Пользовательский поиск

Книга Кольцо Харона. Содержание - 10. Логика Обнаженного Пурпура

Кол-во голосов: 0

Теперь, когда ускорение Люцифера известно, проще простого вычислить массу источника гравитации. Компьютер сделал это за доли секунды и высветил ответ: 1,053 массы Земли. Значит, это не Земля. Разве что за последние несколько часов планета прибавила в весе несколько гигатонн. Но как тогда объяснить ее невидимость?

«Черт знает что!» Невидимый источник гравитации. Веспасиан внезапно понял, в чем дело. Но не мог поверить. И не хотел.

Он взглянул на предполагаемый график падения. Еще восемнадцать минут он может не верить. Он привел в действие самый мощный телескоп и навел его на светящуюся точку, которая была Люцифером. Камера загудела, в действие пришли электронные увеличители, и в середине экрана завертелся астероид, своей формой напоминавший картофелину. В нижнем углу транслировались характеристики его движения. Веспасиан следил за падением Люцифера и не желал верить своим глазам.

Астероид погибал. Он вращался столь быстро, что под действием центробежной силы от него стали откалываться огромные камни и куски породы, и вскоре он уже мчался, окруженный тонким облаком пыли. Траектория его напоминала узкую параболу, а скорость по мере приближения к таинственному гравитационному источнику стремительно росла, достигая астрономических величин. Примерно в той точке, где раньше начиналась поверхность Земли, Люцифер был уже, похоже, разрушен до основания. Его затягивало в гравитационный колодец все глубже и глубже, быстрее и быстрее, по форме он уже ничем не напоминал астероид, это было теперь спиралевидное облако, плотность которого росла на глазах; наконец в глубине его засверкали яркие искры — это говорило о том, что более или менее крупные обломки астероида врезаются друг в друга на совершенно немыслимых скоростях.

Искры и взрывы становились все ярче, безумное действо вступило в новую стадию. Вспышки излучения фиксировались приборами по всему электромагнитному спектру, из глубин гравитационного колодца выплескивались гамма-, рентгеновские, ультрафиолетовые, видимые, инфракрасные и радиолучи. И вдруг неистовство улеглось так же неожиданно, как нарастало. Последняя вспышка, потом недолгое мерцание, потом последний язычок пламени, погасший с внезапностью задутого ветром огонька свечи.

И ничего не осталось. Совсем ничего.

— Пусть радиолокатор просканирует околоземное пространство, — попросил Веспасиан.

— Уже сканирую, — ответил голос Джейни. — Отражения нет. Повторяю, никакого ответного сигнала.

Люсьен нагнулся ближе к экрану.

— Черт возьми, Веспи, как это может быть? Что произошло с астероидом? Разве от него не должны были остаться обломки?

— Он исчез, — проговорил Веспасиан. — Подумай об этом хорошенько, Люсьен. Какой источник гравитации способен засосать весь астероид, не оставив и следа? Ни обломков, ни сигнала, ни радиации, ничего. Ну, догадался? Люцифер просто провалился в черную дыру.

Теперь Веспасиан знал, почему масса Земли увеличилась на пять процентов. Он только что видел показательный пример. Она так же обратилась в ничто, как и Люцифер. Возможно, Земля попала в черную дыру массой в пять процентов от ее собственной. Так или иначе, это неважно. Он знал, что произошло с Землей. Не как, не где, а что.

— Черная дыра с массой, равной массе планеты Земля, — прошептал Веспасиан. — Черная дыра, которая раньше была Землей.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

10. Логика Обнаженного Пурпура

«Обсуждение не удалось», — решила Сондра.

Ларри упрямо отказывался признать, что Земля уничтожена, Уэблинг, казалось, была в состоянии лишь отвергать чужие теории за неимением собственных, а Сондра беспомощно переходила от одной дурацкой идеи к другой. «Если мы крупнейшие специалисты по гравитации и от нас зависит спасение человечества, то человечество в большой опасности», — подумала Сондра.

Ларри все еще пребывал в унынии, а Уэблинг как раз собиралась выдвинуть очередное возражение, когда дверь распахнулась. В комнату, держа в руках карманный компьютер и толстую пачку распечаток, влетел доктор Рафаэль.

— Меня разбудила дежурная связистка, — без предисловия сообщил он. — Только что пришло с ВИЗОРа. — Он говорил слабым, задыхающимся голосом. — Связистка разбудила меня, чтобы передать это, и правильно сделала.

Сондра удивилась. Рафаэль не выносил, когда кто-то или что-то тревожили его сон. Она посмотрела на смертельно бледное лицо директора. Он испуган, и испуган всерьез. Но что может напугать больше, чем исчезновение Земли?

— Некий Макджилликатти, сотрудник ВИЗОРа, сделал некоторые подсчеты, касающиеся… Земли. Вы знаете этого человека? На него можно положиться? — спросил Рафаэль таким тоном, что стало ясно: он хочет, чтобы ему ответили: «Нет».

— Я знаю, что о нем говорят, — осторожно сказала Уэблинг. — Это человек, который годами не выходит из лаборатории. Не ладит с людьми, уделяет слишком большое внимание мелочам. Часто не понимает, в чем суть обнаруженного им явления, но его наблюдения и расчеты всегда выше всяких похвал.

— Здесь он, кажется, снова не понял, в чем суть, — мрачно проговорил Рафаэль.

Да, это был совсем другой Рафаэль. Сейчас невозможно было представить, что еще несколько дней назад этот человек подавлял всех присутствующих своими гневными выходками. Похоже, вместилище его чувств без остатка захватили страх и отчаяние. Он бросил бумаги на стол, за которым сидели его коллеги.

— Взгляните на распечатку, пока я выведу на дисплей этот массив. Прежде чем думать, надо сначала посмотреть, в чем дело, — бормотал он себе под нос.

Сондра взглянула на Ларри, а Ларри на Сондру. Бормотать себе под нос? Значит, Рафаэль совсем потерял самообладание. Значит, он окончательно раздавлен страхом.

— Интересно, какой вывод вы сделаете из этого отчета, — продолжал Рафаэль. — Не хотелось бы, чтобы наши выводы совпали.

Ларри и Сондра склонились над печатным экземпляром отчета Макджилликатти, а Уэблинг читала текст на мониторе из-за плеча Рафаэля.

Ларри сообразил первый.

— Гравитационное поле осталось, хотя Земля пропала и отсутствует какой-либо другой видимый источник. А на радиоволне двадцать один сантиметр появился сложный радиообъект, посылающий в пространство регулярные сигналы. Макджилликатти не описывает структуру сигнала. Он только говорит о его силе и искажениях, вызываемых гравитационным полем. Он упустил из виду, что сигнал сложный и повторяющийся. Этого не может быть. Сигналы естественного происхождения не могут… — Ларри на миг задумался, и тут до него окончательно дошло. — Значит, эти сигналы искусственные, — прошептал он. — Вот о чем мне говорят данные отчета.

Рафаэль бесстрастно кивнул.

— Я пришел к такому же выводу, — сказал он. — Я надеялся, что есть другое объяснение, но тщетно. Эти сигналы искусственного происхождения. Могла ли одна из радикальных группировок на Луне…

У Сондры поползли мурашки по коже.

— Искусственного происхождения. Подождите-ка…

Но Ларри не слушал. Он знал, какая техника требуется для создания гравитационных волн. Мощностью, по крайней мере, не меньше, чем Кольцо Харона. Невозможно, чтобы какая-то группировка соорудила устройство, хоть как-то способное выполнить подобную работу, и сохранила это в тайне. Этого не может сделать ни один человек.

— Сондра, эти сигналы и гравитационные волны искусственные. Значит, Земля не просто исчезла, — сказал Ларри. — Кто-то ее унес.

— Мы знаем, что источник до сих пор посылает гравитационные волны и этот радиосигнал. — Тайрон Веспасиан сидел за столом у себя в кабинете, силясь успокоиться. Он чувствовал, что его движения излишне ровны, словно он пытается не расплескать что-то в самом себе. Может, он чересчур старается быть логичным, рассудительным, благоразумным, когда от разума ничего не зависит?

— Сигнал подтверждает наши соображения. Это намеренное сообщение, а не естественные радиопомехи. Пусть мы и не можем его прочитать.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru