Пользовательский поиск

Книга Кольцо Харона. Содержание - 4. Палец на кнопке

Кол-во голосов: 0

И между ним и этим блестящим будущим стоит лишь уязвленное самолюбие вечно недовольного старика. Это нестерпимо.

У Ларри возникло желание немедленно отыскать Сондру, чтобы посоветоваться с ней о ближайших действиях. Но он подавил его. Позволить Сондре хозяйничать не лучше, чем позволить Рафаэлю унижать его. Он должен сам принять решение. Он придет к Сондре не смущенным беспомощным мальчишкой, а мужчиной, отвечающим за свои поступки. Ларри знал: если он хочет и дальше уважать себя, то должен сам решить, что ему делать.

Ноги сами привели его к своей комнате. Он толкнул дверь, вошел и заперся на ключ. Ему надо побыть одному в тишине и покое. Чтобы подумать. Чтобы не спеша прокрутить в голове все варианты этой проклятой игры.

Нужен еще один опыт, срочно! Он необходим не столько в интересах науки, сколько ради рекламы. Начнется шумиха, и закрытие Станции отменят. Или, во всяком случае, отложат до выяснения всех обстоятельств.

Если он этого не сделает, его карьеру с большой долей вероятности можно считать завершенной. Сила тяжести в миллион земных норм впечатляет, но Астрофизический фонд ООН не поверит ему на слово так же, как не верят здесь. На Земле скорее послушают Рафаэля, чем его.

И даже если Рафаэль добьется своего, Ларри в любом случае нужен материал для продолжения работы на Земле, хотя бы для того, чтобы подготовить качественную публикацию. А одного-единственного опыта тут, конечно, мало. Ларри нахмурился. Да, все-таки это скорее политика, чем наука. Ну так что ж?

Если он будет вести себя, как положено скромному молодому ученому» бескорыстно влюбленному в истину, его открытие останется непризнанным, и больше всего пострадает эта самая истина. То есть истина требовала, чтобы Ларри окунулся в интриги, хитрил, плутовал, истина отвергала наивный идеализм.

«Неужели все когда-нибудь соглашаются с тем, что цель оправдывает средства?» — с некоторой грустью подумал Ларри.

Теперь конкретно. Во-первых, нужно точно узнать положение дел на Станции. Прекращена ли проверка результатов его опыта? Что это не так, Ларри было ясно, не мог Весь научный персонал кротко подчиниться запрету самодура-директора. Но и Рафаэлю это наверняка было столь же ясно. Значит, тот, кто попытается провести испытание, замаскирует его под другой эксперимент.

Ларри вызвал на экран карманного компьютера график опытов с Кольцом. График был напряженнейший, ни одного просвета, по минутам расписаны все двадцать четыре часа. Это было очень необычно. Конечно, можно объяснить это тем, что люди спешат закончить свои эксперименты до закрытия Станции, но что-то в этом объяснении было неубедительное, очень уж неожиданно, в один день, так уплотнилась работа.

Нет-нет, все это связано с эффектом Чао, это элементарно. Ларри теперь нельзя было ошибиться в одном: кто из этих людей — нарушители директорского запрета?

Ларри подумал некоторое время. Наверняка он мог назвать только одного человека — Сондру Бергхофф. Значит, он поставит на Сондру.

Ларри поискал в расписании опытов эксперименты с участием Сондры. Их оказалось три, но лишь в одном она значилась ведущим исследователем. И этот опыт внесли в график как раз после того, как Ларри показал ей свои результаты. Разумеется, Рафаэль будет пристально следить за ходом этого эксперимента. Кроме того, опыт будет проведен только через неделю. Ларри не может ждать так долго.

Ну ладно. Ларри обратился к другому опыту — он тоже казался подходящим. Запланированный несколько недель назад, он должен был начаться в ночную смену, в 2:00 по Гринвичу. Сондра числилась здесь техническим оператором, а не экспериментатором. Ведущим же исследователем здесь была записана доктор Джейн Уэблинг, и это, пожалуй, удача. Уэблинг, заместитель Рафаэля, научный руководитель Станции, мягко говоря, не молода. Она может уйти спать, не дождавшись окончания опыта, а утром просто проверить результаты «ассистентки». По всей вероятности, Сондра будет у пульта управления одна.

Итак, если Сондра собирается что-то предпринять, лучшего времени не придумаешь. Так, а какова цель работы? Ларри посмотрел название по списку: «Испытание улучшенной методики гравитационной коллимации». И люди специально для Рафаэля научились такой псевдонаучной абракадабре! — отметил Ларри с неприязнью.

Гравитационная коллимация. Он видел один из предыдущих отчетов Уэблинг по этой теме — в сущности, тот отчет дал толчок его собственной мысли. Некоторое время Уэблинг пыталась придумать устройство для получения сфокусированного пучка гравитационных волн — «гразер». По аналогии с лазером. Если есть источник света, то в принципе все лучи можно собрать и сфокусировать в однонаправленный пучок. Подобным же образом можно попытаться сконцентрировать гравитационное поле — на этом и был основан использованный Ларри прием.

Гразер, над которым работала Уэблинг, — гравитационный аналог лазера. Уэблинг стремилась сфокусировать пучок гравитационных волн и направить его на приемники, расположенные на других планетах. Идея Уэблинг заключалась в том, чтобы получить два пучка, расходящихся под углом 180 градусов. Один из них должен быть направлен на цель, другой — в противоположную сторону. В этом случае приемник фиксирует гравитационный луч, но никакие неприятные последствия самому приемнику не грозят, так как сила гравитации — нулевая. Ведь разнонаправленные пучки сводят действие друг друга на нет, луч можно обнаружить, до он бессилен.

«А если увеличить силу тяготения? — подумал Ларри. — Скажем, в миллион раз? Результирующая все равно будет нулевой и не окажет никакого воздействия на другие миры, но позволит доказать, что мы на верном пути. Черт возьми, все гравитационные приемники зашкалит!»

И тогда Станция привлечет внимание других планет.

Что, собственно, и требуется.

4. Палец на кнопке

Наблюдатель не понимал поведения странного кольца, обнаруженного на окраине Солнечной системы. Кольцо очень узнаваемое, и действия его должны были походить на действия Наблюдателя. Но кольцо нарушало все законы, словно не подчинялось системам управления, определявшим деятельность Наблюдателя и всех его двойников.

Почему оно ведет себя так странно? Почему вращается вокруг никчемной замерзшей планеты на самой границе этой системы? Почему не скрывается от чужих глаз? Почему, напротив, понапрасну расточает энергию, демаскируя свое присутствие. Каждый час эта незнакомая машина теряет больше энергии, чем Наблюдатель позволил себе потерять за последний миллион лет.

Кольцо бессмысленно испускает малые порции гравитационных волн. Почему оно делает это так грубо, так неумело? Настоящее кольцо не должно быть таким. Этот непонятный механизм напоминает Наблюдателя только формой, размером и использованием гравитационных полей.

Вывод напрашивался сам собой: это новая машина, и потому сведения о ней не занесены в блок памяти. Но вопрос о происхождении объекта Наблюдатель, по своей природе, задать себе не мог. Он знал лишь одну-единственную схему образования гравитационных колец и не допускал возможности иных. Именно поэтому он и решил, что загадочный объект есть более или менее точное подобие его самого. Но Наблюдатель был не в состоянии объяснить нелогичность поведения кольца.

Он принял чужеродную машину за родственную. Только почему загадочное кольцо столь необычно? Почему его повадки, его действия так непредсказуемы?

Ответ вдруг явился из многовековой памяти далекого предшественника: чужак представляет собой каким-то образом измененную основную модель, мутанта. Кольцо построено давным-давно в сходной или более древней планетной системе.

То была вторая ошибка Наблюдателя.

А из нее вытекала третья, роковая ошибка, впоследствии перевернувшая с ног на голову всю Вселенную и положившая конец длившемуся миллионы лет привычному образу жизни.

Но для Наблюдателя беда была еще далеко.

Земле не так повезло.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru