Пользовательский поиск

Книга Инферно. Страница 15

Кол-во голосов: 0

Глубоко под землей, в кромешной тьме, Оттли Биссал ждал своего часа. Он с трудом держал себя в руках, борясь с желанием ринуться прочь, бежать, вернуться из мрака под яркий свет ламп.

Его укромное место было погружено в полную темноту. Сюда не проникало ни лучика света. Его предупреждали об этом, он помнил, что так надо. Но сейчас он не понимал, почему нужно сидеть именно в полном мраке. Темнота давила ему на плечи, окутывала мягким удушающим покровом, запускала свои бесшумные когти под одежду.

Оттли было страшно, по его лбу струился холодный пот, его воображение разыгралось не на шутку.

Сможет ли он это сделать? Когда прозвучит сигнал к действию, сумеет ли он выйти отсюда и совершить то, зачем пришел?

А может, этот сигнал так и не прозвучит? Может, они передумали и все напрасно? Если его сообщники решили вдруг, что сейчас не время, что опасность разоблачения больше, чем они думали? Что тогда?

Оттли Биссал знал ответ.

Он выполнит свое задание независимо от того, какие будут приказания.

К концу разговора отношения между Грегом и Вериком были уже не такими дружественными. Но Грег все же держал себя в руках. А поведение Верика отнюдь не удивило Правителя, хотя и не порадовало его. Он поборол желание вышвырнуть наглеца из кабинета, послать подальше его проект и тут же передать заказ Фросту.

Но чем лучше Фрост? И при чем тут неуравновешенность Верика, если главный вопрос остается открытым: «Какая система принесет больше пользы жителям Инферно?»

– Вы слышали мое решение, – сказал Грег. – Через два дня о нем услышит вся планета.

– Оно меня не радует, – ответил Верик.

– Это мое окончательное решение, – спокойно и твердо сказал Грег. – А теперь позвольте пожелать вам спокойной ночи.

– Хорошо, – проговорил Верик, сунув руки в карманы и сжимая пальцы в кулаки. – Мне больше нечего сказать.

Он пошел к первой попавшейся двери, но не на выход, а к «внутренней» двери, ведущей обратно в зал. Дверь не пожелала открыться, когда он подошел к ней, и ему пришлось вынуть руки из карманов и дернуть за ручку.

Грег вздохнул. «Типичный поселенец. Всегда идет самым сложным путем!» Он нажал кнопку на столе, и дверь скользнула вбок.

Верик вывалился в коридор, и дверь встала на место, вот и все. Хвала звездам, не все его встречи были так же неприятны.

«И еще одна встреча, – подумал Грег и снова вздохнул. – Еще труднее этой». Не просьбы о милости, не закулисные сплетни, не разговор о мелком опте на импорт или экспорт, не предварительные переговоры, которые были вообще детскими игрушками. Нет, его ждет кое-что похуже, чем даже разговор с Вериком. И от этого зависела вся его дальнейшая деятельность политика.

Дверь распахнулась, и двое посетителей вошли в комнату почти одновременно.

Грег поднялся из-за стола и шагнул им навстречу.

– Проходите, проходите, – сказал он, стараясь улыбаться приветливо. – Нам втроем нужно о многом поговорить.

Грег присел на угол стола, а Калибан и Просперо устроились прямо на полу.

Спустя двадцать минут два робота шагнули в ночь, навстречу разбушевавшейся грозе и такому ливню, который заставил беспокоиться даже их. Идти было крайне неудобно, видимости никакой, а инфракрасное освещение ничего не давало. Но Калибан спешил изо всех сил. Он хотел убраться подальше от Резиденции, и поскорее.

На планете каждый пользовался аэрокаром. Поэтому нормальной дороги из Резиденции в город не было. А потому Калибану и Просперо пришлось шагать по плохо вымощенной дорожке вдоль ручья, кое-где начисто размытой ливнями. Дорожка была скользкая, и идти приходилось осторожно. Но Калибан знал, что это еще не самое страшное. Впереди их ждала другая опасность.

– Когда-то я не верил, что настанет час, когда я перестану помогать тебе, друг мой Просперо, или поддерживать тебя, – промолвил Калибан. – Но этот час настал. То, что ты сегодня совершил – и во что втянул и меня, – выходит за всякие рамки. Никакие логические построения или ссылки на действие Новых Законов не могут служить оправданием. Даже я, безо всяких Законов вообще, не могу оставаться в стороне. Меня поражает, что ты способен на такое, и в дальнейшем я не хочу участвовать в подобных делах.

– Странно мне слышать такие речи, Калибан, – ответил Просперо. – Из всех на свете созданий ты один должен понимать всю серьезность положения, в котором мы оказались.

– Ты, а не мы! – В голосе робота зазвучала ярость. – Я не вижу, отчего я должен считать себя виновным в происшедшем. Новые роботы для меня опаснее, чем для кого бы то ни было. Чем больше вы преступаете рамки закона, тем больше подозрений падает на меня.

– Неужели ты боишься, что в сегодняшнем событии заподозрят именно тебя?

– Я боюсь не столько подозрений, сколько полицейских бластеров, – ответил Калибан.

Дорожка впереди обрывалась, скрываясь под мутным потоком воды. Но назад возвращаться было нельзя и пути к отступлению были закрыты. Калибан шагнул в воду и побрел вперед.

Дональд вел аэрокар, ориентируясь по высотному гостиничному комплексу. Он опустил машину на посадочную площадку неподалеку от летней виллы Крэша и подкатил к гаражу.

Крэш вознес хвалу небесам, что приобрел эту новенькую частную виллу и теперь ему не нужно было тащиться в неуютный трехкомнатный номер местной гостиницы. Сейчас остров был битком набит приезжими, так что даже самым высокопоставленным гостям пришлось ютиться с парой-тройкой других постояльцев в одном номере. Так что Крэш мог спокойно отдохнуть, и это радовало. Как и большинство инфернитов, да и колонистов в целом, он не любил делить свою берлогу с кем-то еще.

Еще раз небеса заслужили хвалу за то, что гараж примыкал к дому. Попасть сейчас под дождь – удовольствие маленькое.

Перед приемом Крэш слышал, как один из технарей-поселенцев объяснял кому-то из окружения Правителя, почему нельзя заблокировать купол, защищающий от ветров, и сделать его непроницаемым для дождя. То ли это повредит проведению ветрозащитного проекта, то ли еще что-то.

По крайней мере хоть ветровой щит работал. Четыре подобных защитных генератора были установлены на основных стратегических точках планеты – но все они были построены несколько столетий назад и уже пришли в негодность. Они работали в те давние времена, когда Инферно только заселялась, и это была первая, жалкая и неуклюжая, попытка повлиять на климат планеты.

Люк распахнулся, и Крэш выбрался из машины. Дональд вышел за ним, потом проскользнул вперед, чтобы открыть дверь в саму виллу.

Альвар Крэш прошел в дом вслед за Дональдом, двигаясь автоматически, как робот. Он зверски устал. Войдя в свою комнату, он глубоко и с облегчением вздохнул. Все позади. Вечеринка закончилась, гости разошлись по домам, хозяин жив – хотя и надулся на Крэша. Ничего, лучше пусть Грег будет рассерженным Грегом, чем довольным трупом. Неплохо чувствовать усталость после не очень-то дипломатического выступления на приеме, во всяком случае, это приятнее, чем разбираться с последствиями политического убийства.

«Может, у меня мания преследования? – задумался Крэш – Так ли велика опасность, как мне кажется?»

И пришел к выводу, что опасность могла быть серьезной, а для полицейского этого вполне достаточно.

Правитель Грег принес поистине революционные изменения, и многим это не нравилось. Революции имеют тенденцию давать начало политическим сдвигам, ведут к взлету или падению, превращают друзей во врагов и врагов – в друзей. Устоявшиеся традиции рушатся безвозвратно за один день. Главное становится незначительным, общепринятое – исключением, притом исключением невыгодным. Новые способы заработать на жизнь, новые методы преступлений – и частенько бывает трудно отличить одно от другого.

Но все это не волновало Крэша. Не это. И не сегодня. Его беспокоил еще один аспект революций: это потрясающее постоянство, с которым погибают те, кто первым поднял мятежное знамя. Даже во время самых удачных революций их зачинатели гибнут слишком часто.

15
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru