Пользовательский поиск

Книга Инферно. Страница 40

Кол-во голосов: 0

Зрелище было жутковатое, но это – единственная возможность отследить передвижения и действия всех гостей. Фреда увидела себя и слегка дрогнувшей рукой отослала свое изображение в небытие. Потом стерла Альвара Крэша. У нее родились сомнения, существует ли он в действительности, да и она сама тоже.

Но, может, не стоило убирать Альвара с экрана? Все же именно он обнаружил тело Правителя. А это само по себе казалось довольно подозрительным. Дональд прибежал за ним через несколько минут. Крэш не успел остаться надолго один в спальне Грега, но вдруг этого оказалось достаточно, чтобы… и хотя это была очень спорная гипотеза, она объясняет, почему Грег даже не пытался защищаться, словно его пристрелил человек, которого он хорошо знал…

Глупости, конечно, но ведь кто-то же убил Грега, и единственное доказательство невиновности Крэша – его собственное утверждение, что он нашел Правителя уже мертвым.

Нет. Не может быть. Только не Крэш! Он человек упрямый и вспыльчивый, но благороднее его нет на всем Инферно. И глупо было бы считать, что человек с его характером может пойти на такое. Фреда знала его слишком хорошо, чтобы поверить подобному бреду. Она никогда бы не призналась даже себе самой, что Крэш ей нравился, и именно потому она отказывалась поверить, что это мог сделать он.

Фреда метнула взгляд на Дональда, замершего у главной панели видеоинтегратора. Вдруг ему в голову пришли те же беспокойные мысли? Не задумывался ли он о подобной чепухе? Ведь именно она создавала его мозг, его ум. Но сейчас это ничего уже не значило. Невысокий небесно-голубой робот казался неколебимо спокойным, но что могло прятаться за внешним спокойствием? Достаточно ли у него интеллекта, чтобы сомневаться, чтобы понимать: мир устроен не так идеально, не все разложено по полочкам, как это должно казаться Трехзаконным роботам? Все-таки он был роботом-полицейским и, как и другие роботы его профессии, хорошо знал, что людям свойственно совершать непредсказуемые поступки.

– Как ты думаешь, Дональд, – неожиданно спросила она, – кто мог убить Хэнто Грега?

Дональд, внимательно следивший за экраном, обернулся к Фреде и наградил ее непроницаемым загадочным взглядом, тянувшимся несколько секунд, пока не соблаговолил произнести:

– Я не могу ответить на этот вопрос. У нас слишком мало информации, да и та во многом бесполезна. Нам необходимо сперва отсеять все лишние сведения, а уж после строить предположения.

– Но вся эта информация хранится у тебя. Я знаю, что ты подозреваешь Просперо и Калибана, но давай пока их оставим. Кто главный подозреваемый среди людей?

Дональд покачал головой, имитируя совершенно человеческий жест неуверенности в своих знаниях.

– Боюсь, я не могу составить свое мнение по этому вопросу. Прежде чем разбираться с вопросом «кто», я обязан понять «зачем», то есть определить мотив преступления. А я ведь даже представить себе не могу, что кто-то мог захотеть смерти человека. Я видел мертвых людей, мне приходилось бывать свидетелем убийства. И я знаю, что для убийства необходим мотив. Но даже понимая, что такие вещи случаются, я не могу их представить.

– Гм-м. Странно, – сказала Фреда. – Очень странно. Люди способны на самые странные заблуждения, но вот такое им несвойственно. Иногда я забываю, как сильно роботы отличаются от нас.

– А я не забываю об этом ни на минуту, – заметил Дональд. – Может, вернемся к нашей работе?

– Что? Да, конечно.

Фреда повернулась к интегратору и сосредоточилась на беззвучном танце образов на экране. В принципе они могли бы и включить звук, но это только бы усилило неразбериху.

Минутку. Неразбериха. Неразбериха. Она пропустила момент неразберихи.

– Дональд, перекрути назад, до нападения на Тоню Велтон, и сотри Тоню, нападающих, агентов Службы безопасности и всех, кого мы уже успели опознать. Давай опустим этот отвлекающий маневр и попытаемся найти то, от чего он должен был всех отвлечь.

– Да, мадам, – сказал Дональд, взявшись за переключатели. Он перемотал изображение обратно к указанному отрезку времени. Застывшая картина ожила, показывая реакцию всех, кто остался, на гипотетическую драку. Актеры исчезли, остались только зрители. Небольшие группы гостей показывали пальцами куда-то в середину комнаты, отскакивали в стороны, стараясь избежать столкновения с дерущимися, которых не было.

Фреда показала на две или три большие группы гостей. Это явно были те самые зрители, для которых разыгрывалось представление.

– Убери их, – сказала она. – И этих, и вот этих.

Люди словно провалились сквозь пол. Остальных Фреда убирать не спешила. Драка привлекла внимание всех находящихся в Резиденции, но Фреда искала тех, кто не обратил на потасовку никакого внимания. Она наблюдала, как вокруг пустого места собирается народ, а потом потихоньку начинает расползаться по своим местам.

– Останови, Дональд. Отметь вот этих людей, этих и еще тех. И вот эту толпу у двери. Хорошо. А теперь перекрути обратно, пусти за пять минут до драки и сотри всех, кого я указала. Я хочу увидеть тех, кто не бросился посмотреть на потасовку.

Трехмерное изображение на минуту погасло, а потом появилось вновь, начиная со сцены за несколько минут до нападения. В Большом зале не осталось никого, кроме Калибана и Просперо. И все из-за Дональдова упрямства. Оба робота были хорошо видны, но не делали ничего предосудительного или подозрительного, а просто болтали с одним из гостей. Дональда это совсем не успокоило. И Фреда не стала настаивать на своем.

Кроме того, он был в полном праве подозревать Калибана и Просперо. Верик заявил, что эти два робота были последними, кто видел Грега в живых.

Но сейчас ее заботило другое. О Просперо и Калибане Фреда знала все. Она искала незнакомцев, людей, которые вели себя не так, как все остальные.

– Дай вид сверху, – попросила Фреда. Изображение Большого зала померкло и сменилось другим видом, Фреда будто парила под потолком и обозревала весь зал с самой высокой точки. – Хорошо, – сказала она. – Можно ли потом восстановить всех, на кого мы указывали?

– Да, доктор Ливинг. Если хотите, я покажу вам всех удаленных в той последовательности, в какой их удаляли.

– Подожди, Дональд. Сперва давай посмотрим, как все было, оставив всех на месте. Посмотрим всю сцену с самого начала.

– Да, мадам.

Все пропавшие вернулись.

Трехмерное изображение мигнуло, затем неожиданно ожило, и Фреда увидела внизу, прямо под собой, кипучую массу народа. Они разговаривали, бродили по залу, присаживались, сходились, спорили, смеялись. Казалось, вся Резиденция была набита людьми, которые стремились обшарить каждый ее уголок. Все находились в постоянном движении. Проследить путь каждого из них не представлялось возможным. Именно на это и рассчитывали заговорщики.

Началась драка, и Фреда невольно устремила взгляд в ту же сторону. Со всех сторон стекались гости, чтобы посмотреть, что происходит, и проследить, что делает каждый из них, было непосильной задачей.

Двое мужчин напали на Тоню Велтон; она сбила одного из них с ног и почти нокаутировала второго, когда рядом оказались два робота и растащили их. Появились Крэш и Дональд, и Крэш начал разбирательство. Когда инцидент был исчерпан, толпа начала рассасываться.

– Отлично, Дональд, – сказала Фреда. – Останови. Вернись к прежнему кадру и убери всех, кого мы отметили.

Дональд остановил фильм и перемотал к эпизоду за несколько минут до драки. Экран заискрился разными цветами, а потом показал пустой полупризрачный дом, по которому слонялись смутные контуры нескольких людей. Это были модели неопознанных гостей, чьи лица не сумели угадать ни робот, ни Фреда, ни интегратор. Без сомнения, их вполне можно было идентифицировать, если посидеть над этим подольше, но пока это не было так уж и необходимо. Сейчас они казались привидениями, джиннами из бутылки, призраками без лица, бродящими по пустынным залам дворца. Некоторые время от времени исчезали и снова появлялись, когда видеокамеры теряли их и находили вновь. Иногда, но не часто, интегратор по некоторым признакам мог воссоединить два смутных образа, принадлежащих одному человеку.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru