Пользовательский поиск

Книга Инферно. Содержание - 14

Кол-во голосов: 0

Я выставлю свою кандидатуру на пост Правителя во время выборов, что состоятся через сто дней, и надеюсь победить. Я не стремился к посту Правителя, но я не имею права пренебречь своим долгом и тем доверием, которым облек меня Хэнто Грег. Потому сейчас я прошу вашей поддержки и попрошу ее снова через сто дней. В завершение добавлю, что передо мной стоит еще один выбор, я должен принять еще одно решение, о котором обязан сообщить всем вам. Я пришел к выводу, что на это время должен остаться в должности шерифа Аида.

По залу пронесся шепот, перерастающий в недоуменный и неодобрительный гул. Крэш не ждал ничего другого и знал, что неодобрение может перерасти в нечто похуже. Он сам сомневался, было ли это решение разумным, не много ли он берет на себя. Но разве у него оставался какой-нибудь выбор?

– Я не намерен уходить с поста шерифа, пока не раскрою последнее преступление, пока не найду и не привлеку к суду убийцу Хэнто Грега.

В то же самое мгновение со всех сторон раздался гром аплодисментов. Хлопали все, криками одобряя его решение. Но Крэш оставался невозмутим, хотя все вокруг бесновались от восторга.

Он оглядел Большой зал. Синта Меллоу. Симкор Беддл. Тоня Велтон. Все они были здесь. И кое-кто еще. Серо Фрост, этот двурушник. Крэш перевел взгляд в сторону, на Дональда. Может, убийцами были его любимые подозреваемые Калибан и Просперо? Или это сделал Шелабас Квеллам. Или кто-то из отсутствующих здесь, кто наблюдает сейчас за всем происходящим на экране телевизора. Но этот человек существовал! Наверняка он аплодировал решению Крэша громче и дольше всех остальных. Но эти аплодисменты были отнюдь не искренними. Человек, которому все это очень нравилось. Человек, который стоял за всем этим!

Серо Фрост ворвался в особняк Беддла как в собственный дом – и мысль об этом тут же испортила Беддлу все настроение.

– А, Беддл, здравствуй-здравствуй, – сказал Фрост, подхватывая хозяина под локоток и ведя в его же собственную гостиную.

– Какие знаменательные события произошли сегодня, ты не находишь? – спросил Фрост, когда они подошли к двери и робот-дворецкий распахнул перед ними створки.

Симкор обнаружил, что его подтолкнули к креслу, и принялся сверлить взглядом Фроста, расхаживающего взад-вперед по комнате.

– Да, – ответил он, – события знаменательные.

Что-то с Фростом было не так. Он походил на зверя, принявшего охотничью стойку. Казалось, он распрощался с достояниями цивилизации, и сквозь его внешнюю оболочку проступило нечто дикое и первобытное.

– Послушай, почему бы тебе не ухватиться за такой выигрышный шанс? – предложил Фрост, поглядывая на Беддла сверху вниз. – Крэш прямо-таки преподнес тебе пост Правителя на блюдечке. Всего каких-то сто дней, и все мы вернемся в Резиденцию, чтобы послушать, как ты будешь произносить присягу, принимая высокий пост. Или тебе больше по нраву Аид? В конце концов, этот остров уже успел приесться.

– Серо, что ты здесь делаешь? – спросил Беддл. – Нас не должны видеть вместе. Ты знаешь это не хуже меня.

– Ах да! – откликнулся Фрост, плюхаясь в любимое кресло Беддла и принимая самую вольготную позу, развалившись поудобнее и положив руки на подлокотники. – Я бизнесмен с умеренными взглядами, о котором известно, что он поддерживает контакты с поселенцами, а ты – правый экстремист, который вопит на каждом перекрестке: «Смерть поселенцам!», как только заметит наведенную видеокамеру. Никто не должен знать о нашем… о чем? О сотрудничестве? О союзе? Называй это как тебе угодно. Никто не должен об этом знать, иначе у нас с тобой возникнет масса проблем. Дела обстоят именно так, ты это хотел сказать?

Фрост ухмыльнулся и продолжал:

– Только дела не обстоят, а обстояли именно так. Грег уже не стоит у нас на пути. Крэш сам признал, что пост принимает лишь временно. Кто следующий? Шелабас Квеллам? Нет, у тебя не осталось ни единого сильного конкурента. Можешь уже считать себя Правителем.

– Даже если это так, тебя ведь могли заметить, – проворчал Беддл, начиная волноваться все больше и больше. Как он посмел ворваться сюда подобным образом? – У нас могут быть неприятности.

– Ну, не стоит беспокоиться о таких пустяках, – откликнулся Фрост. – Все полицейские, какие только есть на планете, день и ночь шарят вокруг Резиденции в надежде отыскать хоть какие-нибудь улики. Смею тебя заверить, что за мной никто не следил и меня никто не видел. Мне захотелось навестить тебя при свете дня, притом в твоем собственном домишке. Это поможет тебе осознать, чего я хочу.

Беддл встал и набычился на Фроста:

– И чего же ты хочешь? – прорычал он.

Фрост стер усмешку с лица, встал и выпрямился во весь свой рост, угрожающе нависнув над низеньким Беддлом.

– Сейчас объясню, – произнес он. – После смерти Грега мне совершенно не нужно скрываться. Никто не сможет меня и пальцем тронуть. Но ты… ты становишься беззащитным, как никогда прежде. Ты – глава Железноголовых, который брал деньги от поселенцев!

– Деньги от поселенцев?!

– Это очень легко проследить, – заявил Фрост. – Денежки плыли из их карманов в мои, а уж потом в твои. У меня есть все доказательства, какие только могут потребоваться, чтобы обвинить тебя в том, что ты проводил свои операции, используя вражеские финансы. И никто не поверит, что ты об этом не знал. Никто и никогда! А я всего лишь бизнесмен. Я покупаю и продаю, в политику не лезу. Никому нет никакого дела, откуда я достаю деньги и куда потом их вкладываю. Но ты! Если все узнают, что Симкор Беддл, лидер Железноголовых, был подсадной уткой поселенцев, это будет равносильно политической смерти – а может, не только политической. – Фрост задумался на мгновение, и его лицо сделалось жестоким. – Да, это будет означать смертный приговор. В политической жизни Инферно уже есть подобный пример. Кого-то он может вдохновить на подобные действия.

– Что… что ты несешь? – задохнулся Беддл. Внезапно он весь покрылся холодным потом.

– Я говорю, что тебе в руки плывет пост Правителя. И ты его примешь! – Улыбка вернулась на лицо Фроста, но в ней не осталось и следа дружелюбия. – Для меня, – закончил он, – поскольку я буду управлять тобой!

14

Они сбили замок и распахнули двери склада. Как только дверь открылась, тяжелая вонь дала знать, что они нашли того, кого искали, – вернее, его останки. Помощница шерифа Жанти Феррар сразу осознала это, и одного взгляда на Шах было достаточно, чтобы убедиться в правильности догадки. Даже на такой стерильной планете, как Инферно, полицейские прекрасно знали, как воняет разлагающийся труп.

Теперь стало ясно, как Биссалу удалось оставаться незамеченным все это время. Не попадаться никому на глаза вовсе не затруднительно, если ты покойник. Полицейские дамы и робот вошли в холодное и темное помещение. Шах достала фонарик и осветила склад.

– Действительно, «железячники», – сказала она.

Жанти кивнула. Она узнала разложенное вокруг оборудование. У стены лежало штук десять ограничителей. Электронные потроха робота. Сомнений не было. Крупный центр «железячников». Жанти вскинула свой бластер, готовая выстрелить при первом же признаке опасности. Шах зыркнула в сторону Жанти и вытащила свое оружие. Жанти пошла вперед, к стеллажу, заваленному запчастями. Она сделала Шах знак прикрывать ее в случае чего и обогнула стеллаж.

Биссал был там. Он сидел за столом, уставленным едой, его глаза были остекленевшими, невидяще смотрели в пол; рот слегка приоткрыт, в нем еще торчал кусок, который он не успел дожевать; голова немного склонилась на грудь. Почти в той же позе был найден Правитель. И Биссал тоже был мертв. Жанти машинально подняла бластер и направила его на труп, потом осознала всю нелепость этого движения и опустила оружие.

– Это он? Это он? – спросила Шах неестественно высоким и испуганным голосом.

– Ага, – только и ответила Жанти. Странно, но труп никогда не похож на тело застывшего живого человека. В нем всегда заметна какая-то дряблость. И еще этот запах… Неудивительно, ведь он сидел здесь мертвым уже два или три дня.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru