Пользовательский поиск

Книга Инферно. Страница 28

Кол-во голосов: 0

– Ладно, – сказал Деврей. – Я буду в Резиденции через двадцать минут. Вы уже поставили в известность СБП или собирались позвонить Синте Меллоу после меня?

Лицо Крэша в видеофоне немного сместилось. Шериф посмотрел на Деврея недовольно.

– Я бы предложил не сообщать в СБП о случившемся вообще. Вскоре они и так обо всем узнают.

– Что вы городите, Крэш? Вы что, с ума сошли? Это же не пьянице какому-то голову свернули! Это убийство Правителя! Вы должны сообщить обо всем во все имеющиеся в наличии учреждения, связанные с охраной правопорядка.

– Согласен, командор. Но с моей точки зрения, в данном случае СБП не имеет отношения к охране правопорядка.

– Да что вы несете?! – взорвался Деврей.

– Я говорю, что не знаю, в чьей безопасности заинтересована Служба безопасности поселенцев. Возможно, что далеко не в нашей с вами. Прошу вас прибыть сюда как можно скорее.

Крэш оборвал связь прежде, чем Деврей успел что-либо сказать, но командор сообразил, что ничего не смог бы добавить к уже сказанному. Крэшу, напротив, было что сказать, но он только заявил, что подозревает СБП в причастности к смерти Грега. И Деврей вынужден был признать, что это весьма вероятно.

Но было и кое-что похуже. Если Крэш не сразу уведомил рейнджеров о случившемся, значит, он подозревает и их тоже.

И хотя это задевало Деврея до глубины души, он с ужасом осознавал, что это тоже вероятно. Он подумал об Эмохе Хатвице, его мертвом теле, оставшемся лежать под дождем, и обо всем, что Деврей узнал о Хатвице за последние часы.

Он встал.

Дождь кончился, и на востоке небо посветлело, когда Фреда Ливинг вынула содержимое главной панели из недр очередного ПОСа. Фреда отстранение отметила про себя, что за окном скоро рассветет, но она была слишком измотана, чтобы думать о таких пустяках.

Она уже потеряла счет веренице проверенных роботов, но это не имело значения. Посчитать можно и позже. Сейчас проверка занимала все ее внимание, необходимо было исследовать каждого ПОСа. Вскоре она стала работать быстрее. Если бы не постоянные задержки из-за робота-криминалиста, сканирующего главную панель, Фреда могла бы доставать и вставлять обратно детали за двадцать секунд. А это само по себе многое значило.

Но результаты оставляли желать лучшего. Пока она нашла лишь слабые следы, легкие отголоски искомого. Она видела мельчайшие царапины, оставшиеся после того, как из роботов что-то вынимали, – незначительные отпечатки на основной части панели. Фреда полагала, что эти следы оставило некое отключающее устройство, с помощью которого удалось вывести роботов из строя. Но догадки и уверенность в своей правоте – не одно и то же. Тем более что тот, кто устанавливал и доставал эти отключающие устройства, был не менее осторожен, чем она сама, когда искала их.

Но опускать руки еще рано. Как бы то ни было, время у нее не ограничено, и ей было абсолютно все равно, что на улице уже занимался день. Фреда не боялась обнаружить что-то непонятное или не то, что она предполагала. Но кто бы ни был здесь прошлой ночью – наверху, в спальне, лежал труп Правителя, снаружи лил дождь, часы бежали все быстрей, вокруг царила кромешная тьма… Этот человек просто не мог не сделать ошибку.

Фреда двинулась к следующему роботу, и криминалист дернулся за ней. Она устояла перед искушением оттолкнуть его, поскольку знала, что сканирование может сослужить хорошую службу. Робот в состоянии обнаружить массу вещей, не доступных человеческому глазу. Пыль или почти выветрившийся запах пота, крошечную чешуйку кожи или незаметный обломок ногтя, которые позволят установить личность преступника. Может, даже и отпечаток пальца. А может, что-либо неожиданное, но тоже важное.

Снова пусто. Противник был очень осторожен. Но если он допустил хотя бы одну ошибку, а Фреда эту ошибку найдет, это может решить дело.

Наконец сканирование закончилось, и робот отступил в сторону. Фреда закрыла внутреннюю и внешнюю панели робота и двинулась к следующему.

Непривычно было смотреть в эти мертвые, страшные глаза, потом наклоняться и открывать грудь робота. Не так давно ни одному колонисту не пришло бы в голову бояться роботов. Но Фреда понимала, что времена изменились. Уже не существовало никаких технологических препятствий, чтобы появился робот, вообще лишенный Законов. Как ничто не мешало созданию робота-убийцы, похожего, например, на такого вот ПОСа. Вообще-то она даже обрадовалась, что эти ПОСы были всего лишь повреждены. Стоило кому-нибудь пересадить гравитонный мозг без Законов в одного из них, и тогда… тогда…

Нет. Лучше об этом не думать. Фреда была так измотана, что едва могла сконцентрироваться на одной точке или одной мысли. Соберись! Соберись. Открой следующую панель. Позволь роботу заглянуть в нее и все запечатлеть. Соберись с духом и смотри в оба. Освободи панель…

…И можешь поздравить себя! Фреде не нужно было никакого увеличенного снимка, чтобы понять, что она победила. Противник допустил ошибку.

И очень грубую.

Симкор Беддл, глава Железноголовых, стоял перед своим видеофоном в уютной шелковой пижаме и покачивал в руке чашку кофе. Он наблюдал, как его роботы настраивают связь, хотя сейчас он не собирался никому звонить. Его больше интересовало то, о чем говорят другие. И у него были свои способы – возможно, не совсем законные, – которые позволяли подслушивать чужие разговоры.

Его видеофон был сверхсложным аппаратом, способным принимать сигналы, не всегда предназначенные для широкой публики. Как раз сейчас он принимал закодированные сообщения, идущие по полицейскому каналу, и весь штат Беддла трудился над тем, чтобы расшифровать эти сигналы. Но человек может многое узнать, просто внимательно прислушавшись, даже если он не понимает, на каком языке ведется разговор. Роботы, подключенные к системе, принимали кодированные сигналы, анализировали сообщения с «горячих точек» города, где суетились полицейские, и старались докопаться до закономерностей кода.

Одним из самых глубоких убеждений Беддла была уверенность в том, что никаких секретов не существует, просто не существует – как факта. Действительно, если речь идет о предмете незначительном, о нем могут молчать – но разве это интересно? Секрет лишь тогда становится секретом, когда люди хотят его сохранить в тайне. Но если Знающие люди и стараются скрыть какие-то сведения или события, они все же ведут себя соответственно информации, которой они владеют. А своим поведением они приоткрывают часть тайны тем, кто умеет наблюдать и анализировать увиденное.

Железноголовые всегда умели наблюдать. Беддл об этом позаботился. Превращение этой банды разбойников в узаконенную политическую силу еще не было полностью завершено, и они ловили каждую возможность вырваться на полголовы вперед остальных. Нужные сведения в нужное время могут сыграть решающую роль, а потому домашние роботы Беддла поставили его в известность, что заработала полицейская внутренняя связь. Не важно, что сообщения закодированы; само по себе то, какую активность развила эта полицейская свора, говорило о многом, очень многом.

Не менее красноречивым казалось распоряжение, отменяющее все полеты с Чистилища. Конечно, долго продолжаться это не может, но ведь они не предоставили никаких объяснений такого приказа. Даже сейчас Беддл мог созерцать по своей нелегальной системе связи толпы возвращенных, которые собрались в аэропорту. Еще Беддл увидел машины со знаками Департамента шерифа, спешащие из Аида к Резиденции Правителя. Последним штрихом стала череда аэромобилей рейнджеров, направляющихся туда же. От него не укрылся и тот факт, что СБП почему-то не было видно.

Что же произошло? Никаких сомнений, что Резиденция Правителя была эпицентром поднявшегося урагана, но причина была не ясна.

Исходя из виденного, у Беддла возникла парочка идей насчет происходящих событий. Симкор Беддл привык к свободе действий, особенно если грядущие выгоды превышали возможную опасность. Но прошли те времена, когда Беддл и большинство Железноголовых могли достигать цели любыми средствами. Конечно, кое-что они вытворяли и сейчас, но это хранилось в тайне.

28
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru