, она медленно клала слой за слоем теплоемкую пену. В безвоздушном пространстве пена быстро затвердевала. Предполагалось, что такое покрытие должно выдержать одноразовое вхождение в плотные слои атмосферы.

Эта работа требовала мастерства. Затвердевшая пена должна была прилегать плотно и как можно точнее восстанавливать старую форму носа. Диана хотела поскорее справиться с ремонтом и бежать сломя голову от странного места, где неизвестно откуда вырастающие белые стены откусывают куски космических кораблей. Но поспешишь — людей насмешишь, Диана знала эту хорошую пословицу и потому работала медленно и внимательно, заставляя себя сдерживать торопливость и волнение.

Наконец она все сделала и посмотрела на плоды трудов своих, глядя в дальнюю камеру, установленную на наружном манипуляторе номер три. Ей понравилось. Чистая работа.

Диана нажала на кнопки, и механические руки спрятались в корпусе корабля. Теперь вероятность того, что с кораблем во время вхождения в плотные слои атмосферы ничего не случится, стала побольше. Но стоит ли рисковать? Диана поглубже уселась в кресло и задумалась. Войти в плотные слои атмосферы — рискованнее, чем осуществить аварийную стыковку с одной из орбитальных станций. ОбнаПур для нее недостижим, да и вообще это не лучшее место. А другие станции? Со своей орбиты Диана не видела ни одной крупной станции, а каналы связи безнадежно заглохли. Вероятно, большинство спутников связи пропало. Диана даже не знала, остались ли на своих местах после того, что произошло, орбитальные станции, смогут ли они состыковаться с космическим кораблем и принять беженку.

С другой стороны. Земля-то здесь. Диана ее видела; Что бы там ни произошло, это произошло и с Землей. Некоторые орбитальные аппараты уцелели, другие нет, Диана была этому свидетельницей. Она очень сильно подозревала, что, находись «Лошадка» на несколько сотен метров дальше от ОбнаПура, немного ближе к Луне, корабля сейчас здесь не было бы.

А где, черт возьми, была бы «Рабочая лошадка»? Где Луна? Осталась в Солнечной системе?

Господи! А где Солнце?

Диана оглядела пространство. Да, это вопрос: где она находится? Что это за место? Нет, об этом лучше не думать, а то с такими мыслями живой до дому не доберешься. Диана снова сосредоточилась на пульте управления и включила навигационную систему. Работая только вручную, она запустила двигатель.

Неведомое окружало ее со всех сторон. Это самый опасный полет в ее жизни. Но она знала наверняка, что это отступление временное, тактическое. Она вернется, вернется сюда, в космос, и выяснит, что случилось и почему.

Обливаясь потом, полуживая от нервного перенапряжения и усталости, Диана готовила изувеченный корабль к рискованному полету домой и думала, что в один прекрасный день поборется с той силой, что передвигает планеты. И тогда-то уж она отыграется за это поражение.

Она была так счастлива, как никогда в жизни.

13. Червоточина

Дирижер был в восторге. Он, конечно, надеялся на помощь в форме Якоря. Но не смел и мечтать о сложном Портальном, не говоря уже о недавно выращенных Пожирателях миров. Он не смел мечтать и о том, что помощь придет так скоро.

Бывало, что Якори приходили быстро, но только не Портальные. Еще большей редкостью была доставка вспомогательных средств одновременно с Якорем. Обычно между этими событиями проходили годы, десятилетия и даже столетия.

Конечно, и обыкновенный, не Портальный Якорь неплохо служит выполнению главной цели. Обыкновенный Якорь тоже позволяет получить отверстие в пространстве, хотя и меньшее, чем Портальный. Но через такое отверстие может проникнуть все, что преодолевает обычное пространство. Например, радиосигналы. Дирижер снова и снова отправлял сообщения и получал ответные послания, содержавшие сведения, необходимые для возобновления сложной связи со Сферой после стольких тысячелетий молчания. В сущности, Дирижер и Сфера заново учились разговаривать друг с другом.

Но сейчас Дирижер получил сигнал, который заставил его забыть о языковых уроках. Как полагалось, он зеркально отразил сигнал в сторону его источника, показывая, что сообщение принято.

Это не требовало усилия мысли. Но содержание сигнала — требовало. Дирижер проанализировал послание.

И его охватил страх.

Путешествие с Плутона на Луну было долгим, хотя корабль летел быстро. Но теперь оно уже приближалось к концу. Посадка примерно через час. Сондра оторвала взгляд от экрана с новостями и пропагандой и оглядела крошечную кают-компанию, где они иногда собирались с Ларри и Рафаэлем, Сейчас кроме нее тут находился только доктор. Веселая история — оказаться взаперти с ними обоими и Кольером, неразговорчивым пилотом «Неньи».

Сондра подумала о себе, Рафаэле и Ларри. Поспешный отлет на «Ненье» показал, какими важными они вдруг стали персонами. И не только на Плутоне. Кольцо внезапно приобрело вес за пределами Плутона, об этом свидетельствовало то, что после прилунения осмотр и ремонт «Неньи» будет осуществляться вне очереди. Если учесть, что половина сооружений на Луне разрушена, это кое-что значит. Сондра уловила лейтмотив поступающих отовсюду сообщений: если Ларри Чао и Кольцо втянули их в это дело, значит, только Ларри Чао и Кольцо помогут им выкарабкаться.

— Вы уверены, что это правильная величина заряда? — раздался из спальной каюты слегка приглушенный голос Ларри.

Ларри в основном работал у себя, чтобы не мешать остальным, но его голос все же был слышен. Он, конечно, говорил в радиомикрофон, с которым последние дни не расставался. Большую часть путешествия он проспорил с каким-то парнем по имени Люсьен Дрейфус, они обсуждали каждый новый факт, касавшийся таинственной черной дыры. Хорошо хоть, сейчас Луна совсем близко, задержки сообщений становятся все меньше и уже не так выводят из себя.

Сондра всей душой стремилась к покою, к забытью, ей хотелось уйти от всех и побыть одной. Но возможности были невелики, потому что большинство помещений огромного корабля было опечатано — в них хранились эластичные емкости с горючим. Открытыми остались всего семь отсеков: кабина пилота, кают-компания, четыре спальные каюты величиной с гроб и туалетная комната, в которой желающие могли принять очень неудобный душ в невесомости.

Шестнадцать дней. Путь от Плутона до Луны занимает шестнадцать дней. Ларри по крайней мере работает как вол.

Так он искупает свою вину. А как она искупает свою? Без ее поддержки и одобрения у Ларри не хватило бы духу сделать то, что он сделал. А может, это не так? Несет ли она ответственность за разрушительные и совершенно непредсказуемые действия другого человека?

Сондра вздохнула и вернулась к экрану, на котором появилось официальное заявление Обнаженного Пурпура. Жуткая чепуха, но хотя бы можно отвлечься и не слушать, как Ларри бубнит что-то про тяготение.

«Мы с гордостью объявляем о своей победе, мы избавили Солнечную область от проклятия под названием „Земля“.

Сондра нахмурилась.

— Что такое Солнечная область? — спросила она доктора Рафаэля. — На жаргоне пурпуристов.

Рафаэль отложил книгу в сторону и с минуту подумал. Он стал спокойным и непринужденным в последнее время, словно обрел что-то ценное, давным-давно утраченное.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru