Пользовательский поиск

Книга Инферно. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

– Вы так думаете? – несколько озадаченно спросил Тоц. Если Фил так хитер, то почему он попался? – Они же просто роботы. Они будут сидеть на месте, пока мы их не заберем.

– Если вы собираетесь биться об заклад, то флаг вам в руки, – заявил Фил. – Это же Новые роботы! Да у любого из них больше инициативы, чем у целой когорты Трехзаконных балбесов. Уж поверьте мне, эти молодчики поймут, что пора убираться подальше. Вы знаете, что ждет Нового робота, если его поймают при попытке побега?

Тоц пожал плечами:

– Нет.

Фил как-то странно посмотрел на него.

– Для полицейского вы не слишком-то любопытны. При попытке к бегству Новый робот подлежит уничтожению. Выстрел в голову из бластера. Раз уж они отважились бежать, они чертовски хорошо понимают, что останавливаться нельзя ни в коем случае. Мосты сожжены.

– Но они же не соображают, как управлять вашим кораблем, – возразил Тоц.

– Они умненькие, и притом понимают, что их ждет, если они попадутся. Когда жизнь в опасности, научишься чему угодно, – ответил Фил. – Если они решат, что не смогут справиться с кораблем, они попрыгают за борт и пойдут к берегу по дну. Хотя это вряд ли. Их не делали водонепроницаемыми специально, чтоб они не сбежали с Чистилища. Кроме того, даже робот едва ли сможет сориентироваться здесь под водой. Плохая видимость, сильные течения, неизвестный рельеф дна. Но это уже ваши проблемы.

Фил растянулся на койке и усмехнулся.

– Что-то в этом есть, – сказал он. – По меньшей мере мне не нужно думать, куда деть полный трюм Новых зазнаек. Теперь уже вам придется ломать над этим голову. Но я все-таки доволен, что хотя бы нескольким из них удалось смыться.

– Вам-то что с того? – поинтересовался Тоц. В любом случае пострадал именно Фил. Но он вел себя совсем не так, как человек, которого арестовали и у которого забот полон рот.

– О, не поймите меня неправильно. Я пошел на это ради денег. Но все же мне по душе, когда кому-то удается унести от вас ноги. Даже если это всего-навсего горстка роботов. – Фил ухмыльнулся и подмигнул Тоцу, чтобы до того дошел весь сарказм сказанного.

– Пожалуй, хватит цацкаться с тобой, поселенец, – проговорил Тоц.

– Почему же хватит? – спросил Фил, нисколько не испугавшись.

– Раскрой глаза получше. Ты – в тюрьме, и тебе предъявлены очень серьезные обвинения. Суперсерьезные.

– И то так, – согласился Фил. – Вернее, почти что так. Потому что ты, фараон, уже начинаешь торговаться.

– Торговаться о чем?

– Нет, торговаться за что? Вот об этом мы и поговорим. Поговорим суперсерьезно. Я скажу тебе одно имя, которое может тебе понравиться, а может и наоборот. А ты выпишешь мне билет домой из этой колонистской крысиной дыры и вернешь к нормальной жизни.

Тоц внимательно оглядел заключенного. Фил был серьезен, и Тоц внезапно понял, что это не тот человек, который легко идет на уступки.

– Это, должно быть, очень важное имя, чтобы так дорого за него платить, – сказал Тоц. – Кто-то из вышестоящих?

– Да, из вышестоящих. Но потому тебе будет интересно его услышать. Это имя связано и с тобой. И с воротилами «железа».

Неожиданно у Тоца перехватило горло. Он понял. Рейнджер. Один из рейнджеров занимался «железным» бизнесом. Он нажал кнопку на столе.

– Геральд Четвертый.

Из интеркома донесся металлический голос.

– Да, сэр?

– Принеси два пустых свидетельских блока.

– Одну минуту.

В комнате наступила тишина, и Тоц осознал, что они с Филом смотрят в глаза друг другу. Весь бесшабашный смех покинул поселенца, и теперь Тоц увидел то напряжение и страх, которые скрывались под его напускной веселостью.

В комнату вошел Геральд Четвертый, неся два небольших запечатанных контейнера. Тоц взял у робота коробочки, распечатал и открыл. Внутри коробок оказались два маленьких черных куба, не больше трех сантиметров. На каждом виднелась одна-единственная кнопка. Стоит нажать на кнопку, и куб начнет записывать все, что слышит, в течение часа, и нет никакой возможности остановить запись, перекрутить на начало или стереть записанное. Если нажать на кнопку снова, куб выдаст все, что успел записать, – ни стереть, ни остановить.

Тоц вынул оба куба из коробочек. Подержал один из них в руке, какое-то мгновение смерил их взглядом, а потом выставил на свой письменный стол. Нажал на обе кнопки, посмотрел на Фила и произнес:

– Говорит сержант Тоц Резато. Поселенец Норлан Фил, заключенный, был задержан мной этой ночью по обвинению в связях с «железным» бизнесом. Он предложил назвать имя офицера рейнджера Правителя, связанного с «железной» торговлей, в обмен на то, что с него снимут обвинения и отправят домой. Я принял его предложение, уверенный, что это важная информация.

Тоц протянул свидетельские блоки роботу.

– Передай их ему.

Геральд Четвертый отнес кубы к камере и отдал Филу сквозь прутья решетки.

– Один куб останется у тебя, второй заберу я, – сказал Тоц. – Это гарантия для нас обоих. А теперь говори.

Фил взял по кубу в каждую руку и поднял глаза на Тоца. Поселенец шумно сглотнул, и Тоц заметил капельки пота, выступившие у него на лбу. Игры закончились. Вернее, стали реальностью.

– Это лейтенант, – сказал он. – Лейтенант, который всегда смотрит сквозь пальцы на перевозку «железяк». Он предупреждает торговцев, если где-то полицейские готовят облаву.

Двигаясь очень осторожно, Фил поставил кубы на тюремный стол. Обошел стол кругом и сел на койку, лицом к Тоцу.

– Это лейтенант, – повторил он. – И его зовут Эмох Хатвиц.

6

Холодно. Холодно. Холодно. Оттли Биссалу с трудом удавалось ровно вести аэрокар, его била непрекращающаяся дрожь. Он промерз до костей под этим проливным дождем, но дело было не только в этом. Страх, ужас, шок – как бы ни назывались демоны, обуревавшие его, но они не оставляли Оттли, они рвали его своими когтями, холодили кровь, заставляя ежиться и стучать зубами.

«Успокойся, – твердил он самому себе. – Сосредоточься. Думай только о полете». Сейчас он влился в оживленный поток аэрокаров над Лимбом. Здесь он был в безопасности. Но Биссал никогда не считал себя хорошим пилотом, а в данном месте любому водителю нужно было соблюдать предельную осторожность и пустить в ход все свое умение управлять машиной. А он был измотан до предела.

Хатвиц. Хатвиц был ошибкой. Они нашли тело и могли начать розыски раньше, чем предполагалось.

Зато самое худшее уже позади. Но оно продолжалось слишком долго. Этот кошмар в Резиденции, череда ошибок и уверток, боязнь попасться, долгий путь под ливнем к спрятанному аэрокару – а его еще нужно было найти и открыть, – полет обратно к городу на низкой, не доступной детекторам высоте – он ни за что не согласился бы пережить все это снова. Но дело он сделал! Все, что сейчас было нужно, – это посадить машину и добраться до убежища. Без проблем! Главное позади. Все прошло хорошо.

Но он до сих пор не мог унять дрожь.

Фреда Ливинг вынырнула из-за пелены дождя и вошла в главный зал правительственной Резиденции. Здесь ее ждал Альвар Крэш, Дональд стоял рядом с хозяином.

Фреде понадобился всего один взгляд на шерифа, чтобы понять, догадаться, что Просперо здесь ни при чем. В его лице не было ничего похожего на ярость или упрек. И дело даже не в ней самой. И тут же ей захотелось, чтобы все было не так. Пусть бы лучше этот вызов был связан с ее роботом. Потому что на лице Крэша было написано нечто большее. Гораздо страшнее, чем недовольство дурным поведением роботов.

– Грег мертв, – промолвил Крэш. – Выстрел из бластера в грудь.

Фреда заморгала, затрясла головой, не сводя с Крэша испуганных глаз.

– Что?

– Мертв. Убит. Это убийство.

Фреда не нашлась что сказать. Она не хотела этому верить, ее так и подмывало сказать: «Нет, этого не может быть!» Но, взглянув еще раз на Крэша, она поняла, что это правда. Наконец она выдавила хоть какие-то слова:

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru