Пользовательский поиск

Книга Кольцо Харона. Содержание - ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Кол-во голосов: 0

Последовала непроизвольная, как у человека, отдергивающего руку от удара током, и безотчетная, как у любовника в момент оргазма, реакция на сигнал. Луч вызвал к жизни невероятно быструю последовательность действий, не подлежащих регулированию системой, которая заменяла Наблюдателю сознание.

Огромная энергия была накоплена Наблюдателем не для работы (для работы ее бы заведомо не хватило), а для того, чтобы открыть главный энергетический Канал, через который и должна поступить основная энергия. И вот Канал открыт. Связка заработала, и от первой же энергетической порции Наблюдатель испытал острое наслаждение.

Энергия. Теперь он обрел ее. Все его существо переполняло сознание собственной мощи, которой никто уже не в силах противостоять. Итак, его час настал. Теперь он может заняться Землей.

Наблюдатель втянул огромную порцию энергии и приступил к своей миссии.

Ларри нервно поглядывал на часы. Время шло уже на секунды. Он прислушался к выступающему.

— Мы получили еще одно подтверждение с Венеры. Полторы минуты назад по объективному времени луч направился к Земле, и теперь мы ждем его здесь. Все приборы готовы к запланированному приему луча.

Зрители засуетились в ожидании. Вот это и есть самое важное — прежде всего для Станции гравитационных исследований, их Станции.

Если они произвели благоприятное впечатление на ЛРД, то и за Астрофизическим фондом ООН дело не станет. А если АФ ООН будет на их стороне, то Станцию нельзя будет закрыть. По крайней мере, Ларри на это надеялся.

Выступающий отвернулся от камеры, чтобы посмотреть на часы. Часы в эти минуты были самым популярным предметом.

— Еще двадцать секунд, — явно наслаждаясь каждым мгновением, сказал он.

Ларри сглотнул слюну и подался вперед. Глупо беспокоиться, глупо волноваться. Он знает, что все получилось. Секунды утекали одна за другой.

— Пять, четыре, три, два, один, ноль. Мы получаем первый…

Связь с ЛРД прервалась.

Земля исчезла с видеоэкрана.

В телескопе висело только изображение Луны.

Одной Луны.

Ларри сидел и, похолодев от страха, следил за экраном монитора. Связисты уже вскочили с мест и бросились проверять оборудование.

— Все в порядке, — сказал один из них. — Видимо, линии связи с Землей вышли из строя.

— Бред какой-то. Проверь в центральной.

Все в порядке. Ларри сидел, не шевелясь, сердце гулко билось. Сейчас связисты найдут причину неполадок в своем оборудовании.

Но Ларри знал: никаких неполадок нет, все приборы исправны. Он и сам не мог бы себе объяснить, откуда в нем это твердое знание, ведь никаких доказательств у него не было, оно родилось на уровне интуиции. Но тем не менее он знал, что каким-то непостижимым образом луч, безвредный гравитационно-волновой луч, настолько слабый, что воды бы не замутил и комара не обидел…

Каким-то образом он испепелил Землю.

Глаза присутствующих обратились на Ларри. В этих глазах больше не светились симпатия и научный азарт. «Да, — подумал Ларри, — теперь все охотно признают мое авторство».

Самый страшный взгляд Ларри чувствовал затылком, он и не оборачиваясь мог назвать его хозяина. Позади него стоял одуревший от ужаса и гнева Рафаэль.

В голове у Ларри вертелись две мысли — одна невероятная, другая просто безумная.

Ларри Чао уничтожил Землю. Это была невероятная.

А вторая — про то, что не мытьем, так катаньем Саймон Рафаэль добьется удержания суммы ущерба из его зарплаты.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

6. Янтарь времени

Джеральд Макдугал протянул руку и нажал на кнопку звонка. Два часа утра. Ванкувер в провинции Британская Колумбия — прекрасный город, но есть у него один крупный недостаток: город расположен в непривычном часовом поясе. ВИЗОР, как, в сущности, и все другие космические сооружения, работал по всемирному времени. Гринвичскому среднему времени, как его здесь называют.

Два часа утра. Без учета поправок на скорость света, на ВИЗОРе десять часов. В десять часов утра по вторникам и субботам Марсия всегда, если было возможно, отправляла послания домой. Вчера вечером сразу после 10:00 по универсальному времени она прислала письменное извещение в двадцать слов о том, что они принимают участие в каком-то гравитационном эксперименте, проводимом на Плутоне.

Джеральд потянулся и зевнул. Венера сейчас расположена так, что получается десятиминутная задержка сигнала плюс несколько долей секунды, пока орбитальный спутник связи поймает сообщение и передаст его на Землю. Достаточно, чтобы как следует проснуться, прежде чем придет еженедельное известие от Марсии. Конечно, он мот включить приемник на запись видеосообщения и прокрутить его позже, но хотелось увидеть послание сразу же по прибытии. Так Джеральд узнает, что Марсия делала и говорила десятью минутами раньше. Господи, как он по ней скучает!

Джеральд встал, подошел к окну и посмотрел на раскинувшийся перед ним замечательный город. Его родной город. Если не считать неудачного часового пояса, не было лучшего уголка на Земле. Хотя специальность у Джеральда такая, что ему вообще нет места на Земле. Джеральд был высок, мускулист, с кудрявыми каштановыми волосами и тяжелым подбородком. Ожидание всегда вызывало в нем беспокойство, и ему не раз приходилось убеждать себя в том, что терпение — это добродетель.

«Скоро снова в космос, — не слишком уверенно пообещал себе Джеральд. Надежда все еще жила в нем. — Снова на Венеру, на ВИЗОР, к жене и работе».

Строго говоря, основного предмета работы Джеральда Макдугала вообще не существовало. А одной из задач его деятельности было истребить то, что с определенной долей условности можно все-таки отнести к этому предмету.

Джеральд был экзобиологом, изучающим внеземные формы жизни. Беда в том, что внеземных форм жизни попросту нет. Разумеется, кроме тех, что, будучи перенесены с Земли, продолжают развиваться за пределами планеты. Каждый человек, каждое растение, каждое животное, завезенные в поселения, приносили с собой миллиарды микроорганизмов.

Куда бы ни отправились люди, вместе с ними путешествовали вирусы, бактерии и другие микробы, болезнетворные и вполне безобидные. Были придуманы специальные медицинские процедуры, чтобы не выпустить опасных пришельцев из закрытых колоний, но некоторые микробы все-таки покидали купола, тоннели, корабли и жилища и проникали в окружающую среду. Почти все они погибали, как только оставляли Искусственную среду. Но небольшое число выживало. И уж совсем немногим из них удавалось размножиться и распространиться. Но если уж они начинали размножаться, то почти всегда в угрожающем количестве.

Завезенные с Земли микробы прятались в почве вокруг марсианских городов, кормясь просачивающимися из куполов воздухом, влагой и органикой; жили внутри горной породы разрабатываемых астероидов, питаясь дьявольским зельем из сложных углеводородов; лоскутками плесени покрывали воздушные шлюзы по всей Солнечной системе, непонятно как высасывая воздух, воду и кусочки органических веществ из загерметизированных шлюзов и образуя в безвоздушном пространстве живую оболочку.

Даже Джеральда, который по работе давно должен был привыкнуть к таким явлениям, поражала живучесть этих существ в совершенно, казалось бы, непригодных условиях. Для него это было еще одним доказательством бытия Божьего. Случайное сцепление событий не могло породить существ, способных на такие подвиги. Да, эволюция существует! Но эволюцию направляет рука Господня.

Рука Господня, действия которой неисповедимы и порой вселяют страх. Некоторые микроорганизмы проникали из внешней среды обратно внутрь куполов и космических кораблей. Большинство этих Вернувшихся опять-таки вымирало, не выдержав перемены среды обитания, но ничтожная часть вновь приспосабливалась. И тут наступало самое ужасное. Закаленные долгой жизнью снаружи, научившись питаться чем попало, эти мутанты плодились в огромных количествах, пожирая пластмассу, металл, каучуковые детали, полуорганические сверхпроводники. А некоторые из них, потомки болезнетворных бактерий, сохранили способность заражать человека.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru